на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Большая Смедова
(или Смедово, в иной транскрипции)
8 апреля 2001 года

Воспоминания А.Савватеева

Расширенный однодневный половодный выход был совершён 8 апреля 2001 года. Участники: Лёша Савватеев и Наташа Теннова. Я шёл на каяке, Тата - на Л11. Подъём 4:40 утра, вернулись 1:10 ночи.

Предыстория такова: Тату ни в каком варианте не пускали на 2 дня, да и на 1 пускать не хотели. Переговоры велись долгие, изнурительные, и я по пути, уже практически уговорив Татину маму, выдавал шокирующую информацию бит за битом. Фрагменты: когда я убедительно объяснил, что льдин там плавать не будет, и вроде всё уже было решено, я обмолвился о том, что мы едем в разных судах (это было 6 апреля в 23:00); уверив, что вероятность киля невелика (в тот момент я, конечно, кривил душой; но и обещание, что Тата ни в коем случае не кильнётся, дать всё же отказался!), я выдал, что идём мы только вдвоём (23:45); и т.п. Когда всё же переговоры закончились успешно, было без малого час ночи.

Однако я не учёл, что утром всё возобновится, ибо вечером Татина мама была в лучшей форме (вечерняя активность, свойственная совам), а утром, проснувшись по будильнику в 7 часов, посмотрела на ситуацию совсем по-иному. А что будет, если я сломаю сразу две ноги? А что, если пойдёт снег, и так далее. Апофеозом был такой диалог. Я уверил, что будет тепло, солнечно. "Так будет солнце?" - "Конечно, я даю вам честное слово!!" - "Ну, тогда вам идти нельзя - Тата обгорит........"

В общем, я-то жаворонок, и моя утренняя сила убеждения оказалась несокрушимой. Нас отпустили, но на очень жёстких условиях. В числе прочих был оговорен размер льдины (30 на 20 сантиметров), при котором плаванье немедленно прекращается, а также наличие у нас сотового телефона, и возвращение в 23:00. Сотовый я одолжил у Вовы. (Впоследствии оказалось, что он был очень кстати. Мы не вернулись к 11 вечера, однако зато Тата действительно ни разу не кильнулась!)


Б.Смедово протекает на юге Московской Области, как раз в том месте, где у области растёт вниз хуй Серебряно-Прудского района. Заброска элементарна: Москва-Павелецкая - станция Топканово, далее 4 км пешком до деревни Маслово или практически сразу колёсами в воду (в последнем варианте проплывается около 10 добавочных километров, если не больше). Мы шли до Маслово, стапелились непосредственно перед деревней. Сначала моросил дождик, и очень хотелось поскорее залезть в тёплую и уютную гидру. Мы шли неторопясь, завороженно наблюдая за балетными фигурами, которые выделывали в небесах перелётные птицы. Найти дорогу несложно, но можно и упилить по "левой" дороге, если зазеваться. Левой в кавычках, ибо ответвляется она направо. В целом, ориетнировка по карте очевидна. Дорога пересекает железку у первого вагона электрички. Льдин на реке не было, и мы облегчённо вздохнули.

Два предупреждения:

1. Станцией Топканово называется условно, ибо представляет собой платформочку 30 метров длиной, попадающую аккурат на первый вагон поезда. Мы ехали, мягко говоря, не в первом вагоне. Когда двери открылись, нас встретила насыпь из камней где-то уж очень далеко внизу. Тата спрыгивает легко, и подаёт мне руку (редкая ситуация, когда девушка подаёт руку молодому человеку!); опираясь, я грузно приземляюсь на землю. Рюкзак весом 35 килограмм за спиной издаёт угрожающий треск. На прыжки мои лямки явно не рассчитаны. Так что - учтите это, и готовьтесь к выходу заранее, идите в первый вагон!

2. На первую электричку (6:24 от вокзала) успевается с трудом даже с первого поезда метро, если жить на Юго-западе. Возможно, даже надёжнее использовать наземный транспорт - троллейбусы начинают ходить чуть ли не в 5:20, и с утра ходят часто. В метро мы повстречали Заха, а в электричку подсели Шварц и Аня Зарубина. они втроём шли на гораздо более спортивную речку Любинку, приток нашей Б.Смедовы, и вылезали в Ожерелье. (Заха мы видели потом ещё раз - см. ниже). Контра довольствовалась десяткой с рыла.

