на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

RedFox Adventure Race 2007

А.Обухов

Летние прогулки по снегу.

Обещали плюс три ночью и плюс три днем. И дождь. Обманули – было плюс пять, а то и шесть. И даже солнышко выглядывало. Можно было спокойно гулять и смотреть и слушать, что говорят о гонке другие.

Вот такое фиговое лето

Скажу честно – мы не были готовы к снегу. У жены самой теплой обувью были кеды. А сам взял теплый купальник. Правда, короткий и тонкий. Но даже после сентябрьского купания в Белом море желания залезть в воду не возникало. И даже не так страшен плавающий лед, как нежаркая погода на берегу. А лед, кстати, на солнышке выглядит великолепно. Особенно под слоем воды – совершенно прозрачная вода и белый лед в сумме дают легкий синий оттенок.

После нашего южного лета оделся потеплее. Как оказалось – напрасно. В результате лучшей одеждой оказалась лыжная. Только лыж не хватало. А вот велосипед нужен был меньше всего.

Что за погоду скажу – таки да, погода была! Собственно, как в область въехали начался дождь и похолодало. И погода была стабильной. Днем облачка с ветерком, ночью дождь. Только в первую ночь после старта подкачала – было ясно и пришел морозец. А дождик попозже начался. Зато на вторые сутки с дождем было все в порядке, да и ветерок наверху присутствовал. Лучше всего было на камнях и мхах на средней высоте. Там почти сухо, до снега далеко – метров пятьдесят. Но и лес ходить не мешает.

А лучше всего дело было с водой – пей не хочу. Правда, немного холодновата.

Боботы

Лучшее время любительской гонки Париж-Брест-Париж – сорок четыре часа и двадцать минут. Результат девяносто девятого года. И все это время – без сна. И в этом году – это следующее выступление команды Молодой боец. Они же – победители в нашей гонке с результатом – все за сорок пять часов пятьдесят минут. И все время без сна. В какой-то предыдущей гонке кто-то попытался поспать – в результате замерз и потерял время без толку. С другой стороны – первая сошедшая команда сошла именно из-за сна. Точнее, из-за его отсутствия в течение двух суток перед стартом. Зато прогулялись в большой компании через первый перевал. А перевалов, по оценке организаторов, было таки десять.

Ситуация со сном перед гонкой довольно стандартная. К значительным стартам трудно относиться как обычной тренировке. Да и кому повезло с работой – работают до последнего. Хорошо, что с работы на дистанцию редко звонят.

Прогулявшись по дистанции, быстро понимаешь что парни и девушки, довольно шустро передвигающиеся по дистанции, не совсем обычные. И вспоминается правило, что чем длиннее дистанция, тем менее зрелищно ее прохождение. И что длина длине – рознь. С лидерами все понятно – стабильность признак мастерства. Но здесь крепкими середнячками были те, кто прошел всю дистанцию и отстал от лидеров всего на двенадцать часов. Включая сон часа на четыре. Собственно, почти все, кроме лидеров спали немного. Те, кто спал много – шесть и больше, всю дистанцию не прошли. Хотя контрольное время это позволяло.

В конце первых суток гонки, когда сам погулял по пупырям всего двенадцать часов, появилось ощущение, что гонку идут специальные люди-мутанты. И чем человечнее они выглядят и ведут себя, тем они больше мутанты. Ради справедливости стоит заметить, что самыми похожими на настоящих людей были последние, спустившиеся с самой высокой горушки до полуночи. Они выглядели наиболее уставшими и на вопрос – Дойдете ли до финиша? Честно сказали - Не знаем. На тот момент они отставали от лидера часов на пять.

Да, первые впечатления обманчивы. Милая девушка, рядом с которой смог пробежаться по камням с десяток метров, скромно мне улыбалась и не произнесла не звука. Но это было после перевала, а до него свежий ветер разносил задорный девичий почти матерок, ободряющий свою команду.

Там же вспоминалась фраза из питерской конференции – «дядя Юра и горки несовместимы». И это про силовое педалирование на питерских горках! Что же тогда говорить про остальных, если он всегда приходит если не первым, то почти первым.

Команда поддержки, которая не справилась

«Любая поддержка участников на дистанции запрещается.» Ага, сейчас! Во-первых сам факт присутствия человека, да еще знакомого, на дистанции – уже поддержка. Во-вторых – попробуй побыть на дистанции, да еще и как-то поддержать участника. Самого-то участника сложно встретить. Так что стараюсь помочь всегда, но не всегда это удается. Особенно когда используешь антиспортивную подготовку - много спишь и много ешь.

Собственно, все неудачи и начались с подготовки. Не посмотрел рекомендации по погоде и обстановке. Поздно начал собирать машину, пусть и не по своей вине. Поздно выехали. Не взяли второго пилота (да и какого пилота!). Долго ехали – двадцать пять часов. Пропустил очевидные неисправности с колесом. Традиционно перед гонкой поехал ремонтироваться в город. Пропустил старт. Не рассчитал точку выхода на лидеров. Наложил ненужного барахла в рюкзак. В результате пропустил аж три команды, если не четыре. Перегрузил колени, заголодал сам и не покормил других. Потерял второй день полностью, хотя мог прогуляться с компанией до перевала.

