на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Вокруг Ладоги с Караваном и Питерцами
12-15 июня 2003 года

А.Тонис

Надоели водопады и пороги!
В первой речке утоплю катамаран.
Хватит бегать! Не за тем даны нам ноги.
Только байкинг, только "Трофи-Караван"!

(в качестве полемики с песней А. Иванова :-)

Предисловие

В июньские праздники (12-15 июня 2003 года) состоялся велопоход по северному Приладожью, организованный совместными усилиями питерских велосипедистов во главе с Федором Ельцовым и московского велосипедного турклуба Караван (секция Велотрофи-Караван). Данный текст представляет собой комбинацию дневника, техописания и географических данных с точки зрения одного из участников -- Александра Тониса (г. Москва) -- и не является официальным отчетом о походе. Высказанные здесь мнения соответствуют взгляду представителя "традиционного" туризма, вдобавок, с весьма скромным велосипедным опытом, и ни коим образом не претендуют на объективность.

К тексту приложены файлы с геоданными -- треками и путевыми точками (а что это такое?), которые можно визуализировать, наложив на соответствующий лист карты с помощью программы OziExplorer. Треки за первые три дня (12,13,14 июня) сильно упрощены, а последний трек (кусок 14 июня+15 июня) подробен и содержит данные о временах (кстати, по значениям скорости можно судить о качестве дороги и рельефе); участок перекрытия подробного и сжатого треков (Кирьявалахти -- Мейери) дает представление о степени загрубления.

При чтении полезно иметь перед глазами карту, трек и путевые точки. В тексте я буду ссылаться на точки, заключая их названия в круглые скобки. Километраж -- по моему одометру. В населенных пунктах старался отмечать магазины и столовые. Путевые точки, снятые на местности, имеют символ "флаг" (код 83), остальные накликаны мышкой по карте в Москве. Треки правились, но незначительно.

Технические данные

Район: северное Приладожье -- юг Карелии и (совсем немного) север Ленинградской области. В атласе Карелии 1:200000 -- стр. 105-107,119,120,126-130.

Нитка маршрута: ст. Лодейное поле -- Старая Слобода -- Мегрега -- Обжа -- Ильинский --Ууксу -- Питкяранта -- Сортавала -- Лахденпохья -- Куркиеки -- Хийтола -- ст. Кузнечное.

Протяженность: у разных участников -- разная. На моем одометре набралось 444км, а гипотетический "идеальный байкер", следовавший по маршруту без петляний туда-сюда и ночевавший в тех же местах, где мы, накатал бы приблизительно 400км. Из них 70% асфальт, 30% грунт (широкие грейдеры).

Участники: из Питера, Ярославля, Воронежа, Москвы -- всего 17 человек. До заявленного финиша в срок дошли только десять: четверо были вынуждены сойти с маршрута из-за серьезных поломок велосипедов; двое, наоборот, решили удлинить маршрут и остаться в районе еще на денек, а один вообще потерялся -- улетел по шоссе вперед, и больше его не видели.

Погодные условия: близкие к идеальным. Дождей не было (если не считать нескольких капель, выпавших из случайной тучки); жары не было тоже. Температура ночью +4-+9, днем +11-+15. Ветер преимущественно С-СЗ, т.е. вначале встречный, а ближе к концу боковой.

Насекомые: не беспокоили. Эпизодически летало несколько комариков; более серьезной авиации -- мошки и слепней -- не было вообще. Клещи отсутствовали.

Продукты, снаряжение и стиль прохождения маршрута: в расчете на высокую степень самостоятельности участников. Группа собиралась вместе в крупных населенных пунктах, у магазинов, где закупались еда и питье. Использовалась мобильная связь (почти везде ловился Мегафон) и спутниковая навигация.

Дневник с описанием маршрута

Заброска

Все думал я, куда бы пойти на праздники. Хотелось, конечно, на воду, но ничего подходящего не намечалось. У Андрея Чупикина была задумка поехать на велосипедах в Каргополь. Идея мне понравилась, но дальше разговоров дело не пошло. Наконец, на гусятнике по мартовским Хибинам я встретил Таню Воробьеву с Лешей Бобковым, и они предложили присоединиться к группе велосипедистов, идущей в Приладожье.

