на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте
Осторожно, мат!

Пеший поход на Селигер, 1994

А.Тонис

Предисловие автора

Предлагаемый вашему вниманию текст является расшифровкой стенографического дневника, написанного мною на следующий день после окончания сего памятного путешествия. Старался ничего не изменять, кроме откровенных ляпов. Все персонажи и события реальные, тогда как почти все данные по графику движения поездов и автобусов безнадежно устарели.

Немного информации. Поход состоялся 26.05--2.06.94. Участников двое: Леша Савватеев и автор. Нитка маршрута прошла от Бочановки (недоезжая Бологого), через Хотилово, Шлину, Фирово, Мошенку и Кравотынь, на Осташков. Весь путь пройден пешком, за исключением трех небольших автостопных участков.

Об используемых терминах. "Альтернативное топливо" -- это сухая трава, зонтичные, стебли всяких злаков и прочая дрянь, которую используют как костровое топливо при отсутствии нормальных дров.

"Эффект Козлодоева" -- частный случай законов Мерфи. Утверждает, что все действия, производимые в предположении о будущем успехе какого-либо мероприятия, влекут за собой облом в последнем. И, наоборот, действия, предполагающие облом, повышают вероятность успеха. Классический пример: если Вы надумали съездить в Питер и решили позвонить Вашему тамошнему знакомому (Козлодоеву), чтобы договориться о вписке, то можете быть уверены, что неожиданная болезнь или непредвиденный навал дел отменят Вашу поездку. По той же причине, отправляясь в поход, никогда нельзя покупать обратных билетов.

Просматривая текст, я обнаружил, что в нем встречаются два матерных слова. Я не стал их убирать, считая, что народ отнесется к этому с пониманием, особенно, учитывая ту экстремальную ситуацию, по отношению к которой они были употреблены.

Да, и еще. Наверно, читателю полезно будет знать, что Александр Лифшиц, в то время известный государственный деятель, кажется, помощник президента по экономическим вопросам, как-то, незадолго до описываемых событий, признался в одном интервью, что любимое его занятие (хобби, так сказать) -- разжигать костер с одной спички в любую погоду.

А.Тонис, 7.04.99.

Пеший поход на Селигер

26.05

Выезжать из Москвы поездом 6.23 рискованно: если электричка опоздает, можно не успеть в Твери на 9.01 до Бологого. Но нас ждали. Такая вещь, как волна, еще, видимо, существует в природе. Хотя есть одна садистская электричка, прибывающая из Вишеры в Бологое через 6 минут после отправления поезда на Тверь.

Перед Академической долго стояли, какая-то у них там была авария. Потом поехали по встречному пути. В результате прибыли в Бочановку с опозданием на час.

Из Бочановки вышли в полвторого. Пытались найти дорогу в Хотилово, но попали на оз. Лобынок. По дороге разулись, шли босиком.

Обед на оз. Лобынок: в течение двух часов поддерживали костер на альтернативном топливе, причем бегать ломать его приходилось все дальше и дальше. Но эта трудность не смутила нас: раз пожрали, значит, поход начался!

Переход затопленного участка дороги. Под ногами бревенчатая гать. Моих резиновых сапог хватило как раз: вода приближалась на сантиметр к их краю.

Хотилово, деревня на трассе Москва--Питер, упомянутая еще Радищевым. Решили умыться, и я забыл часы на скамейке у колодца. Через 1.5 км хватился, оставил Лешу с рюкзаками, побежал назад. Никаких часов, естественно, уже нет. Обидно: чего только не пережила эта "Электроника", купленная еще до инфляции, и купался я с ней сколько раз, -- и так банально потерять! Вдруг выходит мужик, в руках ведра, покрашенные зачем-то изнутри розовой краской. "Вы что-то ищете, молодой человек?" -- и с этими словами возвратил мне свою неожиданную находку. Когда я вернулся, Лешу уже сожрали комары.

Встали на р. Студенка, притоке Шлины. Вскоре к нам подошел проезжавший мимо на мотоцикле мужик. Он оказался машинистом поезда на участке С.-Петербург--Бологое. Рассказывал про свою профессию, что нет в ней ничего такого романтичного. В считанные секунды помог нам приготовить костер.

27.05

Замечательный сосновый бор. Перед мостом через Шлину какой-то мужик, копошащийся на огороде, видимо, военный, проверил у нас паспорта. "Кто из вас еврей, ты, что ли?" -- спросил он, указывая на Лешу. "Нет, я еврей!" -- отвечаю гордо. "Странно, не похож...". На мосту будка вроде КПП, но там у нас уже ничего не проверяли. Проходим через военный городок, обозначенный на карте как дом отдыха.

Босиком по песчаной дороге. Еще сосновый бор, на каждом дереве зарубка из косых желобков. Смолу, что ли, берут...

Пришли в поселок, что напротив ст. Шлина, постояли на мосту. Согласились потаскать овес в дома к местным бабулькам. Мешок тяжелый, 42 кг, с трудом притащил его на двор. "Ладно, дальше я сама" -- и вскидывает его на плечо, несет, сама чуть побольше мешка. Видать, дело привычное.

За это нас повезли потом на овсяной машине, в кузове. Там нашлись весы, и мы взвесили наши рюкзаки. У меня 22, у Леши 27. Странно, я думал, меньше. Кузов трясло, какая-то гадость постоянно попадала в глаза.

