на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Желтый Призрак
наперегонки с "Арктикой"

А.Тонис

Шутя исчезнешь, легко возникнешь...
М. Щербаков.
Нет, друзья, что бы вы ни говорили, а наша жизнь -- это трасса. Кто, едва касаясь, летит по ней в лакированном Мерседесе или Ауди, кто трясется в грузовике, дыр-дыр-дыр, а кому и пешком случается. Странный космический объект, называемый звездой автостопа, булавочной головкой мерцает в сыром весеннем небе, но вдруг ослепительно разгорается ярче солнца. Да, время от времени мы оказываемся зависимыми от прихотливого случая и чужой воли. Но какие сюрпризы иногда преподносит нам дорога! Вот, например, возвращался я из Ловозер...


.....А его все нет и нет. Ну, сколько можно ждать! Так и опоздать недолго. Небось, опять крепление... В этом лыжном походе с Лешей Захаровым всегда что-нибудь случится. То мазь не ту положит и с отдачей борется, то ремешок у него порвется. А теперь-то что произошло?

Позади раздался стрекот, и из ослепительной снежной дали, обдав нас забытым за восемь дней запахом цивилизации, возник снегоход "Буран". За ним еще два. На переднем восседал Зах -- довольный, с перекошенным рюкзаком, лыжи и палки в разные стороны. Словом, типичный представитель проволочно-изоляционного сообщества. У караванских велосипедистов такие именуются термином "хуегар". Ну, ладно. В общем, как и предполагалось. В оправдание можно сказать, что, видимо, никакие промышленно выпускаемые полужесткие крепления не выдерживают кофлаков сорок шестого размера.

На других "буранах" разместилась небольшая группа. Две девушки и молодой человек. На моих глазах они на ходу слетели со своего сиденья в снег, но потом продолжили путешествие. Нам еще предстоит с ними познакомиться, а пока вся процессия скрылась в направлении поселка Ловозеро -- конечной точки нашего маршрута.

Вскоре и мы достигли поселка. По сторонам бурановской трассы потянулись гаражи, а там и выросли первые пятиэтажки. Но что же зрим мы? Оказывается, путешествие на снегоходах не прошло для туристов даром. Автостоп пятого рода (как это можно было бы назвать) плавно перерос в пьянку. При этом, если Зах еще как-то держится, то Андрей, предводитель троицы, уже лыка не вяжет. А водка продолжает литься рекой...

В автобусе Андрею стало плохо. Остановились, открыли дверь. Потом еще раз. Потом уже и дверь открывать не стали. Все-таки, не умеют пить люди... Между тем, горы постепенно исчезают в сгущающейся дымке снегопада.

И вновь, уже чуть сильнее, -- слышите? -- звучит тема трассы. Оказывается, Катя и Надя -- спутницы жертвы зеленого змия -- были со мной на одной Эльбе осенью 1998 года. Про ту поездку на слет автостопщиков я уже писал. Тогда я был здорово утомлен ночным сплавом на Ласточке и сразу залег спать, не слишком интересуясь присутствовавшими там очаровательными девушками. Они меня тоже не запомнили. В общем, не мудрено, полторы сотни нас там было...

В Оленегорске пьем пиво, перетряхиваем вещи. Народ решил пойти в баню. Что ж, как говорится, пусть моется тот, кому лень чесаться. А сюжет наш тем временем начинает приобретать желаемую направленность. Дело в том, что большая часть нашей группы, наплевав на дурную примету, еще в Москве взяла обратные билеты из Оленегорска на поезд "Арктика". У меня же билета нет. Нет его и в кассе -- на 15-й скупили все места. Есть альтернативный вариант: дождаться ползучего пассажирского 181-го и потом скучать там полтора дня. Такая возможность меня совсем не радует. И я решаю рискнуть. Несколько раз уже случалось мне кататься по северам автостопом, и всегда это происходило с комфортом и высокой скоростью. Итак, немного еды в дорогу, прощальные напутствия и старт.