Легко сказать. Ни разу не ходив с Караваном в однодневки, -- и сразу в серьезный многодневный поход? Да еще заявлен быстрый темп: средняя скорость 15-20 км/ч. Несколько быстрее, чем я привык. Плюс к тому, предстояло обрести опыт путешествия с байком в дальних поездах (до этого удавалось обходиться одними электричками). И вообще, велопоходов длиннее двух дней у меня еще не было. А вдруг на третий день отвалятся колени, а на четвертый -- все остальное? А вдруг "злая" резина не покатит против сликов и полусликов, которые стоят у всех? А вдруг обвеска уровня Altus окажется принципиально непригодной для такой нагрузки? В разных велотехнических публикациях про эту группу оборудования пишут с неизменным пренебрежением. Чего стоит, хотя бы, сравнение линейки Shimano с иерархией шоколадок -- согласно этой табели о рангах, мой байк годится разве что в кондитерские плитки с вафельно-ореховой крошкой.

Что ж, надо готовиться. Трансмиссию я менять не стал, а вот новый велорюкзак решил сшить: имевшийся 75-литровый AVL был громоздким, тяжелым и неудобным. Дизайнерская мысль пустилась в полет: моя модель должна быть подогнана по размерам к нужному набору снаряжения и к стоящему на байке багажнику, цепляться на него за считанные секунды, да еще обладать эластичными свойствами: положишь в рюкзак 25л вместо 50 -- чтобы все равно не обвисал. И вес не больше 500г. Все это я попытался реализовать. Получилось неплохо. Пошел испытывать новое изделие в тренировочный поход -- выдержало, не отвалилось.

С погрузкой в поезд отдельная история. Где-то вычитал я, что перед посадкой надо обязательно снять педали. А когда делаешь это первый раз через год после покупки велосипеда... В общем, наука победила, но стальной гаечный ключ толщиной 5мм оказался в итоге изрядно погнутым.

И вот все приготовления позади, впереди перрон Ленинградского вокзала и прохладная летняя ночь. Мой вагон восемнадцатый -- скорее всего, последний. Хорошо, меньше идти...

Как же, как же... Поезд подали всего за десять минут до отправления, и оказалось, что восемнадцатый вагон прицеплен в самую голову состава, впереди первого! Не буду описывать спринтерский велобег через толпу сумочников на другой конец платформы, не буду приводить те слова, которые произносил сквозь зубы, пока в этой толпе пытался разобрать байк (а он не разбирался) и сунуть его в чехол (а он цеплялся за все и не лез) и просочиться в плацкартный вагон (а он, как известно, узкий), но когда все, наконец, было кончено, Москва отплывала назад, а железный конь ажурным мостом красовался над купе, у меня только и хватило сил, что забраться на свою полку и заснуть.

Первый день (12 июня)

Лодейное Поле (12STA) -- Старая Слобода (MONAST) -- Мегрега (MEGMAG) -- Обжа (OB-OST) -- пляж на Ладожском озере (12U) = 78км.

Утро в поезде. Со мной в вагоне едет еще один участник Ладожского похода -- Евгений из Ярославля. Все в нем колоритно: и внешность -- типичный бородатый профессор-математик, и манера беседы -- сразу не поймешь, шутит или говорит всерьез, и байк -- эдакая навороченная конструкция с длинными фигурными рогами, растущими из середины руля, и другими, пока еще малопонятными приспособлениями.

В Лодейном Поле нас уже встречает руководитель -- питерский велосипедист Федор Ельцов. Некоторое время тормозим на станции -- народ пакуется, собирает байки, что-то ест. Подхожу к группе водников, едущих на Ууксу. Спрашивают, сколько мы проезжаем за день. Отвечаю, что завтра вечером, наверно, будем у них гостить.

