на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Лоймола - Пенсан - Ууксу

апрель-май 2000г

дневник В.Завьялова, комментарии Д.Шварца

Участники

Лоймола Пенсан-Ууксу
Надя Некипелова К2-п
Леша Захаров К2-л-кап. К4-пп
Дима Шварц (ком.) К4-лп К4-лп
Юля Некипелова К4-пп
Леша Кукин К4-лз К4-лз
Слава Завьялов К4-пз-кап. К4-пз-кап.
Ласточка-11 -- для катания

(пп = правый-передний, и т.д. )

План похода

28 апр в 19.26 поезд N182 из Москвы
29 апр 7.00 приехали в Лодейное Поле, 15.00 приехали на Лоймолу, построили катамараны.
30 апр Проплыли по Лоймоле до Сариярви. Посмотрели на исток Пенсанйоки. Ночевали на острове.
1 мая Проплыли до пор. Табун, катались на нем.
2 мая Проплыли до моста перед впадением в Тулему. Безуспешно стопили, ночевали у моста.
3 мая Надя с Юлей уехали в Москву, остальные дотащили катамаран до Пенсанйоки, вещи довезли с полпути на попутной машине.
4 мая Сплав по Пенсанйоки до Ууксу и по ней до пор. Розовый Слон. Катание на Розовом Слоне на Ласточке
5 мая Катание на Розовом Слоне, на Мельнице, прохождение Каньона, ночевка на Храмине.
6 мая Прохождение Храмины, сплав до Пятого Падуна, сели в поезд.
7 мая 13.00 приехали в Москву.

Дневник

Фотографии В.Завьялова и А.Захарова. Комментарии Д.Шварца выделены зеленым цветом.

28 апр 2000
18.30 - встреча у Ленина на Ленинградском вокзале. До поезда еще час, однако, возникают разные сюрпризы: Некипеловы опаздывают, Леша Захаров не купил свою часть раскладки (пытается купить на вокзале). Кроме того, у платформы стоят весы, и всем желающим взвешивают рюкзаки: говорят, что без штампика в билете, что вещей не больше 36кг, проводники сердятся. Вообще-то, перевес только у меня (Ласточка и катамаран-4), так что решаем проблему, взвесив два раза рюкзак Леши Захарова (26кг). [ДШ:Проводник, как всегда, на штампики и не посмотрел.] С раскладкой проблема решена не до конца: на вокзале куплена только тушенка, из существенного не хватает утренней каши. Вряд ли удастся купить ее в Лодейном Поле, будем мы там в 7 утра, и автобус у нас, вроде бы, подходит прямо к поезду. Впрочем, решаем, что и так проживем. Автобус заказал Денис Осин, с его группой мы собираемся идти параллельно. Кроме нас и группы Дениса в поезде едет и группа Марчука: они идут на Колос-Ууксу. Да и других туристов хватает.

29 апр 2000
В семь утра выгружаемся в Лодейном Поле. Кроме нас, Осина и Марчука еще, по-моему, две группы. Переписываю расписание (оно поменялось с предыдущего мая, когда его переписывал Дима). Нашего автобуса пока нет. Вскоре, однако, он приезжает и говорит, что задет за нами через час. Что ж, Леша бежит в магазин за продуктами (успешно), остальные разбредаются на вокзал, в кафе и т.д. Примерно в 9.30 подъезжает автобус, мы грузимся и едем.

Ехать долго. В автобусе народ затевает преферанс, я смотрю на проезжаемые речки. Впечатляет мост через Свирь: похоже, он подъемный. По краям дороги -- сосенки, мох, красный гранит -- Карелия все-таки. Появляется снег. После жаркой Москвы, и холодного, но солнечного Лодейного Поля снег всерьез не воспринимается. А ведь говорили пессимисты, что лыжи надо нам брать, и что подо льдом все озера будут. Пока не верится. Пока...

В Мегреге и Олонке воды на метр ниже максимума. Тулокса и Видлица особенно не запомнились: текут себе, вполне спокойно. А вот на Ладоге -- лед! У берега, правда. Эняйоки, Тулема. Все ждут Ууксу, говорят будет видна правая протока Пятого Падуна, там где крутая шивера. Действительно, вот и Уукса. За деревьями пролетают огромные каменные ворота и мощный поток, летящий между ними. Что было видно -- непонятно, но страшновато.

Питкяранту я проспал, зато потом пошла грунтовка и спать расхотелось. Снег в лесу уже почти сплошной! Проезжаем речку со странным названием Сюскюяйоки. Хочу сюда на Ласточке! Из-под моста -- и насколько видно -- крутая шивера. Еще раз та же речка, совсем в верховьях, еще круче! По крайней мере три слива, самый большой более метра. Хочу сюда на Ласточке!!! Похоже, у нас тот случай, когда плавать можно где угодно -- воды полно!

Еще раз Ууксу. Слева и справа -- два озера -- подо льдом! Впрочем, дорожки воды вдоль берега вроде есть. [ДШ: По-моему, не было, по краней мере я, посмотрев на озера, сильно огорчился.] Воды много, просвета под нашим мостом почти нет. Слева, на левом берегу стоит группа.

приехали в пос.Лоймола
А вот и Лоймола. 15.00. Итого ехали пять с половиной часов, по 150 р/чел. Высаживаемся у моста. Под мостом -- несложный порог и совсем нет просвета. Есть идея как можно скорее уйти километра на два вниз по реке, чтобы не приставали пограничники. На левом берегу, у самого моста стоит группа: каркасные байдарки. По ж/д мосту переходим на правый берег и идем вниз по течению. Впрочем, идея идти два километра довольно быстро утонула в снегу. Мне там, например, было по колено. А иногда и глубже. В результате встали, как только вышли на бесснежное место -- широкую просеку перпендикулярную реке, это метров 200 - 300 от моста. Денис Осин немного поворчал, что стоим в самом поселке, но и сам встал тут же. [ДШ: Безуспешно попытавшись отойти подальше. Получилось поглубже.] На другом берегу Лоймолы, действительно, у воды стоят дома, однако наша стоянка метрах в пятидесяти от реки, с воды ее не видно. У нас даже ручеек есть, чтобы воду брать не спускаясь к реке!