Трасса М18 (Мурманск -- СПб) проходит прямо через Оленегорск. Вблизи моста через железную дорогу имеются две развязки с круговым движением, и я довольно долго там путался, пока один местный водитель не объяснил, что к чему. Он же подбросил до последней развязки. Оттуда я через некоторое время бесхитростно уехал рейсовым автобусом на Мончегорск. Путешествие началось.

Позиция в Мончегорске попалась суровая: выше границы леса ветрюган хлестал снежным зарядом прямо в лицо. Но зато я стоял по всем правилам -- на горке, после узкого моста, где машины ехали медленно, и вскоре судьба вознаградила меня грузовичком до Апатитского поворота. Сам поворот расположен на подъеме, поэтому в поисках позиции пришлось пройти немного вперед. А погода все хуже. Валит густой снег, на дороге начали образовываться заносы. Прошло несколько фур. На подъем они всходили с трудом, скорость где-то 20--30 км/ч. Меня не очень-то тянуло садиться на такое; драйверы отвечали взаимностью. Наконец на довольно шустром жигуленке я добрался до поворота на Полярные Зори.

Темнеет. В ста метрах выше меня по течению трассы стоит мужик, вроде, тоже стопит. А может, просто так ошивается. Вот со стороны города подъехала легковушка, поглотила его и умчалась обратно. Некий автобусик все кружит туда-сюда... Странно как-то.

С наступлением темноты условия стопа стали еще хуже. Изрядно подсевший фонарь проецирует еле заметный желтый эллипс на темный снег. Прячусь от пурги в углу автобусной остановки, лишь на несколько секунд выбегая к редким машинам. Почти все они перед носом сворачивают к городу. Как же здорово, что я не снял бахилы! В первый раз наблюдаю такой уровень снега на магистральной автотрассе. То есть, чтобы на проезжей части было по щиколотку. Про обочину умолчим. Между тем трафик резко упал. Вкрадчиво-тоскливым минором замаячило предвкушение холодной ночевки. В принципе, я ничего против не имею, но грустно было бы это -- вместо того, чтобы рассекать ночное пространство с запредельной скоростью, тут взлетая на холмы, там ныряя в туман, -- лежать где-то по колено в снегу, снегом же ниспадающим накрывшись. Короче, я направился в город. До станции около шести километров. По дороге остановил машину, но на заднем сиденье спал ребенок, я не стал его беспокоить.

Итак, чуть за полночь второго апреля в здание вокзала станции Полярные Зори вошел одинокий странник в желтом авизентовом костюме. До "Арктики" около часа, но билетов нет и в помине. Однако ближе к назначенному моменту в зале стал собираться народ. Все на что-то надеялись. Вот прибыл поезд. Стоянка две минуты, действовать надо быстро. Гляжу -- просятся до дальних станций, никого не пускают. Путем уговоров и обещания заплатить я все же вписался до Лоухов. Важно было переночевать в тепле и выспаться, чтобы поутру продолжить путешествие. Меня препроводили в двуспальное купе где-то в середине состава. Так в скором поезде номер пятнадцать впервые появился Желтый Призрак.

После духоты проводницкого купе влажная прохлада ночи в Лоухах показалась освежающе приятной. Снег шел еле-еле. Первым делом, подумал я, хорошо бы зайти в круглосуточную столовую и подкрепиться там на весь день. Вместо этого я направился ко второму вагону, где должны были ехать наши. Конечно, шанс, что кто-то встанет в пять утра и захочет прогуляться, был исчезающе мал, но у вагона я встретил Таню Воробьеву и еще нескольких человек. Все объяснялось просто: они еще не ложились. Ребята рты пораскрывали от удивления: откуда, какими судьбами etc. Затем мы сообща начали обрабатывать проводницу на предмет моего поселения в вагон. Я не особо настаивал: в Лоухах до трассы всего 8 км, причем по асфальту с неплохим транспортным потоком, а если бы меня потом, не дай Бог, высадили в какой-нибудь дыре типа Куземы... Этот пофигизм дал свои результаты: за минуту до отправления проводница впустила меня в вагон, недовольно проворчав что-то насчет времени суток и погодных условий. Можно расслабиться до Кеми.