Выезжаем из Лодейного Поля (12STA) по трассе М18 (Санкт-Петербург -- Мурманск) и за подъемным мостом через Свирь (12VSTR) встречаемся с приехавшей раньше частью группы. Идем дальше колонной, растягиваемся по шоссе не сильно. Только Таня Воробьева с Лешей Бобковым сразу врезают не по-детски, к ним на хвост садится Евгений, возложив "для скорости" пальцы на рога, а предплечья на специальные мягкие подставки на руле -- вот для чего они, оказывается, нужны, -- и вся троица быстро скрывается из пределов видимости.

Первая остановка после моста -- в точке (12A1). Отсюда уходит грейдер в Нижнесвирский заповедник. По этой дороге можно альтернативным путем попасть в Обжу, избежав малоприятных сорока километров по М18 (см. трек Zapov.plt). Но Федор уже объявил, что такой толпой мы туда не сунемся. И, тем не менее, вся группа поворачивает на грейдер! Оказывается, мы едем смотреть Александро-Свирский монастырь в Старой слободе, а заодно и скостим себе часть скучного шоссейного пути.

Все хорошо, но тройка лидеров исчезла. Может быть, они увлеклись и, забыв обо всем, мчат без остановок в Мегрегу? Или вообще пропустили поворот и ушли на Петрозаводск? На Мурманск? В бесконечные дали Севера? В любом случае, решает руководитель, их отсутствие здесь -- это их проблемы. Сворачиваем с трассы.

С помощью GPS отслеживаю, правильно ли идет грейдер. Незадолго перед тем, как ему влиться в дорогу на Старую слободу, справа подходит мощная грунтовка с дорожными знаками, не обозначенная на карте (-RZV1). После минутного колебания все-таки решаем проехать еще вперед и через полкилометра встаем на правильную дорогу (12A2).

После осмотра монастыря (MONAST) вновь возвращаемся на М18 (LA4) и продолжаем пилить по ней. Евгений уже с нами, он благоразумно вернулся, а вот Татьяна с Алексеем наглухо пропали. Ну, точно, проскочили поворот на Мегрегу (недалеко от переезда (ZD2)) по не обозначенной на карте Олонецкой объездной и летят на север.

В Мегреге (MEGMAG) народ запасается съестным. Мне, привыкшему к пуританским традициям группы Дмитриева, приятно наблюдать, как из магазина выходят один за другим спортсмены в ярком прикиде и каждый сжимает в руке бутылку с чем-нибудь эдаким :-) Причем легкие напитки -- пиво и сухое вино -- употребляются на месте. Более тяжелая артиллерия ждет своего вечернего часа.

Дальше наш путь идет по грейдеру. Тут-то и начинаются мучения для байков с узкими колесами, имевших на шоссе преимущество. Песочек, гравий, все такое... В Обже на автобусной остановке (OB-OST) вновь собираемся. Основная дорога уходит к базе отдыха (12TR2), а мы едем на север и сваливаемся по песочной дорожке (12UHOD) на берег Ладожского озера искать место для ночевки.

Место (12U) -- просто класс. В обе стороны уходит широкий песочный пляж до горизонта, за ним начинается "открытое море". Сосны стоят редко, все хорошо продувается. Единственный недостаток -- все барахло заляпано песком.

Второй день (13 июня)

Пляж на Ладожском озере (12U) -- Ильинский (IL-MAG) -- Видлица (VIDMAG) -- Салми (SA-STO) -- Ууксу (13P1) -- пор.Храмина (HR) -- п-ов Уксалонпя (13U-F) -- его же перешеек (13U) = 153км.

Утро для меня началось неожиданно: подъем, объявленный на шесть часов, прокричал не я сам, а кто-то незримый, не поленившийся пройти метров пятьдесят до самого дальнего уголка лагеря. Приятное удивление (вот ведь, есть среди народа жаворонки!) сменилось просто удивлением, когда, придя на общую поляну с собранным рюкзаком, я обнаружил, что костер еще не горит. Оказывается, многие велосипедисты из этой команды даже в обильном дровами сосновом лесу предпочитают пользоваться газом. Таежные скитальцы, улыбнитесь, представив себе такую картину: рядом с жарко пылающим костром сидит некто и смотрит на свой котелок с водой, медленно закипающей на газовой горелке.