Высадившись у дер. Горшково, что неподалеку от Фирова, мы долго искали места, не обезображенного человеческим присутствием. На одной поляне какие-то приехавшие на машине местные развлекались тем, что стреляли из ружья в бутылку. Наконец, встали в лесу недалеко от дер. Новотроицкое, у р. Граничная. Какое-то готовилось нам пробуждение...

28.05

Всю ночь лил сильный дождь, мешавший мне спать. Наутро он сменился каким-то подозрительным шуршанием. Леша почему-то все время произносит вполголоса одно и то же слово -- "пиздец". Открываю глаза -- выпал снег! Прошу запомнить: 28 мая 1994 года в Фировском районе Тверской области выпал снег, образовавший 7-см покров, который не таял в течение нескольких часов. Снег лежал на листьях, на желтых кубышках, выглядело все так, будто пришла "ядерная зима".

В довершение всего, выяснилось, что место нашей стоянки, выглядевшее вечером как низинный, но, все-таки, лес, к утру превратилось в натуральное болото. Палатка стояла в луже, особенно, это относилось к левой ее стороне, где спал Леша. Мы начали судорожно перекидывать вещи, надеясь хоть что-нибудь спасти, как вдруг от одного из резких движений лопнула главная оттяжка у входа и палатка завалилась. Блядь! Все еще в одних трусах вылезаю с иголкой в открытый космос и произвожу ремонтные работы [надо сказать, пришил на славу -- до сих пор держится! -- 1999].

Два часа разжигали костер. И все время поминали при этом Александра Лифшица. Думаю, что столько мата на его голову еще не выливалось. Оказался бы он сейчас здесь со своей единственной спичкой!

Пытались сушить вещи, и потому вышли только к вечеру. Все вещи мокрые, рюкзаки по весу приближаются к мешкам с овсом. Прошли 2 км и уперлись в р. Жабенку. Надо было переправляться, и Леша срубил березу. Береза оказалась гнилой, она с треском повалилась на тот берег и распалась на три части. Тогда мы спустились метров 50 по течению и перешли речку по бревну. Встали на ней же. В эту и следующие две ночи, желая предотвратить пробуждение в луже, использовали лапник для подстила под дно палатки.

29.05

Стар. Козьяново--Гачки--Озерово--оз. Граничное. Там мы узнали у местных, что в ночь с 27 на 28-е температура упала до -2. А сейчас -- жара, 25 тепла, комары кусают... Посмотрели на озеро Тихмень и встали на ночь между Дмитровкой и Савелово, не хватало только Дубны.

30.05

Вышли на оз. Серемо, красивое оно. Пообедали, насладились видами. Не найдя дороги в Борки по берегу озера, вернулись в Савелово и, проделав кружной путь через Кузино, встали после Борков. Последние две деревни были зачем-то обнесены сплошными заборами, пришлось перелезать.

31.05

Сухая Нива--Роги. Не найдя дороги на Мошенку, рубимся по азимуту через заболоченный лес. В Мошенке нас подобрал автофургон и довез до Березова, так что день был закончен уже на озерах Селигерского бассейна -- Березовском и Глубоком. Опять проблемы с поиском безлюдного места, трактора ездят.

1.06

Вышли в 9 утра. Идем по совершенно, казалось бы, прямой дороге, как вдруг я замечаю, что мы повернули на 90 градусов. Слегка заблудившись, все-таки попали в Кравотынь.

Шли вдоль берегов Селигера (Кравотынский и Осташковский плес) через дер. Зальцо, Пачково, Залучье. Начался асфальт. Идти в кедах надоело, сбивались ноги, и мы решили разуться. Эффект Козлодоева сработал немедленно: из-за поворота появился нежданный автобус. Он привез нас в Осташков.

Начиналось возвращение. Подумав, мы решили ехать в Москву через Ржев, чтобы возвращаться не по той дороге, по какой выезжали. Поэтому на вечернем автобусе мы уехали в Зехново (полпути до Селижарова). Бесплодные попытки что-либо застопить. Ночлег в лесу, в 3 км от трассы, ручеек, отличные еловые дрова.

2.06

Подъем в 4.00 (кстати, белые ночи). Позавтракали геркулесом и к семи пришли в Зехново на остановку. В 7.30 уже садились в автобус на Ржев. Как это произошло и с электричкой по дороге туда, автобус сломался недалеко от конечного пункта, был потерян час.

Ржев: удивительная реклама. Одна коммерческая палатка выполнена в форме магнитолы. Слева решетка динамика, окошко продавца соответствует месту, куда вставляется кассета, справа две ручки для регулирования тембра и звука. Сверху написано: "Магнитола-2". Конструкцию завершает антенна радиоприемника. Другой киоск, сигаретный, выполнен в форме пачки от Marlboro, а сзади, на пристройке, -- предупреждение Минздрава.

Банан, шоколадка и автобус в Шаховскую.

Электричка была сразу, и в 16.30 мы уже сошли на платф. Снегири. Плотный обед на даче у Леши, рассказы его брата о крутостях в байдарочных походах.

Таким образом, мы замкнули круг, выехав из Москвы по Питерской дороге и вернувшись по Рижской.

А. Тонис, 3.06.94.