на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Руза: зимний сплав

Алексей Савватеев

Нижеописанное НЕ является ни предметом моей гордости, ни, тем более, предметом подражания! Просто и такое бывает, когда доверить нитку жизни на некоторое время зеленому змию.

Краткие заметки о закрытии водного сезона 2002 года, состоявшегося 12-13 октября. Автор - Алексей Савватеев.

!Внимание: во второй части присутствует мат, и вообще много всякой гадости!

Часть 1: Техническое описание (любителям собственно литературного творчества рекомендуется пропустить; нелюбителям, наоборот, ограничиться им!)

В основном, я просто хочу разрекламировать замечательный пешеводный маршрут, рассчитанный на 2-3 дня, пролегающий в 120-150 километрах к западу от Москвы. У него есть разные варианты, в том числе и чисто водный, для лентяев. Сплавная часть также варьируется. Вот - один из вариантов.

Надо доехать до платформы Бухолово (145 км от Рижского вокзала, за Волоколамском), на электричке назначением Шаховская. Затем - идти примерно на юг, можно просто по азимуту - леса вполне проходимы, поля - тем более. Километров через 10 упрётесь в Рузу.

Можно также идти в село Андреевское по новопостроенной дороге, не обозначенной на карте, ответвляющейся от дороги на Бурцево; но нельзя ориентироваться на обозначенный на карте грейдер, идущий мимо Андреевского - его не существует, точнее, начинается он как раз от Андреевского (см. ниже).

Попав в Андреевское, проходите через него до конца, и уходите НАЛЕВО в ворота, выглядящие довольно страшно. Там метров 200 по техногенке неясного рода, то ли военного, то ли иного происхождения, а потом появляется тот самый грейдер в нужном направлении, который приводит в село Игнатково (точнее, он превращается в шоссе, соединяющее Игнатково с дорогой, идущей вдоль Рузы). По шоссе до этой дороги парочка километров, и вы видите Рузу.

Чтобы выбрать хорошее место стапеля, надо форсировать приток - речку Костинку, осенью с этим нет проблем, а весной, видимо, надо это делать по мосту, что расположен за поворотом. Место там - отличное, плоская площадка на рекой, ровная, просторная и очень удобная. По соседству - лес, холмик, полно дров.

Руза - неширокая, быстрая речка, скорость течения достигает 4-5 км/час. Грести почти не надо, несёт всё время. Берега живописные, много мест для стоянок. Деревни по берегам очень ненавязчивые. Завалов и обносов практически нет (у нас был ровно один - мост просёлочной дороги уже в конце, ближе к водохранилищу). Категорийность нулевая, несмотря на сильное течение, можно расслабляться, созерцая берега и лениво погрёбывая на поворотах.

Потом река замедляется, начинается водохранилище. Берега по-прежнему красивы, хоть около самого берега - последствия регулирования слива плотины. Водохранилище продолжается почти до самой Рузы. В Осташёво - роща из лиственниц, на редкость красивая осенью. Оттуда можно уезжать, а можно плыть и до Рузы - но тогда предстоит сопряжённый со сложностями обнос плотины. Можно уехать также с водохранилища незадолго до плотины в Рузу или Волоколамск. От впадения Костинки до Осташёво приблизительно 35-40 километров сплава.

Альтернативная заброска на реку - доехать до Шаховской, и либо на автобусе до моста, либо - пешком до Верхнерузского Водохранилища, наверное, там должно быть просто супер-красиво.

Транспорт

Электричка Москва - Шаховская идёт утром в 8:02 от вокзала. На Тушино вы в неё не влезете, особенно весной и летом. Из Осташёво есть автобусы на Рузу (7:05, 8:48, 12:00, 13:30, 15:30, 18:45), и на Волоколамск (простите, не списал: пока чухался - стемнело, но точно есть автобусы 17:45 и 19:45). Из Волоколамска электрички - раз в час или реже, с автобуса 19:45 успевается с запасом на 20:52.