В девять вышли. Федора беспокоил вопрос, есть ли мост в Ильинском или придется возвращаться вверх по Олонке километров пять до обозначенного на карте моста в Еройле(OLNK-M). На этот случай была идея воспользоваться срезкой от северного конца озера Лигоярви (13SR). Какая-то дорожка оттуда действительно шла, но народ не был ею вдохновлен. Еще один правый поворот, более мощный, проехали в точке (13R2). Здесь группа мало-помалу растянулась. Дорога впала в мощный грейдер (13TR2), вышла к Олонке и уперлась в большой подвесной пешеходный мост (13MSTN), построенный, по всей видимости, недавно.

В Ильинском народ разбрелся, кто куда. Большинство, конечно, направилось к магазину (IL-MAG), расположенному в стороне от шоссе. Игорь то ли не разобравшись, то ли намеренно укатил по шоссе в сторону Питкяранты, и больше его не видели. Я набрал было воды из колонки (13VOD1), но местные жители предупредили, что она не питьевая, пришлось вылить. В конце концов я решил вернуться к мосту и ждать Федора с москвичами Олегом и Татьяной, которых все не было. Дождался. Оказалось, на грейдере у Олега от удара об камень отвалился задний переключатель. Совсем. То есть велосипед стал односкоростным, поскольку без заднего суппорта не функционирует и передний переключатель. Олег, тем не менее, полон решимости продолжать путешествие.

Следующий сбор в Видлице (VIDMAG). Незадолго до села замечаю впереди два светлых объекта, движущихся примерно с моей скоростью в ту же сторону. Увидев сзади велосипедистов, объекты останавливаются, увеличиваются в размерах и оказываются нашедшимися Таней и Лешей! Не найдя нас, ночевали они в итоге почти там же -- на озере Кавер, -- и даже видели, как мы проехали мимо их лагеря. Пытались окликнуть, но никто, конечно, не услышал из-за шума набегающего воздушного потока.

Поселок Погранкондуши, стоящий на месте старой (до 1939г) границы между СССР и Финляндией, обозначает также и границу природных зон. Равнина кончается, начинаются холмы. Перед Погранкондушами первый изнурительный тягун, длинный и высокий, сразу с места в карьер. И, что удивительно, после него пошлось легче, несмотря на сложный рельеф. Видимо, организм решил подключить какие-то дополнительные ресурсы, до того момента накапливавшиеся в "аккумуляторе". Или красота окружающей местности компенсировала утомление от подъемов.

В Салми обедаем в столовой (SA-STO). Я пытаюсь связаться с Захаровым и Каменецким, которые, вроде бы, сейчас стоят на Ууксинских падунах. Надо бы встретиться, опрокинуть вместе рюмочку-другую. Звоню Заху. Происходит такой диалог:

-- Привет, Леша, мы уже близко, в Салми. Часа через два будем на Храмине. Как у вас там?

-- Нормально. Только я не на Храмине, а у себя в Черноголовке. Не смог поехать.

Финиш :-)

Зачем-то я разрекламировал всем эти самые падуны. Федор говорит: веди нас, коли место хорошее. Поехали по грунтовке вдоль правого берега Ууксы вверх по реке. Уже вечер, народ подустал и хочет скорее ставить лагерь. А ландшафты тут не такие открытые, как на Ладоге, лес еловый, густой, да и комары иногда покусывают. Немногие светлые поляны уже заняты отдыхающими. На одной из них валяется пьяный до полной потери сознания горе-водник, и кто-то в шутку предлагает "балласт в воду, а место занять". В общем, стоянок "экстра-класса" здесь нет, а на другие никто и смотреть не желает: неприхотливость пешего странствования, выработанная долгими неделями таежных блужданий, не прижилась в сообществе байкеров.

Метров за триста до порога Храмина (Четвертый Падун) происходящее вызывает у большинства окончательный протест. Алексей Михайлович Козловский уже съездил на разведку к стоянке у порога; там, разумеется, стоит группа, и даже не одна. Принимается решение вернуться в поселок Ууксу и ехать на юг по дороге от точки (LA14) в сторону полуострова Уксалонпя, где искать "нормальное" место. Я отпрашиваюсь немного погулять вдоль реки, говоря, что попробую потом всех найти.

