на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Злобные в Шушморе
лыжный поход Черусти - Березняки
8-10 марта 2003

А.Чупикин

> > "Есть в дебрях приклязменских лесов почти никому неизвестное таинственное
> > урочище Шушмор, в которое не приведи Господь кому-либо попасть."
> > Уфологи подошли к этому делу более научно чем газетчики и указали, что
> >  место находится в 15 км к северу от Пустоши.

И все таки Злобные туда попали, переночевали и благополучно выбрались. Даже часы ни у кого не остановились - экая досада. Правда вечером пролетал некий НЛО с турбовинтовым приводом, но это мелочи.

Более того! Мы с Олегом даже видели каменную полусферу (именно что полусферу) радиусом около трех метров. Правда несколько севернее указанного уфологами района. Это была железобетонная крыша автобусной остановки в Собинке в виде полусферы радиусом около 3 м наполовину выступающей из земли со входами с четырех сторон. Даже и не знаю что и думать. То ли остановку строили под влиянием легенд о жертвеннике, то ли в тех местах так принято строить.

Ну да обо всем по порядку.

После облома с билетами на автобус до Спас-Клепиков. пришлось экстренно переигрывать маршрут. Была мысль пойти на Мещерские озера с севера на юг (по тому же маршруту наоборот), но рассудили, что это не лучший вариант. Получалось слишком много тропежки (для двоих остающихся на второй день участников), солнце и ветер в морду. Посему, по предложению Кости, решили идти от Черустей на север в легендарный Шушмор, обозначенный на карте, как ур. Городок между Бакшеево и Уршельским на берегу речки Вьюнница.

Надежды подброситься автобусом из Черустей до Пустоши быстро обломились. Автобусная остановка была, но расписание, как всегда, было строго засекречено. Посему мы двинули в Пустошу по шоссе. Автобус догнал нас уже у Чернятьево и черт дернул в него сесть. Едва мы разобрались с кондукторшей. отдав по десятке, как пора было выходить. Она все точно рассчитала - на пререкания времени уже не осталось.

Дорога уходила, как и показано в Арбалетовском атласе, из середины восточной части деревни. Хотя нас чуть не сбили с толку местные, заявив, что на Уршельский прямо. В принципе, они не врали - просто это не самый короткий, но более накатанный путь в Уршельский.

На краю поля мы встретили местного лыжника, бодро наматывавшего круги по периметру огромного поля, вокруг Пустоши, по хорошо накатанной лыжне. вскоре дорога привела на лесоповал. С обоих сторон кипела работа, трактора возили мелко напиленные бревна для печей. В этой мешанине колей нам стоило немалого труда не потерять правильную дорогу. Это удалось. Лесу там изрядно досталось от прошлогодних пожаров, Но в основном это были низовые пожары, не вызвавшие массовой гибели деревьев. Очагов где выгорел торф и деревья попадали было немного. Дорога была представлена старой колеей и изрядно припорошенной лыжней по ней. Местами приходилось тропить.

Нам надо было свернуть в ур. Ляды на с-з по дороге идущей от Тасинского Бора. Там мы немного поспешили, уйдя по объездной дорожке с лыжней. Вскоре она начала безобразно валиться к западу и пришлось уйти на север по ответвлению. Вскоре мы поймали правильную дорогу с колеей. Однако вскоре колея тоже ушла по своротке на запад и нам пришлось тропить. Места там довольно гиблые: чахлый сосновый лес, обильно заваленный стволами погибших деревьев. Дорога правда относительно чистая, но похоже, что очень сырая. В конце ее мы наткнулись на мощную лыжню с ю-з на с-в. Видимо основная трасса там проходит западнее или же есть много выездов с северной части поля у Пустоши.

Мы пошли прямо, по ранее намеченному маршруту, хотя последующий анализ показал, что путь направо мог быть проще и чище. Дорога опять вошла в гиблые места и основательно заросла. Мы долго по ней продирались, все больше уваливаясь к западу. Постепенно лес стал лучше. Это был чистый сосновый лес на слегка всхолмленном песке. Вскоре мы опять выскочили на приличную колею с юга на север (еще одно подтверждение наличия мощной дороги западнее) и пошли по ней. До урочища Городок было уже совсем близко. Лес там везде чистый и сухой. Есть следы населенки и частого присутствия людей. Пересекли мощную просеку с лыжнями (видимо просека идущая из Уршельского на ю-з-з в Рошаль). За ней обнаружилась живописная поляна со столиком и стоянкой. Дальше колея ушла вправо и вернулась на просеку в сторону Уршельского. Немного пройдя по ней свернули к ручью по лыжне идущей по старой дороге. Там неплохой сосновый лес переходить в чернолесье в пойме Вьюнницы. Лыжня вышла в пойму Вьюнницы и повернула по ней на запад. Мы же решили, что уже поздно и пора вставать на стоянку. У ручья подходящих мест не было и мы немного вернулись назад, устроившись в группе елочек на границе сосняка и чернолесья. Это место как раз соответствует букве "Г" в надписи ур. Городок.