Часть 2: Фрагменты нашей вылазки

Последние годы сложилась хорошая традиция: плавать осенью - закрывать водный сезон. На этот раз, за неимением желающих среди нас, руководить походом пришлось Лёше Захарову, что послужило приправой к и так острому блюду, приготовленному нам в эти дни Природой и Судьбой. Но не в этом дело! Главное - выплыть, а к берегу всегда прибьёт.

Я думаю, излишне говорить о том, что для некоторых из нас водный сезон ещё и был открыт в этом походе. Гораздо интереснее будет узнать, что для одного из участников был дебют аварийного покидания каяка при киле; другой практиковал катание на тарзанке в ласточке; третий вывел новый человеческий вид: Гомо Ленивус Распиздяюс, а также, наконец, сумел выпить бутылку водки и пройти реку без килей, со второй попытки (считая Скнигу). Правды ради, скажу, что рекорд этот был смазан в силу постепенного приёма алкоголя внутрь, а также умаляется тем, что ставился он совершенно ненамеренно!

Впрочем, и остальные участники чем-то вошли в историю этого похода и в историю закрытий сезонов вообще, а наша единственная в походе девушка, Таня Ситкова, прошла пешую часть в очень странной, совсем не туристской обуви, хотя снегу местами было по щиколотку. Теперь - поподробнее:

Участники и суда

Были: Лёша Захаров (адмирал), Саша Тонис, Витя Пржиялковский, Игорь Хейфец, Таня Ситкова, Митя Ильинский, Лёша Савватеев и Коля Зак. Как обычно, Белоснежка и 7 гномов. Суда: Щука, 2 КНК, 2 Л11, 2 Л21.

2 каяка и 2 ласточки на двоих

Саша Тонис забросил ко мне на дачу вещи ещё в пятницу, и пошёл на концерт группы Воскресенье. Ночью он вернулся ко мне, успешно справившись с проблемой отмены ночных электричек с помощью автостопа. Утром обнаружилось, что у нас на двоих - 4 суда: Зах пошёл по линии наименьшего сопротивления, три участника похода из восьми несли на своём горбу лодки на всех (слава Богу, только до электрички). Третьим был Витя Пржиялковский. Он принёс на вокзал щуку, Л11 и Л21! Но и нам досталось, пока мы пёрли 90 кило на двоих от дачи к платформе Снегири (я ещё нёс палатку и всё костровое снаряжение).

Бухалово или Бухолово - куда ставить ударение?

В электричку мы случайно сели почти в тот же вагон, где были остальные, но долго не могли проникнуть к ним - толпень такая, что топор вешать некуда. После Иерусалима, как обычно, стало попросторнее. Мы к ним переместились. Веселье началось уже в поезде, когда у нас название платформы Дубосеково вызвало нездоровый интерес. Дождавшись, когда все, кто могут обидеться, сойдут, я громогласно объявил альтернативное её название.

Но это ещё ничего. Ведь станция, где нам сходить, называется Бухалово! Тут мы на все лады стали её повторять, сопоставлять с двумя литрами спирта, захваченными на всякий пожарный... И вдруг одна тётенька очень обиженно говорит:

- Б'ухолово, а не Бух'алово! Громотеи.....

и следует на выход. Мы - за ней. Контролёров, таким образом, за всю электричку не оказалось вообще! Для справок: это 8:02 от Рижского Вокзала.

Снег!

Температура воздуха столь низка, что вызывает некоторое беспокойство. Явственно ниже нуля, а ведь всего-то 12 октября! Всё вокруг оцепенелое, кое-где видны снежнички. В лесу, куда мы вышли в погоне за мифическим грейдером, снег лежит уже совершенно нагло, образуя то, что называется снежным покровом. Более точно, так происходит на болотах; в лесу ещё пол-беды.

Собачка

Прорвавшись сквозь лесной массив (без минимального намёка на грейдер), выходим к селу Андреевское. Абориген говорит, что к Рузе надо идти через деревню насквозь, а потом - налево в ворота. Пройдя насквозь, устраиваем привал, совмещённый с ориентированием, а Витя и Коля насилуют свои коленки эластичными бинтами (футболисты-герои, доигрались за честь команды "Аэровафля" до того, что хромают в походе!).