Оставшись один, подъезжаю к порогу Храмина (HR). Действительно, все поляны у самого берега заняты, но вокруг довольно светлый хвойный лес, в котором можно было бы прекрасно встать. Тем более, есть на что посмотреть: вековая каменная кладка разрушенной плотины ГЭС, оставшаяся еще от финнов, и двухметровый слив, венчающий длинную заходную шиверу. Выше нее стоит в воде пухлый кат-четверка; экипаж лениво готовится проходить. Для такого судна порог, должно быть, малоинтересен: вода в реке очень низкая. Бочка у правого берега, конечно, есть, но не идет ни в какое сравнение с той жесткой стеной вспененной воды, что стояла за сливом в майские праздники 2000г.

Про группу Шульмана и Каменецкого никто, конечно, не знает -- видимо, они все еще стоят на Розовом Слоне (Первый Падун). До него еще 6км по грунту, а время позднее. Пора догонять своих. Бросаю последний взгляд на изысканную композицию, составленную природой и людьми из скал и воды, и пускаюсь в обратный путь.

В поселке делаю остановку у разрушенной дамбы (GO-VDP), кидаю велосипед в кусты и лезу смотреть Пятый Падун. Сперва приходится проломиться сквозь густые заросли к берегу протоки, а потом переходить ее вброд. По более высокой воде тут образуется очень мощная шивера, так что на остров можно попасть только с помощью лодки. Сейчас обмелевшая протока бродится по колено практически в любом месте. С острова замечательный вид на трехметровый водопад, можно подойти почти под самый слив. Хоть вода и низкая, а грохочет он изрядно. Местный рыбак сообщает, что можно подъехать к падуну и с левого берега, избежав таким образом брода, но там надо опасаться непривязанной овчарки, охраняющей какие-то домики.

Еду на полуостров. Первые два с небольшим километра идет асфальт, потом кончается. Нелегко различить на твердом грейдере следы байков, даже если их целое стадо, но убеждаю себя, будто бы вижу что-то похожее. Так забираюсь довольно далеко. По дороге разведываю подозрительные свертки к берегу, но ни на одной следов нет. Наконец, рыбак, стоящий у самой дороги, сообщает, что никого не видел. Проезжаю еще с километр на юг и, забурившись в лес, решаю встать на ночевку у берега Ладоги (13U-F). По договоренности на такой случай встреча группы состоится завтра в десять утра на въезде в Питкяранту.

Место приятное, вполне в моем вкусе: редкий, но все-таки закрытый еловый лес и галечный берег с видом до горизонта. Возможно даже, что вон те дальние островки -- это Валаам.

Прогуливаясь по берегу, пытаюсь наудачу выйти на связь с группой, и неожиданно оказывается, что связь есть. Ну что же, может и правда, что GPSы с мобилами портят романтику авантюрных путешествий, зато они позволяют людям встретиться.

Возвращаюсь километров на шесть назад, к началу асфальта, и по указаниям Федора легко нахожу лагерь (13U). Надо сказать, место действительно выбрано с любовью: высокий полуостровок с соснами, соединенный с материком низменной песчаной косой. Ух, ну и длинный сегодня был день! Чтобы быстро снять усталость и стресс, применяю старый испытанный способ: накатить, как следует, без закуски. В результате дважды опрокидываю канчик, в котором пытаюсь сварить еду. Безобразие... "Сидим" допоздна -- это при том, что подъем в полвосьмого.

В полночь на стоянку приходят запоздалые байкеры -- лопнул обод, об его рваный край постоянно пропарывается камера. Еле добрались. А ведь еще и у Олега сегодня день аварий: кроме переключателя, сломался подседельный штырь и порвалась цепь. Вот и не верь после этого в приметы. Тринадцатое июня -- это же пятница!

Третий день (14 июня)

Перешеек п-ова Уксалонпя (13U) -- Питкяранта (PI-MAG) -- Импилахти (IM-MAG) -- Ляскеля (LQ-MAG) -- Сортавала (SO-MAG) -- Мейери (14U) = 107км.