исток р.Лоймола
путь к стапелю
строительство
заснеженный лес
Строим катамараны. У нас димина двушка и моя четверка. У Дениса -- две двушки и четверка. Собираем рамы из сухих елок (которых вокруг предостаточно), чем вызываем удивление окружающих. У них у всех дюралевые рамы с усилениями из березы, а прочность наших елочек подвергается сомнению.

Долго думаем, какие сиденья делать. Треноги делать лень, да и не нравятся они мне, так что делаем простые палочки: жестоко, конечно, но ничего, если кому-то очень не понравится, на следующей стоянке можно переделать. На двушке нашему примеру последовали лишь наполовину: Надя сидит на треноге, а Леша -- на палочке. До вечера сделали почти все, осталось подвязать упоры, доделать одно или два весла и пр. мелочь. Поужинали и легли спать.

30 апреля
Как выяснилось, мы с нашей боязнью отстать от Дениса, у которого все рамы дюралевые, собрали катамараны быстрее! Денис хочет выплывать после обеда, а мы уже готовы. Решаем, что поплывем вперед и подождем его на пороге Табун: там, видимо, нам потребуется дополнительная страховка.

погрузка катамарана
Замечательный на этой стоянке подход к воде: 50 метров по глубокому снегу, 10 метров по снегу, под котором вода, еще метров 20 по колено в воде -- и выходишь из лесу на берег Лоймолы. Так и грузимся...

Плывем. Воды действительно много -- самый пик половодья. Считаем шиверы до порога Веер. Первая шивера хорошо просматривается от начала, идем сходу, ничего сложного -- чистая широкая струя, валы. Вторая -- с поворотами (правый, потом левый), ее хотим посмотреть, однако на берегу найден мужик (из байдарочной группы, что стояла у моста), он говорит, что ничего сложного нет.

первая шивера

Действительно, ничего сложного, только прижим неожиданный обнаружился, но прошли хорошо. Еще 3-4 шиверки, мост, который обнесли не разгружая катамараны (а четверку пытались обнести даже не отвязав чалку -- чуть деревце не своротили). Шивера, в которой описание пугает страшными наледями на высоте 40см. Действительно, довольно кривая и тесная. Прошли довольно грязно, раскантовавшись на заходе об берег [ДШ: и о ту самую наледь тоже], но ничего опасного обнаружено не было. Наледи есть, но совсем маленькие и безобидные. Потом идет озеро, и пара простых коротких перекатиков. На плесах река очень живописно течет по лесу, почему-то вспоминаются Ленин в Разливе, дед Мазай и прочие половодные персонажи. Живьем, пока, правда, встречаем только бобров.

осмотр Веера с ЛБ
Чалимся для осмотра порога Веер (на ПБ). Впереди -- уходящая за поворот шивера. Туманные ориентиры, указанные в описании, не дают ясного ответа -- Он, или не Он. Дима бежит вперед смотреть, вернувшись говорит, что порога нет, впереди шивера до горизонта, и надо плыть дальше. В это время мимо нас проплывает катамаран-двушка. Плывем дальше. После пары поворотов посередине шиверы начинается каменистая гряда с деревьями, и Дима командует чалиться. Вроде бы, похожая гряда была на фотографиях с Веера, которые он видел. Чалимся (на ЛБ). Разведка выясняет, что опять не доплыли, однако конец шиверы уже виден, за ним наблюдается небольшой слив. Перечаливаемся к сливу, опять на ЛБ. Над порогом лес подтоплен, ходить приходится по колено в воде. Смотрим Веер, который оказался метрах в 50 ниже слива, над которым мы зачалились. Порог представляет из себя очень длинный пологий слив (высота около 3м, длина -- метров 15-20). В середине слива -- небольшая бочка, в конце -- бочка гораздо больше, но, похоже, неглубокая, в виде пенного вала. С нашего левого берега видно очень плохо из-за мелководной, но вполне проходимой, если бы не заваленный заход, левой протоки.

идут Надя и Леша
Проходим слив над порогом и перечаливаемся на правый берег. На берегу полно снегу, местами чуть ли не по пояс. На страховку выставляем Надю с морковкой ниже слива и Лешу Захарова с морковкой и видеокамерой у бочки. Проходим на четверке. Бочка четверку тормозит, но сразу выплевывает. При прохождении двушки меняем Захарова на Кукина, а Надю на Диму. Я фотографирую у бочки. Двушку держит в бочке довольно долго, но тоже успешно выплевывает. Когда отплываем от Веера, на другом берегу появляется байдарочная группа.

вид на Веер снизу
Сразу за Веером пара простых перекатов-горок, потом -- довольно характерное место с островом, озерцом и крупным левым притоком (хорошо видны на карте). За островом -- перекат, за перекатом обедаем на сухом солнечном месте. Вообще, со снегом на стоянках после стапеля никаких проблем нет: когда плывешь по реке, всегда можно найти хорошее место.

Далее идет озеро Корпиярви, еще одна шивера и порог Ядрена Вошь (Кривая Бочка). Бочка, действительно, имеется, похожа на бочку в Веере но послабее. Слева от нее стоит довольно высокий вал. Совсем слева -- прижим к каким-то березкам. Идем тандемом, стараясь особенно не залезать влево (в березки не хочется). Без проблем проходим в месте стыка бочки и вала.

Далее идет пять шивер, две последние из которых довольно плохо просматриваются от начала. Последняя -- самая сложная, называется Раякоски. В ее конце -- довольно характерное место: струя бьет в левый берег и разделяется на две части: направо -- продолжение реки, налево -- большое улово. Дальше, до озера Сариярви -- лишь один несложный перекат.

На Сариярви встаем на большом острове напротив устья реки. Стоянка обжитая, есть каменный очаг и деревянный стол. Пока остальные ставят лагерь, мы с Димой на двушке едем смотреть на исток Пенсанйоки.