Свернув в ворота, прихватили с собой пару-тройку собачонок. Потом отстали все, кроме одной, которая упорно бежит за нами, хрен её ведает зачем. Витя начал её трахать какой-то палкой в рот, заставляя за палкой бегать, и подпрыгивать. Мы смеёмся, а кое-у-кого уже вызревают планы сделать на обед шашлычок. Вспомнили про группу из 10-ти правоверных евреев, что тащили с собой кур на катамаране, на съедение. Правда, собачка такая милая, что при мыслях о шашлыке из неё на глаза наворачиваются слёзы.

Чай и спирт

Шашлычная собачка таки добежала с нами до места стапеля. Переходили речку Костинку по-разному: я переправился весьма стрёмным образом, за мной пошёл Саша, а вот остальные не решились, и обошли. Пока готовили обед, вроде потеплело, ну как минимум на солнце стало выше нуля. Собачка всё бегала вокруг, да принюхивалась как к лодкам, так и, увы, к нашей колбасе. Тут Зах издал совершенно непонятный, резкий звук типа короткого свиста, и собака пропала навсегда. Ей-богу, как сорвалась с места, так её и не видали больше. Не знаю, что это означает на собачьем языке - у Заха спросите.

В процессе обеда выяснилось, что чая в походе нет. Точнее, нет его в раскладке; Саша Тонис взял чай на самый крайний случай, а то вдруг Зах забудет про него? Но взял, конечно, чуть-чуть. Мы попросили чай заменить спиртом. Но Зах был твёрд: собирайте сначала каяки. Пришлось поторопиться....

Тарзан Пржиялковский

Ощутив привычный вкус во рту и тепло внутри, мы покинули ресторан, пожелав ему всего наилучшего. Тепло расплывалось во всех направлениях, включая руки, и им было уже похую, что надо держать ледяное весло. Не беда!

Тут Витя увидел тарзанку. Остальное можно домыслить: с диким гиканьем устремился он к ней, схватил обеими руками, и начал качаться. Всё бы хорошо, но у его коня Л11 были другие планы - она, как ни в чём ни бывало, продолжала плыть по течению. Как дальше разворачивались события, не знаю, но всплеск я слышал отчётливо. Впрочем, что Вите купанье при -2 - залез обратно в ласточку, и помчался ко мне, чтобы вместе изучить свойства гиперкэлеровых многообразий.

В погоне за глотком из фляги

Мы громко обсуждали математику, а на уме было лишь одно - быстро скрыться за новым поворотом, и по очереди приложиться к моей фляге. Потом мы придумали другой выход из положения - мы стали делать вид, что носимся наперегонки - я якобы изо всех сил гребу в каяке (который при самой ленивой гребле легко выжимает пятак в час), а Витя меня пытается догнать в Ласточке (для которой 5 км/час является абсолютным потолком). Завернув за угол, мы неизменно отточенным движением катамаранимся, и бухаем. Раз за разом.

Киль номер два

Это кильнулся Митя. Нет, не по пьяни, а просто он впервые в жизни сел в Л11, и сделал это холодным октябрём! Уважаю.

Сюрприз на твёрдой земле

Следует сказать, что дурной пример заразителен. Нас догнали остальные участники, и стали следовать нашему примеру. Реальность, этот миф, вызванный по Майку недостатком алкоголя в крови, была благополучно отменена - на смену ей пришло счастливое понимание, что ничего на свете нет лучше того, что происходит здесь и сейчас, этой ледяной воды, кажущейся такой тёплой, этой красивой осени в самом разгаре листопада, и нежных красок по берегам...