Нас покидают четверо участников, чьи велосипеды вчера не выдержали испытания "нехорошим" сочетанием числа месяца и дня недели. А мы продолжаем свое неуклонное движение против часовой стрелки вокруг Озера. Проплывает мимо славный городок Питкяранта (PI-MAG), и начинается коронный участок Северного Приладожья -- местность, испещренная скальными грядами, заливами, глубоко вдающимися в гранитные берега, и шхерами -- причудливыми архипелагами скалистых островков. Все малые и большие реки, стекающие с этого берега в Ладогу, -- Сюскюяйоки, Пукамонйоки, Хихнийоки, Янисйоки, Тохмайоки, Китенйоки, Иийоки -- имеют водопадные сбросы. Сойти бы в сторону, на грунтовую дорожку, и исследовать эту интересную страну... Но график похода разработан так, что не остается времени на осмотр природных объектов, если только они не расположены возле самого шоссе. Вперед и только вперед! Надо как можно скорее достичь -- нет, не скалы, другой незыблемой твердыни, символа нашей родной цивилизации -- очередного продовольственного магазина.

Перед Импилахти (примерно в точке (OB-X?)) дорога раздваивается: прямо идет новая, отсутствующая на карте объездная, а влево -- хилая извилистая асфальтовая дорожка в сам поселок. Куда ехать? Таня с Лешей, как всегда, усвистели вперед, а остальные еще не подошли. Вообще, на таких развилках надо бы всех подождать, но мы ведь уже договорились, что встречаемся в Импилахти. Поэтому еду налево. Перед самым мостом через Хихнийоки, уже набрав скорость 50км/ч, обнаруживаю, что деревянный настил моста образует ступеньку, возвышающуюся над асфальтом. Едва успеваю затормозить.

В Импилахти (IM-MAG) долго перекусываю, жду, пока кто-нибудь появится. Беседую с небольшой группой питерских велотуристов, которые идут тем же маршрутом, что и мы, но с заездом во все интересные места (кстати, недалеко от поселка, оказывается, есть восьмидесятиметровая скала над заливом; знал бы -- непременно съездил посмотреть, как раз столько бы времени и потратил). Постепенно становится понятно, что все ушли по объездной. Возвращаюсь на главную дорогу в точке (OB-Y) и в Ляскеля (LQ-MAG) соединяюсь с группой. Немного подальше есть столовая, и в ней в это же самое время обедают Таня с Лешей. Впрочем, это выяснится только вечером.

Шоссе выходит к берегу залива Хиденселькя. Незадолго до Кирьявалахти мое внимание привлекает высокая скалистая горка справа от дороги. Дожидаюсь, пока шоссе наберет максимальную высоту (GO-UP), прячу транспортное средство в кусты и лезу наверх. Оттуда открывается вид на весь залив и на ленточку нашей дороги. К северу лабиринтами скальных гряд уходит массив Петсиваара. Красота! На обратном пути развлекаюсь безобидным вольным лазаньем по наклонному скальнику.

Пройдя Сортавалу (SO-MAG) и ознакомившись на станции (SORTAV) с железнодорожным расписанием (поезда на юг идут в пять утра и вечера), доезжаем до Хаапалампи, где имеется столовая (HA-STO). Cразу после моста в Мейери (14UHOD) уходим влево по грунтовке ночевать. Стоянка на высоком скальном берегу залива (14U) всем очень нравится.

Четвертый день (15 июня)

Мейери (14U) -- Лахденпохья (LA-MAG) -- Лумиваара (LUMIVA) -- Куркиеки (KU-MAG) -- Хийтола (HI-MAG) -- Кузнечное (15FIN) = 106км.