В вагоне я застаю окончание затянувшейся пьянки. Некоторым все настолько до фонаря, что они не реагируют на мое появление. Остальные удивлены, расспрашивают, не понимают, считают галлюцинацией. Естественно, налили, и не одну. В Кеми билет купить не удалось, но наши снова уговорили проводницу -- на этот раз первого вагона, где ехали автостопщицы с проспавшимся Андреем. Пообщался с девушками, покормили меня.

Отправились к начальнице поезда. Вам случалось в детстве затыкать выхлопную трубу автомобиля свеклой? Вот так же эта обширная бабища могла заслонить собой любую дверь или проход -- свойство, важное для проводницы, тем более такого ранга. Она послала нас далеко, сказав, что по новым правилам не может больше сажать людей в поезд, даже если есть свободные места. К этому моменту слух о желтом проныре обошел все проводницкие купе (есть у них там какая-то внутренняя связь), и, пока мы шли по вагонам, тетки в синем с подозрением косились на мой засаленный анорак.

В Иделе терпению проводников и, соответственно, моему пребыванию в поезде пришел конец. Но я выиграл время! Ибо именно Идель есть та станция, где "Арктика" обгоняет тормозной 181-й и где можно без потери времени на него перескочить. В 181-м, кстати, ехало несколько туристов из нашей группы (Аня, Людмила, Юра), в отличие от меня, смирившихся с этой судьбой. Большой соблазн засесть туда и не мучиться. Но сдаваться не хотелось, и потому я взял недорогой общий билет, малость за Сегежу. Там, у крошечного полустанка под названием Суглица, судя по моим смутным воспоминаниям, железная дорога пересекала М18.

Посидел с Юрой, Аней и Людой, они меня еще раз накормили. Теперь можно хоть сутки не жрать. Потом отправился в свой общий. Миловидная девушка, занимавшая место напротив, внимательно на меня посмотрела и спросила, не автостопщик ли я. По костюму определила. Сама она -- мурманчанка, знакома с некоторыми стоперами из ПЛАС, много катается. Предпочитает не останавливать машины на ходу, а подсаживаться на стоянках. Обменялись телефонами и emailами, -- так что у нас теперь есть свой человек в Мурманске! Между тем я беспокойно посматриваю в окно, чтобы не пропустить мост автотрассы. Вот, наконец, он проплывает над нами. Проползли еще немного, и поезд, откровенно зевнув, затормозил посреди леса. Прыгаю с подножки в глубокий снег. Состав тут же двинулся с места и исчез за поворотом. Все. Свобода!

До трассы совсем немного -- чуть больше километра на север по путям. Ленивый воскресный полдень дает о себе знать весьма ненавязчивым движением. Можно идти хоть по середине проезжей части. Ярко сияет апрельское солнце. Лучистый свет отражается блестящей снежной поверхностью замерзших болот. Кое-где лужи. Веселой зеленью улыбаются низкорослые сосенки. Красота! И зачем отсюда уезжать? Редкие легковушки проносятся на скорости, видимо, думая о том же. Вдруг одна из них резко тормозит передо мной. "Рюкзак в багажник, -- и садись" -- пригласил водитель. Сказано -- сделано. Машина тронулась.

Мужик возвращался к себе в Петрозаводск. Мы разговорились, и выяснилось, что в прошлом он серьезно увлекался водным туризмом. Тумча, Уукса, Кантегир, Урик, Черемош -- и все на Салюте! Вы, современники мои, -- рискнули бы?

Дорога быстро и плавно улетает назад. Вот уже и Кондопога. И тут я невзначай заметил, что под этим мостом, возможно, только что прошел (или вот-вот пройдет) мой любимый поезд. "Арктика", естественно, ибо 181-й давно оставлен позади. Водитель предложил догнать. Рискованно, конечно: если это не выйдет или если не будет билетов, то придется либо возвращаться на трассу (а это долго), либо опять на постылый 181-й. Хотя, постойте, в Петрушке добавляется скорый N17, и он идет быстрее всех. Да и по городу заодно прогуляюсь. Короче, после некоторых раздумий я согласился.