Так у нас получились неплохие проводы масленицы в самом центре Шушмор. Ночь была ясная. Луна, еще не достигшая первой четверти, тем не менее, светила настолько ярко, что за водой на речку можно было идти без фонаря. Деревья отбрасывали отчетливые лунные тени. К ночи подморозило. Начали потрескивать деревья, но у костра было тепло, весело и сытно от блинов и прочих праздничных яств.

Утром встали мы тяжеловато и собирались долго. Вышли только в 10 с чем-то. Как и планировалось, Костя с Таней пошли назад в Черусти по нашей лыжне, а мы с Олегом ломанулись вперед на север.

Мы пошли по вчерашней лыжне по пойме реечки, т.к. дорога у нас должна была быть слева. Вскоре в пойму с юга вышла еще одна дорога, потом появились следы мелиоративных работ, речка превратилась в канаву, а вдоль нее пошел вал, заросший кустами. Слева пришла еще дорога, а справа открылись жуткие пожарища, где у деревьев подгорели корни и они образовали многослойные завалы. Но деваться было уже некуда. Дальше по долине глухой кустинг, а за речкой после небольшой полосы завалов был виден живой лес. . Да и лыжня ушла туда же. Очевидно, проложивший ее человек тоже искал эту же дорогу.

На сотне метров полосы гари мы провозились минут пятнадцать. И это при том, что большую ее часть удалось преодолеть по узенькой полоске уцелевшего леса, где было немного завалов. Видимо это место теперь и проходимо только зимой, когда завалы засыпаны снегом. Во многих местах удалось пройти на лыжах по завалам высотой порядка полуметра. Но там, где приходилось снимать лыжи, мы сразу же проваливались по пояс.

Наконец, вырывавшись в вожделенный лес, мы ломанулись по лыжне вправо, где виднелась прогалина, похожая на дорогу, но дороги там не было. Лыжник перед нами, тоже накололся и повернул налево. Здесь повезло больше. Вскоре мы поймали дорогу на север, идущую по полоске живого (после низового пожара) леса между двух низин, где выгорел торф и все деревья попадали. На дороге тоже было немало деревьев. их приходилось обходить или перелезать. К сожалению, весь этот район, вплоть до грейдера в ур. Швецова Стража сильно пострадал от пожаров. Постоянно попадаются проплешины выгоревших торфяников с поваленными деревьями, а уж следы низового пожара есть везде. Вскоре слева вышла более мощная дорога. Потом мы пересекли заброшенную ЛЭП Уршельский - Рошаль, с причудливо сложившейся деревянной опорой.

Признаться, мы основательно наломались на пожарище, чтобы не порадоваться выходу на грейдер. Там пожар смогли остановить. По грейдеру шла колея и хорошо набитая лыжня. Наконец то удалось как следует разогнаться, несмотря на увесистые ночевочные рюкзаки. У грейдера немало пересечений с дорогами и лыжнями. Перед торфоразработками грейдер пересекся с действующей узкоколейкой. Рельсы были совершенно не ржавые и блестящие. Сразу за переездом, мы устроились на перекус. Пока перекусывали, по узкоколейке на восток прошел небольшой тепловоз. Его гудение и стук были слышны задолго до появления.

Ветка узкоколейки на север оказалась нерабочей, как это и показано в атласе. Мост через канаву сгорел и обрушился, оставив берега соединенными одним рельсом без шпал. Впрочем грейдер так и шел параллельно насыпи узкоколейки и на нем была насыпь с трубой. У моста, накатанная дорога ушла на запад, а мы пошли по старой лыжне по насыпи на север. У следующей канавы лыжня разветвилась. Одна ушла дальше на север по совершенно заросшей просеке, а другая повернула направо вдоль насыпи узкоколейки, уже терявшейся в буграх и канавах.

Мы повернули направо по основной дороге и не ошиблись. Чуть восточнее этот грейдер повернул на север, превратившись в отменную лесную дорогу в сторону Шувалово. Мы по прежнему шли по старой лыжне, но ее отчасти надо было тропить заново. Однако меня смущало, что дорога уводит заметно правее Шувалово. Поэтому, когда грейдер опять резко свернул на восток, а прямо по чистой просеке ушло ответвление лыжни, я решил идти прямо. Лыжня вскоре повернула на с-з в сторону ур. Яковец, которое я тогда по ошибке прочитал как Яконец. Видимо это был намек. но мы его не поняли. Через некоторое время лыжня ушла в низину глухо заросшую березовым "бамбуком". Видно было, что двое, проложивших ее лыжников основательно петляли, продираясь сквозь заросли. Это уже сильно не нравилось. И тут мы вдруг поняли, что это были не два лыжника, а один, прошедший в обоих направлениях. Как известно, самая набитая тропа ведет в тупик, т.к. по ней все прошли дважды. Пришлось пройти дважды и нам. Правда повернули мы несколько раньше "благодетеля", затащившего нас в эти дебри.