Вообще-то, мы еще не решили, как будем перебрасываться на Ууксу, возможных вариантов несколько. Можно, как планирует Денис, доплыть до моста перед впадением в Тулему и переехать на Ууксу или Пенсан на машине. Можно, проплыв еще несколько километров по Тулеме, по той же дороге перетащиться пешком на Пенсан (12км) или на оз. Кяснясенярви (7км). В последнем случае придется проверить проходимость протоки из озера. Можно от пор. Табун подняться обратно в Сариярви и либо плыть по Пенсанйоки, либо идти пешком 2км до Ууксы по лесу. Нижняя Лоймола в первом случае, как и средняя Уукса в последнем, почти никакой спортивной ценности не представляет, Пенсанйоки же -- полная неизвестность, это -- самый заманчивый вариант. А достаточно ли воды -- сейчас посмотрим.

первый порожек на Пенсанйоки
Разогнавшись на сильном попутном ветру уплываем в самый конец залива. Там находим только лед, исток же Пенсанйоки находится на южной стороне залива, метрах в двухстах от его конца. Он хорошо замаскирован деревьями и с воды виден плохо. Чалимся у истока, идем пешком смотреть. Типичная небольшая половодная река: воды достаточно, но постоянно встречаются кусты в русле. На Ласточке здесь не было бы никаких проблем, а вот на катамаране, видимо, придется помучиться. На просмотренном нами участке длиной метров 300 есть 2-3 места, где придется поработать пилой (или протаскивать катамаран по кустам). Есть еще порог на разрушенной плотине -- на удивление проходимый на катамаране слив высотой чуть меньше метра. Вообще, я бы сюда поплыл! Дима, похоже, тоже. При сильном, уже встречном, ветре возвращаемся назад. Поговорив с остальными, решаем, что доплывем до Табуна (его мы хотим посетить в любом случае), а там решим, подниматься ли обратно, или сплывать дальше.

на острове
Никогда еще попутный ветер не вызывал во мне столько отрицательных эмоций! Всю ночь через палатку дуло. Снаружи было -10 или около того, а я лежал с наветренной стороны, и почти не спасал меня трехслойный синтепон. [ДШ: Во время выбора стоянки я думал, почему на этом острове нет снега. Оказалось, его просто сдувает...]

1 мая
Утром во время сборов регулярно делаю одно полезное упражнение: пробегаю вокруг острова по берегу -- это немного согревает. Ветер по-прежнему сильный, он-то и причиняет основные неудобства. Согреваемся лишь на воде.

пор. Цис
К истоку Лоймолы приплыли, немного поплутав между островами. Там встретили мужика на резиновой лодке, местного, должно быть. Почти сразу от истока началась длинная шивера. Потом -- порог Цис -- чем-то похожий на Ядрену Вошь. Прошли так же, тандемом. По пути совершенно разочаровались в перспективе обратного подъема на Сариярви: эти бесконечные шиверы, с деревьями по краям, видимо, почти невозможно пройти вверх по течению, обносить придется почти все. Что ж, придется плыть по Лоймоле до конца. Последний перед пор. Табун порожек -- довольно высокая горка.

Перед Табуном зачалились заранее, у начала заходной шиверы, перед правым поворотом. Это -- метров 500 от порога, ближе чалка тоже возможна, но место надо разведать.

Заходная шивера идет плавным правым, затем левым поворотом, затем следует резкое сужение реки и мощный длинный слив сложной формы, который завершается бочкой в духе Веера, но гораздо мощнее. Дальше -- прижим к левому берегу и очень крутая шивера без камней и сильных бочек длиной метров пятьдесят. Все это происходит на крутом правом повороте и кончается небольшим озерцом, в которое все и выносит.

Правый берег, на котором стояли мы, удобен для просмотра, страховки и обноса. Единственный его недостаток -- из-за того, что порог расположен на правом повороте, с правого выпуклого берега он просматривается только по частям. Кроме того входной слив и бочка расположены под правым берегом, так что фотосъемку все-таки лучше производить с левого берега. Из-за этой тесноты у меня неплохо получились только фотографии выходной шиверы.

Посмотрев порог, решили, что помощь Дениса на страховке нам вряд ли требуется. Единственно разумная страховка -- подбирать вынесенных в озеро, бочка, несмотря на свою мощь, похоже, проносная, а шиверу лучше проплыть самосплавом до конца, чем болтаться в ней на морковке. [ДШ: Тем не менее через неделю после нас в этой шивере погиб каякер. Видимо, при меньшей воде там появляются разные гадости.]

На страховку у бочки ставим Лешу Захарова с морковкой и видеокамерой, ближе к концу порога -- Надю с морковкой и моим фотоаппаратом. На четверке хотим зайти в метре от правого берега, пройти по центру слива и по струе попасть чуть правее бочки. Дальше проблем быть, вроде, не должно. Не учли мы только одного -- инерцию разогнанного катамарана (груженого, кстати). В результате на правом повороте мы немного сместились поперек струи влево, влетели в самый центр бочки (нас там чуть придержало и выплюнуло) и пришлось нам выгребаться от прижима. Дальше, как и предполагалось, никаких трудностей не возникло.

двойка проходит пор. Табун
При прохождении двойки на страховке Дима опять сменил Надю, а Леша -- Лешу. Мы с Юлей встали страховать на четверке под порогом, так что прохождения я не видел. Говорят, что задержало их в бочке чуть дольше нашего, и к прижиму они прошли чуть поближе.

Под порогом найдена неплохая стоянка (кострище в полуметре от воды и сложности с палаточными местами), здесь мы и решили дожидаться Дениса. По нашим прогнозам (вполне оправдавшимся) они должны были ночевать на Веере и до Табуна дойти сегодня вечером.

Итак, намечается почти полная дневка, и, чтобы провести ее достойно, я надуваю Ласточку (не зря же ее везли). Чуть меньше года (с летней Тумчи) я в нее не садился, а новый фартук вообще еще только предстоит испытать. Для начала плаваю по озеру под порогом, заплываю на другой берег, хочу оттуда посмотреть на Табун, но обламываюсь: я, оказывается, высадился на острове, отгороженном от берега порогом, следующей за ним шиверой и узкой, но вполне проходимой на Ласточке протокой. Можно, конечно, дотащить Ласточку до этой протоки и переплыть ее, но лень, да и остальные меня уже заждались: всем на Ласточке поплавать хочется.

Дима в пор. Табун
Юля тоже плавает по нижнему озеру, она в Ласточке первый раз, а вот Дима идет в порог. В бочку, правда, он не лезет, стартует рядом с ней. Таким образом ему остается выходная шивера -- крутая, но не особенно опасная. После Димы катаемся и мы с Лешей Захаровым. Выходная шивера, оказывается, проходится на удивление легко, надо только успевать крутить носом перед сливами, чтобы не зайти лагом. Наше катание прерывается обедом.