Въехали в город. Каждый светофор, у которого мы останавливались, казался роковым. Успею ли? Водитель посодействовал делу справедливости: отклонился от своего маршрута и привез меня прямо к остроконечному зданию вокзала. До прибытия "Арктики" семь минут. И, о удача, в кассе есть билеты! Правда, только в купе. В результате у меня осталось 4 рубля...

Вот подошел поезд; на платформу высыпали стосковавшиеся по свежему воздуху пассажиры. Мое появление возле ставшего уже родным второго вагона вызвало немую сцену. Они, конечно, все уже похоронили меня в 181-м. Желтый глюк... Такой вот вам глюк! (неприличный жест). Я сделал "Арктику"!!!

Не меньше далась диву начальница поезда. Перегородив коридор огромной своей шириной, она потребовала объяснений. По ее бесхитростной версии я все это время, якобы, скрывался где-то между вагонами, что ли. Ну, не укладывается у обывателей в голове, что существуют другие способы смены пространственных декораций помимо тех, к которым привык их косный разум. Потрясенная вконец, она по внутренней связи сообщила всей поездной бригаде о возвращении желтого призрака. Пока я пробирался к нашим, меня провожали любопытными взглядами и вопросами, а случившиеся навстречу серые блюстители порядка проверили документы и позволили себе усомниться в моей трезвости.

Остаток пути прошел в шумной тусовке. Андрей, окончательно оклемавшись, теперь поражал всех своим гитарно-вокальным искусством. Вокруг нас собирались люди, гитара шла по рукам; пенилось в бутылках пиво, а там появилась и "беленькая". Что меня поразило, -- ни проводники, ни пассажиры почти не препятствовали происходящему.

Между тем под вибрирующим полом произошли некоторые изменения. Двустопный ямб, столь характерный для Карелии, в должный час уступил место гладкому, бесплотному полету Николаевской чугунки. Где-то на юго-востоке уже разверзлась готовая поглотить нас Москва.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: Благодарности

Я искренне благодарю:

1) Командира нашего, Андрюху Коротаева -- за проявленное понимание. Мало у кого автостоп ассоциируется с чем-либо кроме опасной авантюры.
2) Лешу Савватеева. Он вез мои лыжи.
3) Сашу Ильина, что сохранил для меня согревающий напиток.
4) Катю и Надю, автостопщиц, поделившихся со мной завтраком
5) Лешу Выменца, снабдившего 100 рублями.
6) Проводников скорого поезда N15 "Арктика" (Мурманск--Москва) -- за беспрецедентное терпение.
7) И, конечно, ВСЕХ, КТО МЕНЯ ВЕЗ! Особенно, последнего из них.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: Хронометраж

1.04.00

17.20		Старт из Оленегорска
18.06--18.07	Развязки			Жигули		1 км
18.25--18.55	Оленегорск--Мончегорск	Рейс. автобус	27 км
19.20--20.00	Мончегорск--пов. на Апатиты	ЗИЛ		34 км
20.40--21.40	Пов. на Апатиты--Пол. Зори	Жигули		72 км
23.05--0.14	На станцию			Пешком	6 км

2.04.00

1.25--5.05	Полярные Зори--Лоухи		Поезд N15	197 км
5.25--7.50	Лоухи--Кемь			Поезд N15	165 км
8.10--10.20	Кемь--Идель			Поезд N15	114 км
11.05--13.10	Идель--Суглица		Поезд N181	76 км
13.10--13.23	На трассу			Пешком	1 км
14.10--17.02	Суглица--Петрозаводск	Жигули		270 км
17.30--8.42	Петрозаводск--Москва		Поезд N15	921 км

В итоге автостопом всего 400 км. Но каких!