на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Камчатка-2008

А.Тонис, А.Отвагин

Горный поход под руководством А.Отвагина, по сложности примерно соответствует 4КС. Состоял из двух частей: северной (14 дней по Ключевской группе вулканов, там делались основные восхождения) и южной (5 дней в районе Мутновского вулкана).

При чтении полезно иметь перед глазами карту с нашими геоданными (они в формате OziExplorer).

Черным цветом написан текст А.Тониса, зеленым - А.Отвагина.

Фотоальбом.

Состав группы

Наша группа - шесть человек, все москвичи, вместе бегаем на лыжах с группой Дмитриева по выходным, знаем друг друга давно, неоднократно ходили вместе и раньше.

Александр Тонис, наш бессменный штурман, человек, хорошо знающий свое дело. Организатор московских марш-бросков и участник многочисленных мультигонок.

Антон Леонов - наш "забойщик" и по совместительству финансист экспедиции. Велогонщик-марафонец, лыжник, бегун.

Олег Глухарев - опытный турист, с большим стажем, в походе отвечал за транспорт.

Алексей Бобков - велогонщик, лыжник, в походе был "Бахусом" и ведал всеми запасами топлива.

Татьяна Отвагина - наш завхоз и врач. Бег, лыжи, скалодром.

Алексей Отвагин - осуществлял общее руководство.

Все участники имели опыт восхождений в Фанских горах, на Кавказе, Был опыт зимних восхождений и лыжных походов.

 Группа на вершине Ушковского, на фоне Ключевской сопки
Группа на вершине Ушковского, на фоне Ключевской сопки

Замечания по снаряжению и тактике

Мы использовали две основные веревки чешского производства диаметром 9 и 10мм. Еще был репшнур диаметром 8мм (Беаль) для сброса ледобура, использовался также в качестве перил на несложных участках. В основном на маршруте был лед. Мы имели 5 ледобуров. Из них два - фирмы "Петцл", они входили в лед сами, стоило их поднести близко, - как в начале, так и в конце похода, без переточки. По нашему глубокому убеждению, использовать дешевые буры, купленные в Турине, себе дороже. Закрутить за день 20-25 таких буров очень проблематично, да и тупятся они мгновенно. Для восхождений было характерно, что угол наклона льда был критическим для большинства участников группы, поэтому перила вешали часто. Тем более что было куда улетать. По нашему разумению, лучше лишняя веревка, чем сворачивать поход и транспортировать пострадавшего. Снимали веревки ледобуром-вертушкой или просто с нижней страховкой (всего несколько раз - большие энергозатраты, да и времени это не экономит). Оставили всего две петли, обе на Камне. В кошках приходилось находиться иногда по 12 часов, поэтому настоятельно рекомендую покупать кошки только солидных фирм, вся самодельщина требует более сильной затяжки на ноге и пережимает сосуды. Кошки "Гривель" и "Петцл" вели себя безупречно. Ледорубы были у всех разные, от воронежской кирки до сверхлегкого "Оцелота". Тут дело каждого, кто к чему привык. Особенностью маршрута и главной его изюминкой были ручьи на льду с каменной крошкой и шлаком. За один спуск - 50м - карабины порой протирались до самого небалуйся, а кевларовые перчатки разлетались вдрызг. Для снега брали пикеты, сделанные по образцу "Петцл", но снега в чистом виде не было нигде. Был какой-то снего-лед. Бур на нем не держит, а чтобы вбить ледоруб, требуется слишком уж много сил и времени. Ступени в таком снегу тоже не набьешь. Такие места шли просто в связке, очень аккуратно. Движение замедляли многочисленные трещины. Видимо, на вулканах они имеют другую структуру, попадались они даже там, где в нормальных горах их быть не должно. Поэтому надо быть внимательным всегда.

Северная часть: Толбачик, Ушковский, Камень, Ключевская Сопка, Крестовский. 126.9км(+8280-9340).

22.07. Подъем под Толбачик. 6.4км(+950-0).

Нас завезли на машине на высоту 1700, за сопку Клешня. Это последнее место, где есть автомобильные следы. В 12:13 стартуем (START1).