Тут я почувствовал резкую, неотложную необходимость отлить. Слава Богу, я был без гидры (взяв обе свои гидры, раздал их другим - не люблю я гидрокостюм, при прочих равных!): на берегу вдруг оказалось, что пьян я изрядно, и ни о каком стоянии на ногах речи не идёт. Блин, а ведь на воде, ну клянусь вам, ничего такого даже близко не наблюдалось! Я с садистским удовлетворением смотрел, как Виктор, тоже шатаясь, нервно рвет на себе гидрокостюм, пытаясь выудить из него свой телескоп. Я-то уже давно стоял на коленях и, упершись головой в подвернувшийся куст, размышлял о том, что же такое самый большой кайф из тех, что нам доступны на Земле.....

Что характерно, спустившись на воду, мы поплыли дальше как ни в чём ни бывало: опьянение десятикратно заметнее на суше, вот Дима и Зах не дадут соврать (см. "Особенности национального туризма").

Апофеоз: 5 безуспешных попыток эскимоского переворота в ледяной воде

"Четвёртую мы пили в закуточке. Но это были ещё цветочки!" - Мы плохо понимали, что нас ждёт впереди. Саша долго запрягал - всё твердил, что кто же пьёт на воде, да ещё в такую погоду. Потом попробовал; понравилось. Ещё разок - и правда, клёво!

Когда скорость его инертного алкогольного автомобиля зашкалила за запретную черту, мы попробовали аппроксимировать ту точку, в которую этот автомобиль придёт, даже если прямо сейчас рванёт тормоза. И тут я впервые серьёзно испугался. Я-то помнил Скнигу, точнее, не помнил, но знал на зубок!

Кульминация настала тогда, когда Саша демонстративно кильнулся (по чьей-то просьбе, кажется), и красивым, плавным движением попытался было встать. Но не тут-то было. Вместо красивого, плавного движения мы увидели над килем нервно дёргающийся конец весла, и каяк судорожно забился под углом 90 градусов - то есть, боком. Саша вобрал воздух, снова лёг, и попытался встать более спокойно. На этот раз он со спокойствием переборщил - сил не хватило. Вздохнув опять (это нас весьма утешало), он лёг в третий раз. Ещё две попытки, потом из-под кильнутого каяка появляется ошалелая мокрая харя, и извергает в окружающее пространство кошмарную брань, сопровождаемую объявлением того, что он впервые в жизни отстрелился при киле. Мы затыкаем уши, и плывём искать место стоянки.

Мудацкая непобедимая армада

Представьте нас в этот момент, точнее, когда Саша уже оседлал обратно свой каяк: плывут какие-то отморозки среди спускающихся сумерек, мороз кругом, и каждый на свой лад распевает какую-то бравую песню. Непобедимая армада, думается мне, ну кто нас сейчас может побороть на воде? Рыбаки в кустах, наверное, просто хуеют заживо, наблюдая такое явление природы.

В далёком Лондоне погасли огоньки

Я ненавижу эту песню с тех пор, как познакомился с Лёшей Захаровым. Потому что он ею всех нас давно и прочно заебал. Он суёт её всюду, куда ни лень, где надо и где не к месту. У нас у всех он первых звуков этой песни выработался стойкий рвотный рефлекс.

Но некоторое время назад я услышал её в исполнении группы Чайф. И мне понравилось! Шахрин поёт её с непередаваемой интонацией иронии, смешанной с великолепно воспроизведёнными женскими ужимочками и кокетством. Очень рекомендую послушать! Так вот, в этот памятный вечер я вдруг стал на всю округу голосить эту песню, стараясь передать именно ту интонацию, которую ввёл в неё Шахрин. Под эту какафонию мы втаскивали суда на крутой берег реки, а наверху уже пылал костёр, распалённый вмиг протрезвевшим Сашей.