Уклон речки - около 1 м/км, по характеру и сложности препятствий она напоминает более всего Малую Истру. Всего на реке 14 обносов + несколько проводок сквозь ветки или обносов, в зависимости от воды. В нашем случае был абсолютный пик паводка (утром на 5 см ниже пика, вечером - уже на 15). Воды очень много, река большая, но этим блядским бобрам и не такое под силу - с двух сторон по огроменному дереву, и завал готов! От Маслово плыть 25 километров до деревни Емельяновка, потом ещё около 8 км до впадения в Оку.

Выброска затруднена тем фактом, что мост в Озёрах является разводным, и во время половодья снимается. Поэтому надо либо переплывать Оку (что нам Татина мама строжайше запретила), и чалиться в Озёрах на том берегу, либо сниматься в Емельяновке. Однако в обоих случаях вы заведомо не успеваете на последний рейсовый автобус (который из Озёр в районе 19:50, из Емельяновки вообще в 17:20, кажется), и надо или брать такси, или стопить. Стоп, как нам представляется, там в этот час гнилой, и Лёша Захаров подтверждает этот факт своим опытом. Короче говоря, выход на эту реку должен быть двухдневным. Тогда вы пользуетесь любым из методов выброски: из Емельяновки в Каширу, или из Озёр вообще куда угодно (на Павелягу, на Казанку либо прямо на метро Выхино). Кроме того, на второй день можно переброситься на реку Любинка, и поразвлекаться вдоволь - спросите у Димы Шварца и Лёши Захарова!

Все препятствия на речке несложные, кроме одного (см. ниже), а берега просто неописуемо красивы, как, впрочем, вообще на всех речках с той стороны Оки - сосновые боры, холмы, вербочки, стоящие и расцветающие прямо в воде. Есть два каньона с быстрым течением и извивающимся между кустов узким руслом. В трёх-четырёх местах зазевавшийся чайник может и кильнуться, но мы этой участи избежали.

Есть только один настоящий мощный порог - близ деревни Бутьково, через 2 километра после автодорожного моста. Слив высотой 30 сантиметров через всю реку, ширина которой там достигает 40 метров как минимум. Всё бы хорошо, но со всех сторон навалены деревья разного размера. Есть две траектории, по которым можно пытаться проходить, но лавировка будет сложнейшей, а скорость течения, пожалуй, равна 13 км/час, так что в добрый час! Тату я не пустил, а сам не пошёл из солидарности. По-моему, я бы кильнулся. Впрочем, можно прийти с пилой, всё почистить и покататься (хотя мне вообще интуитивно не нравился этот слив - по берегам было многовато техногенки). Мы там обедали, с живописным видом на порог. С дровами была некая проблема, а таганком послужила брошенная людьми толстенная (1 см в диаметре) металлическая "проволока"! Было фантастически тепло, ну, скажем, градусов 17.

Река после порога долго и усиленно виляет, и, кажется, до впадения Любинки от этого места по воде километров 10! Обносов там тоже немало, но самые красивые и живописные места как раз там, где надо обносить, так что не обидно. Между обносами мы развлекались тем, что сбрасывали снег с берегов в воду, добиваясь того, чтобы "льдина" имела запрещённый размер. Тогда объявлялось: "Всё, сплав окончен!". После чего Тата твёрдой рукой (точнее, веслом) разбивала льдину пополам, и говорила: "теперь - можно плыть снова!" После Любинки вскоре автомобильный мост, потом Емельяновка, а дальше мы не плыли. Судя по всему, обносов больше нет, и уже подпирает половодная Ока.

Наскоро собравшись, мы выползли на дорогу. Узнав, сколько сейчас времени, я тихо охнул - 20:15! Ни о каких автобусах и даже таксистах речь не шла, и мы стали звонить по сотовому. Представьте себе, он добивает! Сообщив, что к 23:00 нас, увы, можно не ждать, мы двинули в сторону Озёр. Потом нам местные сказали, что там нет моста и вообще безмазо, и мы поплелись назад, в Емельяновку. Мне было беспокойно за наше возвращение - шансы на него таяли, вместе с моим допуском в Татин дом. По пути нас развлекал рассказами про свои мотоциклетные похождения местный парнишка.