Поднимаемся по тропе. В точке VDP1 справа стекает небольшой симпатичный водопадик. Делаем небольшой перекус (722O, 13:57-14:51). Потом, когда тропа уходит направо, в направлении самого нижнего места кратера Плоского Толбачика (куда ходит большинство групп), смещаемся левее, на морену. На этой морене встаем ночевать в 17:30 на высоте 2650 (722U). Вечером сходили под основной взлет на Плоский Толбачик, осмотрели его.

23.07. Подъем на Плоский Толбачик и радиальное восхождение на Острый Толбачик с востока (3672, 2Б). 2.6км(+540-120)+5.2км(+610-610).

Вышли из лагеря в 8:25. Поднимались на Плоский Толбачик по ледовому кулуару. Снега нет. Уклон до 30 градусов. Перильная страховка (4 веревки). По соседним кулуарам летят камни. Конец взлета - по осыпи из живых камней, поднимались плотной группой. В 13:08 вышли на плато Плоского Толбачика и поставили лагерь на свободной ото льда площадке, на высоте 3070 (723U). Пообедали. После обеда над Толбачиком собрались грозовые облака. Волосы на голове трещали и вставали дыбом, наблюдались разряды от поднятых рук. Несмотря на то, что молнии били только между тучами, а не в землю, все это не на шутку перепугало нас, и мы переждали грозу в палатке.

 Толбачик. Волосы дыбом от близкой грозы
Толбачик. Волосы дыбом от близкой грозы

В 16:25, когда стало трещать поменьше, вышли радиально на Острый Толбачик. Весь подъем, кроме одного крутого участка, идется пешком в кошках по гребню. Шли в связках, внизу переправились через две трещины. Крутой участок - это обход с южной стороны бергшрунда на гребне, хорошо заметного издали. Есть куда улететь. Перильная страховка (3 веревки). Начиная с высоты 3500 появился снег, тропежка по щиколотку. Вечером на вершине и на спуске с нее очень тихая погода, открылся вид на Камень и Ключевскую сопку. В 23:00 спустились в лагерь.

24.07. Спуск с Плоского Толбачика. 9.3км(+50-1280).

Вышли поздно, в 11:25 - отдыхали после вчерашнего восхождения. Первым делом подошли к кратеру, осмотрели его. Глубоченный, и ведь извергался недавно. Солнечно, безветренно. Подошли к началу спуска, рекомендованному группой Лазаренко - Бычкова (DESCEND). После разведки стали спускаться по ледяному склону. Перильная страховка (3 веревки). По склону текут ручьи с вулканическим песком и каменной крошкой. Песок забивается в веревку, вызывая быстрый износ как веревки, так и железа - карабинов и спусковых устройств.

Продолжили спуск по камням, потом пошли налево, целясь в долину с вулканическим конусом, пересели ледяной кулуар с перильной страховкой (2 веревки), устроили перекус (16:04-17:16). В это время погода испортилась, начался град. Снова вышли на камни, спустились по ним со смещением влево, вышли на лед, пытались двигаться тем же курсом, но уперлись в трещины. Пришлось обходить их справа (характерный изгиб на треке). Вероятно, лучше было бы начинать спуск с плато севернее. Дальше спуск более простой. Встали на ночлег в 20:15 на высоте 1840, на травянистой площадке (724U).

25.07. Переход к леднику Богдановича. 16.2км(+220-460).

Вышли в 9:02. Идем по лавовым полям, любуемся причудливыми фигурами, которые образует лава. Делаем излом на маршруте, чтобы посмотреть Поленницу - скалу, состоящую из продолговатых блоков, расположенных так, что действительно очень похоже на кучу дров. Народ там на стоянках развлекается тем, что выкладывает из "поленьев" разные слова. Мы же не стали там задерживаться, так как лил дождь. Пообедали на небольшом ручье между нижним и средним Размывочным (725O, 14:39-15:07).

 Каменная сказка
Каменная сказка

 Поленница
Поленница

От Поленницы шли к началу ледника Богдановича, пересекая многочисленные ручьи в глубоких промоинах. Последней пересекли р.Студеная (PER2), выбрались на ее обрывистый правый берег и, поднявшись вдоль него на 1км, в 19:28 встали на ночевку на небольшом ручье дождевой воды (725U). Высота 1600.