После обеда собираемся кататься на четверке. Тропа обноса, кстати, есть, и довольно хорошая, на ней лишь одно место, где приходится тащить катамаран на боку. Кстати, обнос происходит по сухому руслу небольшой протоки (у нас вода сантиметров на 20 от максимума упала, вот она и пересохла). Итак, сборная команда: Надя, Дима, Леша Захаров и я. Хотим пройти как в прошлый раз, но в сливе свалиться вправо и пройти-таки правее бочки. Но нашим планам опять не суждено сбыться: вправо мы свалились, попали на отбойник от берега, и по нему приехали опять в бочку. Дальше -- все как и в первый раз, единственное отличие -- от сложного двойного удара трое потеряли равновесие и чуть не вывалились. Но ничего, в остальном прошли нормально.

До вечера занимаемся разными мелкими хозяйственными делами, типа заготовки дров, греемся на солнышке. После ветренной стоянки на Сариярви здесь кажется очень тепло, хотя температура и ниже нуля: под порогом плавают круглые островки замерзшей пены. Ждем Дениса. Уже начинаем думать, что будем делать, если они не приплывут до завтрашнего утра. Положение спасает Юля: гуляя вверх по реке она нашла Денисову группу на противоположном берегу над Табуном, в начале заходной шиверы. Это примерно полкилометра от нашего лагеря.

Дима берет Ласточку и уплывает в гости. Вернувшись он говорит, что действительно, ночевали они на Веере, а к Табуну подошли сегодня вечером и проходить его пока не стали. Отплывать они хотят завтра после обеда, мы же, наверное, выплывем утром. Следующая встреча назначена на Ууксе, на первом падуне.

После ужина решаем идти в гости. Путь, как объясняет Дима, непростой: сперва нужно как-то перебраться через протоку (Дима перетащил туда Ласточку и, вняв моим идеям о ее проходимости, прошел ее почти донизу без просмотра. Протока представляет собой крутую шиверу шириной 10-15м с несколькими деревянными воротами. Дима, говорит, получил массу эмоций.) [ДШ: Мда, проходимость ее спорна даже на Ласточке. А единственный (кажется) камень, который я схватил, оказался с сюрпризом, утащил под себя мой левый баллон. Короче, финиш происходил с полной лодкой воды.] Потом нужно пройти еще метров 200-300 по глубокому снегу.

Идти собираются Дима, Леша Захаров и я. Одеваемся довольно странно и разнородно: Дима в захаровском неопрене, сам Захаров -- вообще без гидрокостюма, я же одел свои гидроштаны поверх сухой одежды. Чтобы не намочить кроссовки я положил их в спасжилет, на гидроштаны же надел лишь носки. Еще у нас с собой есть катамаран для переплытия на другой берег, пила для преодоления протоки и конфеты в подарок.

В сумерках высаживаемся на другой берег и подходим к протоке. Мост хотим делать в самом ее начале, там имеется довольно высокий слив в сужении. Вообще, материала для строительства моста предостаточно: на острове полно сухих елок как раз такого размера, что мы втроем легко их таскаем. Впрочем, моста не получается: три с трудом принесенных елки застревают в сливе и вода идет через них.

Подумав, решаем строить мост чуть ниже: тут имеются две скалы, между которыми идет основной поток. Подойти к этому месту горазо легче, и мы без особого труда кладем четыре елки рядом. При работе в воде я выясняю, что одна из моих гидроштанин потекла. Жаль.

До денисова лагеря доходим почти в полной темноте. Очень сильно похолодало, и путь по снегу в мокрых гидроштанах и без обуви очень неприятен. Зато теперь у костра я могу их снять и одеть сухие кроссовки. Хорошо.

Сидим до позднего вечера, пьем чай. Обратный путь прошел без приключений, я даже не загидривался и добрался почти сухим. Приехав, ложимся спать.

2 мая
Утром выплываем, так и не дождавшись, когда Денисова группа пойдет Табун. Жаль. Вчера заболела Надя, и они с Юлей собираются ухать в Москву после Лоймолы. Я тоже болею: простудился, но хочу все-таки попасть на Ууксу. Поменяли распределение по судам: Надя плывет теперь пятым на четверке, Дима -- на Ласточке, а двушку мы разобрали. Наде сделали большую гребь: пусть рулит, впереди много озер и плесов. [ДШ: Это увеличило скорость совершенно немеренно. Я на Ласточке с трудом обгонял четверку, правда частично это объясняется болевшей левой рукой. Нда, просто команда инвалидов.]

Сразу за Табуном идет довольно веселый каскад шивер. Потом -- небольшой сливчик, и всё. Дальше -- плес до самого Осинового Каньона (это километров 20). Когда плывем по озерам, я с удивлением обнаруживаю, что GPS довольно точно показывает высоту над уровнем моря (на Ораваярви все время 83-84м). Уже в Москве я узнал, что на первое мая нам сделало большой подарок американское правительство: в 24:00 1/5/2000 они выключили загрубление точности GPS!

По берегам озер встречается народ на машинах, рыбаки, отдыхающие. Пока обносим мост между Ораваярви и Хисъярви, встречаем одного такого мужика. Он помогает нам перетащить четверку (переносим-то мы ее опять вместе с вещами, а вещей больше стало: двушки ведь нет). При входе в предпоследнее озеро обедаем. После обеда довольно быстро доплываем до Осинового Каньона.

Осиновый каньон. Вид вверх
Осиновый каньон. Вид вниз
Осиновый Каньон начинается после резкого правого поворота и представляет собой длинную мощную шиверу в очень крутых, но невысоких берегах. Метрах в ста от начала -- кульминация: прижим к каким-то деревьям слева и сразу -- к скале правого берега. Второй прижим -- очень мощный, с большим отбойным валом. Все это происходит на крутом левом повороте, дальше идет прямая шивера длиной метров 500 и совершенно без камней. Шивера отгорожена от берегов частоколом молодых деревьев, что вполне оправдывает название порога.