Единственным оправданием поездки может служить лишь пара хороших фотографий.

Ave Kandid

Оценки организации гонки противоречивые. Хорошую мультигонку в одном месте можно провести только один раз. Если следующая гонка лучше предыдущей, то первая была плохо сделана. Скажем так – резервы на другой раз остались.

Кто-то порадовался, что на велоэтапе вообще можно было хоть сколько и, замечу, довольно много проехать на велосипеде. Кто-то очень сильно расстроился потерей времени в ожидании веревочного этапа. И вроде бы не было водного этапа совсем. С другой стороны, кто хотел каньонинга – тот его получил, кто хотел сплавляться – сплавился.

Вдобавок – отсутствие не то что бы транспорта, но и устойчивой связи по всей дистанции. Понятно, что ради одной гонки никто вышку или дорогу строить не будет. И даже если это будет, не факт что станет лучше. С нашими-то запретами-разрешениями успешно развиваются только пляжный или алкотуризм.

Третьим меньше всего понравился основа гонки – однозначность прохождения. При следовании за лидером по слоновьей тропе, действительно, немного утрачивается элемент ориентирования. Но ведь доказано, что Россия – родина слонов.

Другими не понравилось то, что пришлось кроссовками, пусть и одними из лучших, рубить ступени в снегу.

Мне лично больше всего не понравилось отсутствие номеров на участниках. И в момент встречи это не проблемы организаторов, а исключительно мои проблемы. Для того чтобы снять прогуливающуюся среди камней девушку в спортивной курточке совершенно не обязательно ехать за тридевять земель. И даже если команда одевает номера перед встречей – не факт, что они успеют это сделать в нужное время.

И большинство сравнивают эту гонку с лучшей прошлогодней. Которую делал тот же человек, хотя ему и помогал какой-то Ваня. (Кто такой, да?) К тому же, сам постановщик дистанции вроде бы никогда не бегал в таких соревнованиях. Хотя меня, к примеру, плавать учил такой дядечка в тренировочном костюме с провисшими коленками, которого я ни разу не видел в воде. И научил.

В конце концов, большинство, надеюсь, получили удовольствие от соревнований. И участники, и организаторы, и волонтеры, и немногочисленные наблюдатели.

Там где кончается экстрим

Да и не начинался он, этот экстрим. Мне одному неприятно ходить было, да горки раньше только на картинках видел. Да, все ребята подустали немного и холодно было. Но прям так что б на грани – нет, не припомню такого. Круто – да, горки был и довольно крутыми. Все остальное – просто красиво.

Швейная мастерская по нашивкам в поезде. Груда снаряжения и велосипедов. Свежие камни на тающем льду озера. Колея от непонятной техники шириной больше двух с половиной метров. Красное кольцо от лыжной палки. Замерзшие следы велосипеда. Текущая со всех склонов вода. Много мокрых камней. Клюка вместо горных палок. Крем от загара. Ни одного сёрфера на Имандре. Темные очки в пасмурную погоду. Пижонский спуск на лыжах. Загорелая морда самого симпатичного мужика. Рванные казенные штаны. След сорок последнего размера. Снегоступы в руках как ласты. Одинокий МЧС-ник под рюкзаком на перевале. Таблички на камнях. Стелющийся кустарник. Кривые березы, уже не карельские. Туман на перевале. Нескончаемый дождь. Проблема сухих ног, решаемая в первые пятнадцать минут. Кандалы на ногах как альтернатива проваливанию в снег по колено. Ништяки по карманам на финише. Новое крыло хз на перевале. Банка сгущенки под кустом в километре от старта. Растаявший снег вокруг камней. Палатка и горелка как роскошь. Проваливающиеся над ручьем пласты снега. Вечнопотерянные титановые часы. Брошенная веревка. Оторванный багажник. Сонные полумарафонцы. Смс-ки из-за гор. Специальный хромающий судья. И неспециально хромающие вокруг. Холодный горячий душ в санатории. Идеально ровный грейдер, который уже не радует. Мох на старых сыпухах. Ржавые тросы на дороге. Линия столбов без проводов. Тропа и колея от велосипеда справа. Мокрая карта. Брод по грудь с дрыном в руках. Настоящая белая ночь. Накатывающий сон. Чорры и ёки. Таскание велосипеда по снегу. Надо заставить себя поесть на второй день. Продрогшие волонтеры. Лайка на снегу брюхом кверху. Огромный цирк и одинокие падающие камни. Опухшие на закрытии лица. Штатный открывальщик-виночерпий. Привозные дрова. Ни одного комара. Ферсман – академик и перевал.