В этом месте мы оставили заброску на два последних дня. Заложили ее в сухом русле р.Студеная, завалили камнями. Мы надеялись, что сурки, в большом количестве бегающие вокруг лагеря, туда не проникнут. Но впоследствии заброска была разорена медведем. Конечно, не стоило ее оставлять...

26.07. Подъем по леднику Богдановича на "Антарктиду". 11.4км(+1090-90).

"Антарктидой" называют перевальное ледниковое плато между четырьмя вулканами - Ключевской сопкой, Камнем, Ушковским и Крестовским. Высота плато составляет 2600-2700.

Вышли в 10:08. От места ночевки пошли вверх по моренам ледника Богдановича. Сложно пересеченный рельеф с небольшими озерами (самое большое из них - к югу от точки OZ1-N). В точке QXIKI1 нашли кучу ящиков - видимо, осталась от какой-то экспедиции, можно сжечь на дрова. Двигались над р.Студеная. В точке STUD-LED река выходит из-подо льда. Впереди показался сильно разорванный ледопад ледника Богдановича. Опасаясь не подняться на него по ЮВ краю, решили пересечь ледник в сторону известной из отчетов тропы, идущей по СЗ краю. Начали спуск на ледник в точке SLIV-X. При пересечении ледника путь преграждали крупные (высотой до 10-15м) обломки льда (сераки), засыпанные вулканическим шлаком, с крутыми скользкими склонами. Есть по-настоящему опасные места, где можно улететь в ручей вместе с обвалом грунта. В 14:55 на выходе из этого сложного участка нашли чистую воду и пообедали (726O; вообще же ручьи, текущие по леднику, как правило, очень мутные).

Стартовали с обеда в 16:10 и сразу вышли на тропу. Моренными грядами она полого поднимается по СЗ краю ледника Богдановича к выходу на лед (LEDN-X).

На льду одели кошки (хотя можно было идти без них до самого пер.Вулканологов). В 18:48 на высоте 2600 нашли симпатичный плоский бугор вулканического шлака и поставили на нем лагерь (726O). Воду брали из лужи - в ней вода хорошо отстоялась, а в ручьях она мутная.

27.07 Восхождение на вулкан Ушковский (Плоская Дальняя) с востока (3903, 2A). 8км(+1310-1310).

Для тренировки и акклиматизации перед Камнем решили подняться на Ушковский. В 8:02 начали подъем по каменным осыпям, со смещением вправо. Через снежник перешли на лавовый склон, по которому поднялись до 2800. Там одели кошки и вышли на лед. Лед черный, подтаявший, с ручьями, кошки втыкаются легко. Двигаясь в связках и смещаясь влево, поднялись до 3400-3500. Здесь начался закрытый ледник с трещинами, которые мы перешагивали и перепрыгивали. В некоторых случаях для страховки при пересечении трещин провешивали перила (первое такое место было в точке BERG1).

 Вулкан Ушковский
Вулкан Ушковский

Последние 300м подъема - пологий закрытый ледник, трещин мало.

На вершине пообедали (14:15-15:09), спрятавшись от ветра в большую яму во льду. На дне ямы земля теплая, от нее идет слабый пар. Видимо, вулкан не совсем потухший, и в результате вялой вулканической деятельности протаяла эта яма.

Обсуждалась возможность спуска через перевал между Ушковским и Крестовским, но этот вариант отклонили и правильно сделали: впоследствии оказалось, что спуск очень непрост, поскольку ледник там сильно разорван. Спускались по пути подъема. На солнце снег раскис, снежные мосты через трещины перестали держать. Первые начали проваливаться, но взаимостраховка связок работала надежно. Безопаснее всего было съезжать вниз, распластавшись по снегу.

 Трещина на леднике
Трещина на леднике

Вышли на черный лед и дальше спустились без приключений. В лагере были в 18:07.

Установилась хорошая погода, которая продержалась почти до конца высотной части похода: ясно, солнечно, к обеду внизу начинают клубиться облака, но они не доходят до гор. Со стороны Ключевской сопки периодически слышны ухающие звуки, над вершиной видны струйки испарений.

 Ключевская и Камень. Между ними пер.Вулканологов. Вид с Ушковского.
Ключевская и Камень. Между ними пер.Вулканологов. Вид с Ушковского.