Увидев первую машину в Емельяновке, я не колеблясь предложил 100 рублей за нашу доставку в Каширу. Это был не тот случай, когда можно было экономить или торговаться. У водителя сразу загорелись глаза, мы разместились и поехали. Через 3 километра мы увидели Заха, безнадёжно висящего на пустой трассе. Вместить его мы, увы, не могли, и ему, как впоследствии выяснилось, пришлось таки вписаться в вахтовке сторожа в Емельяновке.

В Кашире мы опоздали на электричку 21:30 всего на 5 минут, а следующая была только через час. Сообщив об этом домой Тате, мы закупились едой и стали ждать (и жрать). Не могу не похвастаться тем, что, пока мы ждали поезда, я поссал прямо с платформы вниз! И не с какой-нибудь занюханной Кузяево (мой предыдущий подвиг в этом направлении), а прямо со станции Кашира! Вот, кусайте локти и завидуйте.

Но настоящие чудеса начались чуть позже, когда мы сели в электричку и поехали, наконец, в Москву. В районе станции Михнево нас разбудил голос машиниста, огласившего через динамик следующий текст (цитирую буквально):

- Ну ты, блядь, обезьяна ёбаная, стоп-кран отпусти, а? Или тебе, блядь, что, ебальник отпиздить, ебану? Ты, на хуй, русский язык понимаешь или нет?

Мы встрепенулись и хором заржали. Это, однако, было только начало концерта. Повторив нечто подобное ещё раза два, машинист на время успокоился, а Тата заснула. Но вдруг следует объявление о том, что-де наш поезд на второстепенных платформах останавливается только по требованию, и требование это следует передавать машинисту через кнопку "Вызов милиции". Чудеса, 25 лет катаюсь на электричках, но такого ещё никогда не видывал! Мне уже не до сна. Минут через 10 в динамике нечто шебуршит, и раздаётся недовольный голос: "Востряково, блядь.. Ну ладно, хуй с тобой, остановлю тебе на Востряково." (Останавливает.)

Дальше - больше. Машинист пошёл вразнос. "Станция Домодедово. Следующая станция Бирюлёво-пассажирская. Граждане пассажиры, по техническим причинам наш поезд не сможет остановиться ни на каких там Ленинских, Калининых и прочем. Вообще, наш поезд не может нигде останавливаться, по техническим причинам. Кому надо в эти разные Ленинские, Чертановы и прочее, садитесь в следующую электричку, она от Михнево со всеми остановками. А наш поезд нигде уже теперь не сможет остановиться." Я не шучу, это более-менее буквальное воспроизведение речи машиниста. Я вспомнил ситуацию, загаданную Сашей Тонисом про то, как поезд едет с сумасшедшей скоростью, нигде почти не останавливаясь и не объявляя остановки. Там суть была в том, что паренька заебало торможение, он взял топор, зарубил машиниста и помощника, и погнал со скоростью 200 км/час. Он уже не мог объявлять остановки, чтобы не выдать себя. Отличие было только в том, что в красноречии нашему машинисту отказать было нельзя!

Машинист замолчал. Больше он ничего не говорил, но необходимо отметить то, что он при этом делал. От Домодедово до МКАД рассстояние равно 16-17 км. Он их пролетел за 8 минут. Реально. Я следил за часами - они же присутствуют в трубке сотового телефона! Когда я глядел в окно, мне казалось, что мы идём на бреющем полёте на истребителе. Огни летели, ветер свистел в ушах вагонов, а ведь там почти всюду насыпь, и это усиливало впечатление полёта. Боже мой, такого кайфа ещё ни один русский, любитель быстрой езды, наверное не испытывал! В общем, на Коломенской мы с сожалением расстались с этим бешеным машинистом и его каретой, ибо опасались, что он на всей скорости врежется в Павелецкий Вокзал.....

А дальше - последний троллейбус до Новых Черёмушек, а там опять пришлось платить - уже ничего не ходило, а стоп с такими рюкзаками по Москве в тот момент был не самой манящей перспективой. Зато мы вернулись в разумный час - а именно, в 1:10. Я как свалился на пол, так и заснул как убитый. Но день прошёл просто замечательно!

Лёша Савватеев,
Апрель 2001.