Участок дороги до города Лахденпохья (LA-MAG) изобиловал неровностями рельефа: обе первые звездочки поработали на славу. В Яккиме (RA37) мы свернули с асфальта на юг и поехали по грейдеру через Лумиваару, где протекает речка Иийоки. Этот отрезок пути мне очень понравился: кругом леса, озера, маленькие деревеньки. В одной из них Алексей Буров нашел старую финскую церковь, залез наверх и звонил в колокола. А со мной случился менее приятный инцидент: в деревне чуть не задавил маленькую собачку, с лаем кинувшуюся прямо под колеса. Успел сбросить скорость до нуля, отскочил в сторону. Собачка визжит под упавшим на нее байком, не может выбраться. Потом отбежала в сторону. Надеюсь, я не причинил ей больших повреждений. Кому было бы приятно загубить животное, даже при том, что оно на сто процентов является виновником аварии?

В точке (RA40) возвращаемся на основную трассу. Но наслаждаться гладким асфальтом суждено недолго: вскоре после точки (R41) твердое покрытие исчезает и дорога становится пыльным грейдером, раздолбанным до состояния стиральной доски -- значительно менее приятным, чем Лумиваарская срезка. Скорость падает. В Куркиеки (KU-MAG) собираемся вместе. Юля приезжает последней, с большим отрывом. Просит больше ее не ждать: не успеет -- поедет на следующей электричке. Прощаемся также с Лешей и Таней. Они поедут ночевать на полуостров, на следующий день посетят Приозерск и приедут в Москву на сутки позже остальных.

Дальнейший путь через Хийтолу (HI-MAG) в Кузнечное малопривлекателен. Автомобильное движение становится интенсивным, так что почти все время приходится дышать поднятой машинами пылью. Велосипедист скрывается в пыльном облаке настолько, что проезжающие водители могут его не заметить. Вдобавок, частные мощные удары о дорожную гребенку, спонтанно образовавшуюся, видимо, в результате автоколебаний автомобильных рессор, сотрясают и байк, и ездока. От такой вибрации не спасет даже самая лучшая вилка. Приходит в голову мысль, что окажись я здесь один, а не с группой, оптимальным решением было бы съехать в лес и искать там параллельную дорожку или вообще спешиться и вести байк, лишь бы иметь возможность нормально дышать.

Наконец -- о, счастье, -- колеса соскальзывают на гладкий асфальт (AX1), и мы видим табличку "Ленинградская область". Правда, в (LA48) асфальт благополучно кончается (проложить километр хорошей трассы в ненаселенке, исключительно чтобы "отпраздновать" границу регионов -- абсурд, возможный только на российских дорогах), но нам тут уже поворачивать на Кузнечное. За 3км до станции замечаю справа красивое озеро со скалами (SK). Иду туда купаться, чтобы смыть дорожную пыль если не из легких, то хотя бы с поверхности тела. Остальные участники настолько вымотаны тряской и обеспокоены проблемой успевания на поезд, что им и в голову не приходит последовать за мной. Освеженный погружением в холодную воду, лечу со страшной скоростью по асфальту под небольшой уклон через поселок Кузнечное и, пройдя железнодорожный переезд, попадаю на станцию (15FIN). В последний момент на электричку успевает и Юля! И на этой мажорной ноте поход заканчивается.

Выброска

Уже в Кузнечном электричку наполняет веселая толпа разношерстного турья -- пешеходников, скалолазов, байкеров (бывает ли в нашей Московской области что-то подобное? По-моему, даже Подосинки не выдерживают сравнения). В Лосеве подсаживаются еще более веселые водники. До Сосново идет однопутная железка, поэтому на многих станциях подолгу стоим, пропуская встречные поезда.

От Финляндского до Московского вокзала меня сопровождает "почетный эскорт" байкеров, едущих в южные районы Питера. Сдаю рюкзак в камеру хранения и налегке отправляюсь кататься по вечернему городу. Наконец-то, у путешествия отсутствует цель! Можно сбросить темп и полностью ввериться городским течениям, подобно броуновской частице. Вот "Балты" -- "нехорошая квартира" на Балтийской -- вход прямо с улицы, из арки. Интересно, где сейчас Яшка Рокер и милейшая Дези, и кто вернет мне мою юность, когда чуть ли не каждый месяц срывались автостопом в Питер, вписывались по флэтам, тусовались на Казани и называли себя и собратьев английским словом "people".