Наде вместо греби даем видеокамеру и идем тандемом с Димой. И проходим вполне нормально. До моста теперь остается совсем чуть-чуть. Перед самым мостом -- очень запоминающийся порог, он сверху очень страшно выглядит: издалека виден громадный полуобливной камень с мощным бурлением. Впрочем, с более близкого расстояния оказывается, что справа от камня есть широкий проход без особых сложностей. [ДШ: Проход я увидел и сверху, но не по себе мне стало в местных валах (>=1.5м), которые полностью закрывали обзор. Понять, ушел ли я уже от камня, было непросто.]

Пока плывем до моста видем несколько проезжающих машин и решаем, что по Тулеме плыть лень, и лучше попробуем мы уехать отсюда. Вылезаем на мост, и, пока остальные разгидряются, Дима и Леша Захаров поочередно стопят.

Вскоре, впрочем, выясняется, что мы ошиблись: кроме самосвалов идущих от Колатсельги и сворачивающих у моста куда-то налево (в карьер, видимо) почти никакого движения нет. Самосвалы нас подвозить не хотят, ссылаясь на очень жесткий график работы. Что ж, тогда Дима с Лешей Захаровым идут на разведку в деревню, а мы переносим вещи и лодки чуть ниже по реке. Там, на правом берегу Лоймолы Дима нашел замечательное место для стоянки. От дороги оно отгорожено довольно высоким хребтом.

Вернувшись, Дима с Лешей говорят, что в деревне все пьяные по случаю праздников, что договорились с каким-то мужиком, он найдет машину завтра и подъедет в 10 утра (веры ему, естественно, нет). Зато на обратном пути, подъезжая на попутном самосвале (они здесь, оказывается, строят дорогу) они выяснили, что часов в 6 утра по мосту пройдет вахтовка с начальником и можно попробовать поговорить с ним.

3 мая В шесть утра Захаров поймал начальника. Но начальник машину не дал, тоже сослался на жесткий график (что, видимо, правда: работают они почти круглосуточно, и без выходных). Так что облом.

Часов в девять вылезаем с вещами на трассу. Надя с Юлей, едущие в Москву, уходят за поворот и стопят там. Мы лениво греемся на солнце, стопим редкие машины. Погода, кстати, начала меняться: жесткий холодный антициклон немного смягчился. Уже сегодня ночью было не очень холодно (хотя и ниже нуля), На небе появляются небольшие облачка.

Ближе к 10 начинаем думать, что делать дальше. Хотим попробовать тащить все вещи в одну ходку. Перепаковываем рюкзаки, я сдуваю и убираю Ласточку, от катамарана отвязываем укосину (это -- единственная деталь из живого дерева, довольно тяжелая). Леша Захаров экспериментирует с подвязыванием катамарана под рюкзак. Говорит, что получается удобно.

Где-то в 10:20 выходим. Мы с Лешей Захаровым несем облегченные рюкзаки, к ним снизу подвешен катамаран. Такую подвеску, впрочем, я выдерживаю метров 200, потом начинают сильно болеть ноги и я перекладываю катамаран на плечи. Еще метров 200, и Леша делает то же.

Впрочем, так нести катамаран тоже плохо, он раскачивается и сильно бьет по плечам. Где-то через километр я подвязываю к катамарану веревочную петлю, и несу за нее. Так удобнее. Через два километра от старта -- замена: меняемся рюкзаками и катамараном с Лешей Кукиным и Димой. Рюкзак всего килограммов 40, прыгать хочется. Но плечи и спина после катамарана болят.

Еще через километр решаем, что надо пожалеть наши спины и придумать какой-нибудь другой способ переноски катамарана. [ДШ: Через минут 10 хода я понял, что катамаран не дает рюкзаку прижиматься к спине и поэтому такой способ переноски вреден для позвоночника.] Подвязываем к нему с четырех сторон весла, так чтобы они торчали по бокам, перепаковываем рюкзаки до примерно одинакового веса и несем вчетвером. Так немного легче. [ДШ: Зато таким образом мы сломали первое в этом походе весло.] Проходим камнедробилку. Около нее -- много разной техники, правда выбор небогатый -- все бульдозеры да экскаваторы. Все-таки Дима с Лешей Кукиным туда заходят просить подвезти. Безрезультатно. В это же время мимо нас проезжают Надей с Юлей.

Несем катамаран дальше. При появлении попутных машин кидаем его на землю и стопим. Один раз при таком кидании из-под катамарана не успел вылезти Леша. Поднимаем Лешу, идем дальше.

В пяти километрах от Лоймолы (это больше половины пути до озера в Кясняселькя и треть -- до Пенсанйоки) стопим фургон. Катамаран в него не влезает (не хватает сантиметров 20, да и водитель не очень хочет его туда класть), и меня, как самого больного, отправляют с рюкзаками на Пенсанйоки.

По пути рассматриваю строящуюся дорогу -- ее рубят напрямую, через монолитный гранит. Старая дорога петляет по горкам вокруг нее. [ДШ: Как-то пошли мы по таком спрямлению. По времени, наверное, выиграли, но с каким матом продирались через мешанину луж, грязи и обломков скал!] Водитель говорит, что утром в Колатсельгу приплыла какая-то катамаранная группа. Перед Кясняселькя подбираем джип (топливо кончилось) и тянем его до деревни. Проезжаем протоку из озера. Плыть по ней вряд ли можно: выше дороги это просто затопленный лес, а к дороге она подходит по узкой (метра полтора) мелкой канаве.

Вот и Пенсанйоки. Выгружаюсь. Ниже автомоста виден живописный деревянный мост и за ним -- довольно эффектный порожек. Воды предостаточно.

Место для стоянки выбираю на левом берегу, выше моста. Тут немного мокровато, река почти вровень с землей, но стоять можно. Развожу костер, кипячу чай. Усталость и остатки простуды вызывают во мне сильнейший приступ лени. С огромным трудом приношу немного дров на вечер. Лежу у костра, пью чай.

Через два часа от моего прибытия на мосту останавливается вахтовка. На крыше лежит катамаран! Иду к мосту. Выясняю, что катамаран не один и не наш. Тем временем народ вылезает из машины и оказывается группой Марчука. Они говорят, что видели несущих катамаран людей перед Кясняселкя. Что-то тут не так! Неужели за два с половиной часа они прошли всего пару километров! Прошу приглядеть за вещами и костром и сажусь в идущюю обратно вахтовку.