Когда мы вернулись на грейдер, я нарисовал там два маркера с могильными крестами, в робкой надежде, что больше никто туда по ошибке не сунется. Грейдер же, пройдя метров двести на восток, опять повернул на север, что прекрасно видно на Арбалетовском атласе, но, как назло мы шли по распечатке, где дороги нарисованы иначе. Где то к 16 часам мы выкатились по нему к Шуваловскому холму. живописно выступавшему в конце большого поля. Пройдя эту, глухую деревню, мы выкатились на накатанную дорожку и присели на краю поля перекусить и обдумать дальнейшие планы.

В принципе, мы уже вышли в населенку и затягивать поход еще на день смысла не имело. Нас оставалось 8 км по накатанной дорожке до Березняков. Однако мы не знали когда оттуда уходит автобус. Чтобы наверняка успеть выбраться в Собинку и Ундол до 20 часов (примерно в это время из Владимира уходит последняя электричка), нам надо было выйти в Березняки не позже 16 часов, что уже не реально... Наши сомнения развеяла проходившая мимо старушка. Оказалось, что она тоже идет в Березняки на автобус в 18.30. Глупо было не успеть на этот же автобус, имея как минимум двукратное превосходство в скорости. Мы лихо покатили по твердой снежной дорожке в Березняки.

В середине колеи был очень заманчивый покатый снежный бугор, как специально для конька. Однако идти коньком с большим рюкзаком и короткими палками (под большой рюкзак я обычно беру короткие "титановые" палки, т.к. они надежнее, а руки все равно высоко не задерешь) у меня не получилось. Точнее кое как получилось, но был слишком большой стрем навернуться. Однако по этой дорожке неплохо шлось и на руках. Мы быстро просвистели Голубино, потом Дебрыши. Изрядно прикололись, обнаружив на дороге отчетливые следы двух байков. Впрочем, я бы тоже не отказался здесь от байка. Вот только тропить на нем бы не хотелось.

В долине Черной дорога летом видимо сырая. В местах пересечения канав, справа от дороги отчетливо видны перила пешеходных мостиков. За мостом через Таймигу в конце длинного поля уже показались строения Березняков.

В Березняках две автобусные остановки, а автобус ходит три раза в день. Одна остановка прямо на въезде в село (белая будка напротив каменного клуба с магазином, а другая (никак не обозначенная, но конечная) находится как раз у своротки на Шувалиху из которой мы пришли. Там очень живописный магазин и контора лесничества. Однако магазин был уже закрыт и мы пошли к выезду из деревни к другой остановке, где магазин в здании клуба еще работал. Как раз успели упаковаться, как пришел автобус. Чтобы не рисковать и как следует устроиться, уехали на нем до конечной.

Автобус оказался коммерческим и на удивление удачным. Обычно автобусы ходят до автостанции посреди Собинки. Но этот дальше шел в парк, попутно выполняя рейс от автостанции за Клязьму в Лакинск, где находится и ж/д станция и основной автовокзал на трассе. Таким образом, всего за 16р мы, без пересадок доехали прямо до Лакинской автостанции на Владимирской трассе. К сожалению, разглядеть в темноте Собинку почти не удалось. Запомнился только некий памятник (видимо каким то революционным событиям) и уже упоминавшаяся автобусная остановка в виде полусферы.

Дальше Лакинского автовокзала мы не поехали. Там стоял полупустой автобус Шуя - Москва, на котором мы и уехали. Причем рюкзаки и лыжи были удачно запихнуты в грузовой отсек и мы ехали как белые люди. Правда этот автобус простоял в Лакинске довольно долго и за это время успел пройти еще один Московский автобус, но мы протормозили - и слава богу. Очень скоро этот автобус сломался и изрядная часть его пассажиров перегрузилась в наш, набив его под завязку. Тем не менее к 10 часам мы уже были на Щелковской автостанции, а в 11 с чем то добрались по домам.

Андрей Чупикин

P.S. В общем, у меня остались довольно приятные впечатления от пройденного района. Быть может, за исключением куска севернее Вьюнницы, очень сильно пострадавшего от пожаров. Думаю, что это прекрасное место для велопохода. Можно легко проехать его за день от Черустей до Собинки или наоборот или же сделать поход с ночевкой в ур. Городок. Очень соблазнительно устроить там более масштабные поиски (прочесывать лес зимой с тропежкой довольно гнусно). Вдруг и правда удастся найти нечто интересное. Конечно журналисты и уфологи - большие мастера нести ерунду. Например, я долго смеялся, узнав, что верховья реки Яхромы, где я с детства собирал грибы, оказывается тоже Зона многочисленных контактов с НЛО (там действительно пролетает тьма самолетов, заходящих на Шереметьевскую глиссаду) и главная ее достопримечательность "семиглавая сосна", которую я по незнанию грубо обозвал сосна-веник. Но совсем на пустом месте такие легенды не возникают. Хорошо бы найти "муху" из которой раздули этого "слона".