Вот Большая Морская улица, дом 47 -- небольшой изящный трехэтажный дом, где родился и провел первую четверть своей жизни Владимир Набоков. И сразу вспомнились его прозрачные стихи, посвященные Петербургу:

Впрочем, эти строки не по сезону. В легких летних сумерках по питерским проспектам колесят велосипедисты. Вообще, на улицах толпы гуляющего народа. Не то, что в Москве. Может быть, потому что у нас не бывает таких белых ночей.

Напоследок заехал к Смольному собору, полюбовался на хрупкие, женственные очертания куполов в лесах и вернулся на вокзал. На этот раз посадка в поезд прошла спокойно и гладко.

Выводы и пожелания

Маршрут отличный, места превосходные. Вот только хотелось осмотреть все более обстоятельно. Отчасти такая возможность была предоставлена: допускалась большая степень самостоятельности в действиях участников. Но, к сожалению, жесткий график похода не позволил отъехать от шоссе, "укусить" район поглубже, увидеть высокие скалы и водопады.

Мне представляется, что основное назначение туризма (в том числе, и велотуризма) для жителей больших городов -- восполнить дефицит общения с живой природой, которого нам так не хватает. Безусловно, для того, чтобы этот процесс был полноценным и эффективным, нужно тренироваться. Безусловно, езда на скорость, преодоление препятствий, перемещение на большие расстояния, асфальтовые подъемы-спуски приятны сами по себе. И все-таки, это не самоцель. Мне кажется наиболее привлекательным такой стиль похода, когда вспомогательные приспособления -- велосипеды или сплавные суда -- служат для быстрого перемещения путешественника от одной обзорной площадки к другой, от одного заповедного леса к другому, -- а не от одного магазина (кафетерия, вокзала) к другому.

Думаю, велопоход может только выиграть от некоторой реорганизации порядка движения: пусть группа собирается целиком в заранее оговоренных ненаселенных местах: в красивом лесу, у известных природных объектов, на берегу реки или озера. Если для этого надо съехать с основной дороги, то можно использовать маркера (наподобие лыжной группы Дмитриева, рисующей на снегу стрелку с буквой D), мобильную связь или, наконец, уповать на грамотность самих участников. Общий сбор группы может быть приурочен к большому обеду с костром. Время при этом совершенно не теряется, поскольку хлопоты по приготовлению горячей пищи берут на себя лидеры, а участникам, идущим в хвосте, остается по приезде только достать миску и кружку, что не дольше, чем достать в магазине деньги.

Развивая тему, а зачем вообще велосипедистам ездить большими группами? Вот, скажем, лыжникам -- тем без этого никак: зимой один (тропящий по колено в снегу) в поле не воин. А большой группе велосипедистов (да и любой другой) трудно даются поисковые участки, где требуется разведка, ориентирование, постоянные изменения курса движения. Такой группе лучше идти по заранее разведанному и проработанному маршруту.

Конечно, весело сесть вечером вокруг костра и хорошенько выпить :-) Ну, вот и можно двигаться по маршруту несколькими небольшими, полностью автономными и, насколько это возможно, равномерными по подготовке группами, каждая из которых уже не разделяется. А собираться всем вместе на обед, ночевку и осмотр достопримечательностей.

Что касается данного конкретного маршрута (и вообще района), то хорошо бы посетить Нижнесвирский заповедник, водопады на северных притоках Ладоги, мраморный карьер к северу от Сортавалы, горы Петсиваара. У меня еще была мысль как-то связать Приладожье с Олонецкой возвышенностью, где есть замечательные заброшенные грейдеры, напоминающие парковые аллеи, но подробно маршрут пока не разрабатывал. Ну и, конечно, неплохо бы разведать объезд неприятного участка Куркиеки--Кузнечное по местным грунтовым и проселочным дорогам.

Впрочем, это все мелочи. И высказанные мысли -- не претензии к уважаемым руководителям больших групп (не мне их учить, да и возможно ли в принципе подстроиться под капризы всех участников?), а, скорее, заметки на будущее для самого себя и для единомышленников. Поход мне очень понравился. Спасибо, Дядя Федор, спасибо, Караван! Спасибо, что вы (мы) есть.

А.Тонис, 17.06.2003