Водитель, впрочем, объясняет, что несущих катамаран видели гораздо ближе, в двух километрах от Пенсанйоки. И действительно, довольно недалеко, несут. Впереди привязали лямки, сделанные из упоров, сзади несут двое. Все очень уставшие. Заменяю Лешу Кукина, объясняю, что осталось совсем чуть-чуть. Народ настолько уставший, что даже в полукилометре от моста пытается застопить какую-то машину. [ДШ: Да вроде и не сильно устали, просто хотелось показать, что мы не хуже Марча, да и последний километр всегда самый неприятный.] Наконец-то доходим. Костер уже погас, чай остыл.

Обедаем, делаем новую укосину для катамарана, разбираемся с продуктами. Выяснилось, что в наследство от Нади-завхоза нам осталось продуктов дней на двадцать. Мы же планируем уезжать дня через три. Ввожу в GPS разные точки: пороги на Пенсанйоки, впадение в Ууксу, разрушенный мост перед пор. Блюдце. Регулярно заходят гости из Марчевской команды, поим их чаем. Начинает накрапывать дождь, в первый раз за поход ставим тент для вещей. Палатку ставим только одну -- Лешину, попробуем переночевать в ней вчетвером (всего у нас есть две трехместные палатки). Место для костра я выбрал очень удачно, под огромными елками, и дождь туда не добирается (и так до утра не доберется). Вечером идем в гости к Марчуку.

Вчетвером в одной палатке спать слишком тесно, особенно, когда снаружи дождь.

4 мая Утром нас ждет сюрприз: какие-то представители отряда Марчовых прибили наш катамаран вертикально к березе. Гвозди большие, сантиметров 30, явно вытащенные из старого финского моста. Решаем, что потом надо будет отомстить. Быстро собираемся и выплываем. Есть идея поскорее приплыть на порог Розовый Слон и занять лучшее место. Группу Марчука мы, действительно, обогнали: они стоят на мосту и обстреливают нас снежками. Я временно становлюсь одноглазым капитаном. Желание отомстить крепнет.

Пенсанйоки
Порог под мостом, осложненный снежками, проходим довольно грязно. До Ууксу плывем еще часа полтора. Встречается несколько шиверок, все очень простые. Одна, впрочем, с воды была плохо видна, ее посмотрели. В 11:00 чалимся напротив впадения Пенсанйоки в Ууксу.

Здесь неплохая стоянка, правда довольно затопленная. Леша Кукин здесь был на прошлые майские праздники. Говорит, воды было чуть ли не на метр меньше. С прошлого года появились и следы туристов: у затопленного дерева стоит целая катамаранная рама, на берегу валяются остатки гидрокостюма.

Плывем дальше. Течение быстрое, при нашей довольно неспешной гребле идем не меньше 6 км/ч, иногда 7-8. На берегу видим мужиков с большой надувной лодкой. Спрашивают, как нам понравился порог под мостом.

Порог Блюдце затоплен полностью, осталась лишь быстринка. Ищем место, где надо срезать петлю реки. Один раз ошибаемся и по затопленому лесу заплываем в какое-то озерцо. Потом все-таки находим, действительно, короткая протока, метров 10, в то время как длинная, основная, не меньше полукилометра. Шивера Лососевая хороша. Мощная, длинная, хотя и не очень сложная [ДШ: в малую воду была интереснее]. После нее обедаем и быстро доплываем до Розового слона.

Чалимся на правом берегу, затем перечаливаемся поближе к порогу и ставим лагерь. У Димы было воспоминание (он был на Ууксе в конце прошлого мая), что на этой стоянке нет дров. Впрочем, метрах в ста вверх по течению реки дрова найдены в большом количестве. Найдены также следы недавнего катамараностроительства: вершки и корешки небольших елочек. Кто-то, наверное, здесь поломался.

правая протока Розового Слона
Сам порог представляет из себя две протоки со сливами высотой около двух метров (в конце прошлого мая, говорят, сливы были гораздо выше, сейчас их сильно подтопило). Правая протока, у которой мы стоим -- более маловодная. Вода полого и ровно скатывается по щельям, внизу -- бочка почти на всю ширину. Мелкая проносная струя есть под нашим берегом, под противоположным берегом имеется высокий водяной бугор: вода взлетает на скалу под сливом. Вроде бы впритирку к бугру струя тоже проносная.

Вторая протока видна плохо, в ней виден черный гладкий слив, разрезанный наискось пенным валом. Бочки почти не видно. Зато метрах в двадцати от слива, перед скалой, запирающей левую половину протоки, вздувается водяной бугор почти метровой высоты и диаметром метров 10. Впечатляет.

Под порогом -- небольшое озерцо, в его конце видны остатки плотины ГЭС, там находится второй падун, Мельница. Под нашим берегом огромное улово с противотоком, поверхность воды покрыта пеной, плавают бревна. Одно, вертикально торчащее из воды, медленно дрейфует по кругу. Клочья пены, поднятые ветром, летают в воздухе.

Спускаемся на катамаране по правой протоке. От удара в бочке у Леши Кукина рвется упор. Катамаран с Лешами, видеокамерой и морковкой идет на страховку к скальному островку (Слоненку), и начинается катание на Ласточке.

я в сливе
я в бочке
Для начала я хочу попасть в проносную струю у берега. В бочку попадать боюсь. Причем заход хочу посмотреть с воды: слив длинный и я надеюсь успеть по нему уйти в нужную струю. Зря надеюсь. Вылетаю на срез, вижу далеко справа нужное место, делаю пару гребков в том направлении и, не доплыв, обреченно поворачиваю нос перпендикулярно бочке. Неразогнанную Ласточку кладет с размаху, через корму. Из бочки меня выносит почти сразу, я держусь за Ласточку. Леша Захаров умело кладет морковку поперек нее, я хватаюсь, но потом почему-то отпускаю. Почему-то отпускаю и весло. Нащупав ногами дно, переворачиваю Ласточку, сажусь в нее и гребя руками отправляюсь на берег. Леши плывут за веслом. Весло в пене найти очень трудно, я помогаю им с берега, наконец находим.