Обнос под барабанную дробь зубов

Вечер и утро прошли без приключений. Правда, на воде с утра обнаружилось, что по трезвой лавочке страшно мёрзнут руки. Температура была в районе -1. Утром в каяке захотел покататься Игорь, и я сменил его в ласточке-двойке. Часа через два просёлочная дорога перекрыла реку - обнос. Вылезли, посмотрели друг на друга: зубы стучат, руки трясутся, колотун бьёт всех по всему телу. И мысль, одна и та же мысль одновременно сразила нас всех: нахуй город Руза, нахуй водохранилище! Доплывём до моста в Осташёво, и смотаем удила. Тем более, что в процессе обноса Таня вдруг кувыркнулась ни с того, ни с сего в воду. Но, какими бы мы распиздяями ни были, гидру мы Тане дали самую лучшую, поэтому Таня осталась совершенно сухой!

Гомо Ленивус Распиздяюс

Впрочем, и до моста было ещё порядочно - километров 15, наверное. Пообедав на особенно живописном месте, мы вплыли в водохранилище (оно подступает не сразу, течение постепенно замедляется, русло расширяется). Окинув взором речную долину, я вдруг понял (карта мне помогла в этом), что скоро будет очень узкая коса, перешеек между двумя разнесёнными на километр местами русла нашей реки. Спереди исправно работали вёслами все байдарки, кроме Митиной и Витиной ласточек. (Ещё бы, попробуй погреби в Л11 на спокойной воде!)

Приняв решение, я втащил Л21 на косу. Ровная, покрытая кое-где очень низкой, илистой травой, поверхность позволяет разогнать по ней лодку до скорости 5-6 км/час, то есть по сути такой же, как и по воде! За мной, ни медля ни секунды, устремились Митя с Витей.

Минутой спустя мы уже плескались по ту сторону косы, километром ниже места старта этого искусственного волока. Почти не сговариваясь, мы повернули свои лодки в противоположную сторону, и как ни в чём ни бывало погребли навстречу ничего не подозревающему народу (наш волок остался незамеченным).

Первой из-за поворота показалась Щука, в ней на носу сидела Таня, а сзади, со зверским выражением лица, отчаянно борясь с подступающим со всех сторон холодом, грёб на полную мощь Лёша Захаров. Нужно было видеть их лица, когда они нас разглядели. Опережая их мысль, неизбежно готовую вот-вот осознать ситуацию единственно возможным способом, я невинно кричу: "Лёх, а чо вы назад-то повернули?"..... Немая сцена.

Обсуждая это минутой позже и смеясь, мы решили, что вывели новый подвид Человека Разумного: Гомо Ленивус Распиздяюс. Водится в речных протоках, и всегда готов схалявить, протащив свою лодку через косу. Подвид этот является усовершенствованием предыдущего, продолжая цепочку Гомо Эректус (это когда у человека начал вставать хуй) - Гомо Сапиенс (человек научился думать) - Гомо Ленивус Распиздяюс.

В Осташёво

Место антистапеля уникально в своём роде - там есть роща лиственниц (посаженных). Не пролетите мимо него! Прямо у моста антистапелиться плохо, а родное русло реки уходит влево, как раз к лиственницам. По пути же к мосту имеется мель. Щука, идущая впереди, прочно села на эту мель, и мы ещё долго наблюдали картину маслом: Таня, по щиколотку в воде, изо всех сил старается вытянуть щуку, но это у неё не получается: ведь тянет она не только саму лодку, но и ещё все 100 килограмм Захарова, удобно развалившегося на заднем сидении. Потом, уже вдвоём, они успешно справляются с задачей.

Прощай, сезон-2002!

Собравшись, мы двинули к остановке. Путь лежит через остатки монастыря, мимо церкви, видимо, ему принадлежавшей раньше. Идти минут 10. Все, кроме нас с Митей, едут в Рузу на подвернувшемся автобусе, а мы остаёмся ждать автобуса на Волоколамск: мне - на дачу в Снегири, Мите - домой в Красногорск.

Тёмная, холодная ночь провожает нас. Вслушиваясь в неё, я думаю о том, какой короткий был нынче мой водный сезон (его вытеснил монументальный пеший). Всего 3 вылазки на воду. Из них две - весной и осенью. Да, жизнь меняется, новые увлечения приходят на смену.... До свидания, Вода! До встречи в 2003 году.

Закончено 25 октября 2002 года, назло всем пожарам!