Дима
Второй -- Дима. Он хочет идти туда же, куда и я, внимательно смотрит с берега заход и проходит точно по задуманному.

Потом -- Леши. Я же отправляюсь на остров страховать. Захаров проходит очень эффектно: напролом, через бочку, на кормовой свечке. На фотографии видно -- в бочке Ласточка стоит точно вертикально. Что ее поставило на ровный киль -- непонятно. Леша Кукин тоже идет через бочку и очень эффектно киляется: Ласточка встает на кормовую свечку и полностью скрывается в бочке; потом она вылетает вбок и, переворачиваясь, опять падает в бочку. Оттуда их с Лешей уже и выносит к нашему островку.

Леша К.
Леша З.

опять я
Я опять хочу попасть в струю под правым берегом, захожу правильно, но в конце стукаюсь об дно, теряю равновесие и за сливом переворачиваюсь.

Где-то в это время подходит группа Марчука и начинает проходить правую протоку. У них шесть штук катамаранов-двушек, скаут и егерь. Почти все катамараны довольно здорово тормозятся в бочке (в результате -- один выпавший человек и одно упущенное весло), а скаут киляется. [ДШ: При этом я в первый раз лично убедился в том, что каякерский спас - непригодная для самосплава вещь. Голова одного из кильнувшихся постоянноэ была в пене. И это - на плесе.]

опять Дима
Мы своих катаний тоже не прекращаем. Выяснилось, что разогнанная Ласточка пробивает бочку в любом месте, в отличие от плохо разогнанного катамарана. За все дальнейшее катание один раз киляется Леша Кукин. Мы с Лешей Захаровым успешно проходим еще дважды, Дима -- еще четыре раза, причем в совершенно разных местах (один раз -- через водяной бугор в левом крае протоки).

Марчук встает на Мельнице, у них там начинается катание, мы же разгидряемся и готовим ужин. К ужину подплывает уже виденная нами надувная лодка. Мужики думают, в какую протоку идти, в конце-концов решают, что в правую, просят постраховать. Говорят, что за ними идут еще группы, одна из них -- несколько рафтов, человек по 10 каждый. Говорят, что порог под мостом хорош, но зазор очень мал -- на грани проходимости для каяка.

Розовый Слон вечером
Вечером ходим в гости к Марчуку, изучаем Мельницу. В пороге имеется очень длинный (30-40м) волнистый слив под левым берегом. Бочка, вроде, небольшая, но для Ласточки неочевидная. Справа вода сливается тонким слоем с гладких скал (или остатков плотины). Есть несколько теоретически проходимых на Ласточке проток под ПБ, но доверия они не вызывают: тесные, с бревнами и остатками плотины. Все в основном проходят порог в левой части главного слива, метрах в двух от ЛБ.

5 мая
Рано утром Леша Захаров пытался всех разбудить, чтобы идти мстить группе Марчука. Но всем лень. Так никто и не пошел. [ДШ: Кажется, я даже не проснулся. Проснулся - пошел бы...]

Утром собираем лагерь и плывем на Мельницу кататься. Там катание уже в самом разгаре, двушки киляются... Мы проходим один раз, довольно успешно, потом Леша Захаров идет с Костей Чикиным на его двушке. Двушка не выдерживает Лешиного веса: ломается дюралевая трубка-сиденье.

Мельница: идут Хвосты
идут Костя с Лешей

вид на Розовый Слон снизу
Плывем обратно на Розовый Слон смотреть левую протоку. Правая часть слива более мощная с глубокой бочкой. В левой части бочки почти нет, струя уходит под спокойную воду и выходит метров через 10 в виде десятиметрового водяного бугра. Посередине слива вроде бы есть проносное место, но заход туда осложнен косым валом. Решаем идти в левой части.

левая протока Розового Слона

Плывем опять на Мельницу просить Марчука постраховать. Возвращаемся с большой компанией зрителей. В это же время сверху подплывает группа Осина, они тоже начинают смотреть порог.

Заходим в порог хорошо, в сливе получаем сильный удар, я падаю внутрь катамарана, ломая при этом весло. Катамаран некоторое время стоит под сливом (там довольно спокойно), потом его подносит вправо на проносную струю и выносит из порога. Я как раз успел отвязать запасное весло.

После нас идет двойка-Тритон из группы Марчука. Заходят через косой вал по центру, в единственное более-менее проносное место. Катамаран с людьми полностью скрывается в бочке, потом вылетает уже без людей, переворачивается в воздухе и уплывает. Людей держит в бочке, потом тоже выносит.





Из команды Осина идет четверка и двойка. И та и другая -- в правую, самую мощную бочку. С четверки смывает одного человека, двойка же красиво киляется после продолжительной борьбы [ДШ:Борьбы между двойкой и бочкой. Экипаж в ней участия не принимал.] и остается минут на 40 в бочке.

Пока происходит катание на Розовом Слоне я по ЛБ иду смотреть Мельницу: с этого (левого) берега можно подойти почти к самому сливу. Действительно, под самым берегом бочка небольшая, попробовать пройти на Ласточке, наверное, можно.

Скаут в Мельнице. Капитана смыло
Марчук обедает на Мельнице, мы же грузим катамаран, привязываем сверху надутую Ласточку, проходим Мельницу и плывем дальше. [ДШ: Эх, надо было покататься, но зачем-то старались обогнать Марча.]

остров перед заходом в пор. Каньон
Обедать встаем перед пор. Каньон (на правом берегу). По берегу бегают несколько человек, таскают катамараны, очень возбужденные, с огромными и круглыми глазами. Пока варится обед, по одному ходим смотреть порог.

бочка в Каньоне
В пороге имеется бочка во всю реку совершенно невообразимого размера. Именно ее-то и боится народ, который в большом количестве толпится на берегу. Всего на пороге стоит групп пять, а то и больше. Рассказывают, что в бочку недавно сунулась одна четверка шестиметровой длины, и что выплыла она оттуда лишь через некоторое время в виде мелких кусочков, которые едва сумели поймать перед следующим падуном (это в 2-х километрах). Никто, впрочем, не пострадал, и сейчас герои шьются и делают новую раму.

Увиденное и услышанное впечатлило, и, хотя бочку, судя по всему, можно объехать слева, решаем дождаться группы Марчука. Авось помогут советом/примером/страховкой.

К концу обеда подплывает передовой экипаж марчовской группы -- Костя с Таней. Кормим их чаем со сгущенкой. Немного погодя подплывают и остальные.

В порог идет сперва Марчук, потом Хвосты, потом все остальные. Проход у левого берега оказался простым, все идут без происшествий, почти одинаково. Толпящимся на берегу людям даже обидно становится: столько боялись, а так все просто оказалось...

наша четверка
скаут
двойка Кости Чикина

Марчук остается ночевать сразу за Каньоном, мы же плывем смотреть на следующий падун -- Храмину. Встаем перед длинной заходной шиверой на правом берегу. Здесь чистый сосновый лес весь изрытый окопами финской войны. Местами попадается колючка.

пор. Храмина
Сам порог впечатляет: после длинной заходной шиверы вода идет в длинный пологий слив высотой метра четыре. За сливом стоит мощный пенный вал двухметровой высоты. В центре реки он явно непроносной, зато к краям загибается вниз по течению. Если идти справа или слева, ничего опасного произойти вроде бы не должно: катамаран в любом случае выкинет из порога вдоль вала. Тем не менее порог очень мощный, и мы сильно сомневаемся идти ли его. Диме больше нравится проход под левым берегом, он менее мощный, но там в воде торчат какие-то кусты. Я бы скорее пошел справа -- сюда идет почти вся вода, однако здесь имеется косой пенный вал, который обойти вряд ли удастся. В результате откладываем решение о прохождении до завтра.

Вечером со стороны поселка пришли трое мужиков. Походка нетвердая, в рюкзаке позванивает. Оказалось, они из той группы, что поломалась в Каньоне. Пока остальные чинили катамаран, они пошли в поселок в поисках различных напитков. В Ууксу ничего не нашли (уметь надо: Захаров нашел сразу), ходили в Питкяранту. Поили нас водкой, подарили полуторалитровую бутылку пива. [ДШ: Звали в гости. Была идея совместить гости со мщением Марчу, но почему-то опять поленились.]

6-7 мая
Утром лежим на солнышке, ждем группу Марчука. Они появляются ближе к обеду и начинают смотреть порог. Проходить хотят под правым берегом, там где мощнее. Мы хотим посмотреть, как у них получится, и тоже идти. Вещи обносим к концу порога.

Первые два прохождения не вполне удачны: Хвостов положило косым валом, с марчовской двойки смыло людей (впрочем, зашли они довольно странно -- задом). Решаем все же, что четверка -- не двойка, небось не кильнемся, и идем.

двойка Марчука
она же в валу

Заходим довольно хорошо, в валу катамаран останавливает, я при этом падаю в центр; катамаран стоит несколько секунд носом зарывшись в вал, потом его начинает выносить направо, мой правый баллон при этом идет вверх. Еще пару секунд катамаран плывет на ребре; я болтаюсь на раме, Леша Захаров сидит наверху в упорах. Потом наконец падаем. Маслом вниз. [ДШ: Находясь на нижнем баллоне, я долго смотрю на висящего надо мной в упорах 100кг Лешу. Слава Богу, он держался до последнего.]


Чалка под порогом удобная, струя прижимается к правому берегу, где фильтруется через прибрежные деревья. Туда и чалимся. Дима чуть повыше, мы с Лешей Захаровым на катамаране -- пониже. Леша Кукин уплывает совсем далеко в погоне за чьим-то веслом. Весла при киле совершенно загадочным образом терялись, менялись, кроме того, уплыла плохо привязанная запаска. Несмотря на это, все весла удалось поймать. Причалить катамаран помогла уплывшая и зацепившаяся за дерево морковка. Ее потом зачем-то от катамарана отрезали и долго доставали из-под воды. [ДШ: В процессе переворачивания ката обратно я сказал Леше убрать морковку к (кажется) чертовой матери. Прежде чем я успел подумать, как это будет сделано, Леша достал нож...]

Из марчуковской группы идет еще несколько двоечек, тоже справа, все киляются. Мы, посмотрев на них, плывем дальше. Кстати, группа Осина на следующий день успешно прошла Храмину под левым берегом.

За порогом начинаются шиверы, не очень сложные, но приятные. Довольно быстро доплываем до Пятого Падуна.

правая протока Пятого Падуна
В пороге Пятый Падун имеется две протоки, левую, где находится собственно падун, мы не смотрели, в правой же -- очень мощная шивера. Начинается она довольно высоким сливом (1-1.5м), потом вода проходит в огромные каменные ворота, оставшиеся от ГЭС. Дальше идет очень крутая шивера метров на двести. В нижней части высоко над рекой натянут трос, на нем висит, касаясь воды, дерево. Это -- наиболее опасное место, да и остальная шивера не вполне очевидна. Решаем шиверу не идти, а быстро собираться и уезжать на вечернем поезде в Москву.

поселок Ууксу
Дима на платформе
На станцию приходим за час до поезда, туда же приходит группа Марчука и еще несколько групп. Поезд приходит по расписанию, в 18:15. Билет до Лодейного поля стоит 23-10.

В Лодейном поле проблема: последний поезд на Москву через 50 минут, а в кассе билеты выписывают вручную. Более быстрый Марчук обогнал Диму, и билеты нам не светят. [ДШ: Более быстрый-то я, но Марчук знал, куда бежать. Так что более чем на второе место я не рассчитывал, а вторым прибежать удалось. Вот только пока выписывали 16 билетов для Марча, 50 минут и прошли...] В результате впрашиваемся в общий вагон за стоимость купейного.

Вагон почти пустой, едем хорошо. С нами едет человек, только что освободившийся в Мурманске и возвращающийся домой куда-то на Кавказ. По этому поводу он радуется всему происходящему, рассказывает нам разные истории. Мы кормим его оставшимися в большом количестве продуктами, показываем фильм с нашим килем в Храмине. Утром 7-го приезжаем в Москву.

Киль четверки в пороге Храмина (2.8Mb)

схемы

Postscript (86kB), FIG (17kB)

75dpi gif

GIF 300dpi (126kB),.


100dpi gif

GIF 300dpi (25kB),.


75dpi gif

GIF 300dpi (104kB),.