28.07. Подъем на перевал Вулканологов. 8км(+790-80).

"Антарктида" оказалась не такой, как мы ее себе представляли - повсюду бугры бурого шлака, только в центральной части плато имеется небольшое поле белого чистого льда. Выходим в 8:31 и движемся на восток, держась русел ручьев, немного южнее белого поля. Потом, преодолев несколько моренных гряд и ручьев, выходим к пологому ледовому подъему, упирающемуся в склон Ключевской сопки. Впрочем, идти по нему невозможно, слишком много трещин. Уходим вправо с небольшой потерей высоты и попадаем на основной язык ледника, ведущий на перевал Вулканологов. По нему поднимаемся на перевал (PVULK, высота 3290) и устанавливаем базовый лагерь на СВ стороне перевальной седловины, на сухой моренной полочке (728U, высота 3310, 14:25). Обедаем, ужинаем, готовимся к восхождению на Камень - проверяем ледовое снаряжение на ближайшем склоне. На соседней полочке встала лагерем группа Щеглова из Комсомольска на Амуре. Завтра идут на Ключевскую. Я переписывался с ними перед походом, они снабдили нас картой района для GPS, за что им большое спасибо.

29.07. Попытка восхождения на г.Камень. 4км(+870-870).

Выход в 6:25, возвращение в 0:55. Поднялись до высоты 4160.

"Други-ахейцы! И тот, кто передний, и тот, кто средний,
Так и последний из воинов, - ибо не все равносильны в сраженьях, -
Ныне для всех нас труд уготовлен! Это вы видите сами!
О, други, никто не помыслит вспять со стены обращаться!
Нет, выходите вперед и на бой поощряйте друг друга!"
(Гомер, Илиада).

Накануне подошли по леднику Богдановича на перевал Вулканологов. Место для лагеря нашли у подножия Ключевской сопки, на земле. Снега на перевале нет вовсе, или лед или шлак. Ручьи, с утра чистые, как слеза, к вечеру превращались в мутные грязные потоки. Судя по рельефу, дуть здесь должно сильно, поэтому строим стенки из камней. Антон в этом деле преуспел: вспоминая сказку про трех поросят, он построил вокруг нашей палатки-тройки такую стенку, что ветер не дул целую неделю вообще. Ждал когда мы уйдем. Обитатели четверки решили, что такая стена защитит и их заодно, и просто обложили юбку камнями. Видимость отличная. Любуемся Камнем, мысленно смотрим как пойдем завтра. Пока кажется все просто. Набросали план восхождения, четыре этапа.

Все, вроде, несложно. Маршрут 4А, снизу смотрится как очень длинная 2Б. Идет подготовка. Каждый пробует свой ледоруб. Возле палаток есть небольшой участок льда с крутизной градусов двадцать. Все с энтузиазмом крутят буры и долбят лед тяпками. Потом готовим радиалочные рюкзаки. Делим общественное снаряжение, продукты. Наш врач пакует аптечку. Все разговоры - про то, какая группа докуда дошла и куда успеем подняться мы. Хочется все-таки верить, что мы будем шустрее и успеем засветло спуститься. Но налобники берем все. Спать ложимся рано, вставать в четыре. У меня из головы не идет отсутствие снега. Все жаловались на тропежку, а нам она так кстати! Сил у нас много, а вот техники движения по льду маловато. На глубоком снегу можно и без веревок, главное, хорошие ступени делать, а это мы как раз умеем. Спится плохо. Несколько раз встаю ночью смотреть погоду. Над перевалом висит такая привычная Большая Медведица, над Ключевской луна. Ребро Камня зловеще серебрится. Ночью все выглядит страшнее, утешаю я себя.

 Гора Камень утром
Гора Камень утром

Встали все без будильника, как выяснилось, никто толком не спал. Быстро завтракаем и, напялив всю теплую одежду на себя, идем к горе. Обычная возня с надеванием кошек, сегодня особенно действует на нервы. Счетчик уже тикает, надо спешить. Наконец, все готовы. Начинаем подъем. Идем в связках по три человека. Первые 120 метров можно ничего не вешать. Все старательно стучат кошками по склону, сил еще много. А у меня из головы не выходит мысль: долго копаемся! Вот и подошли к месту, где идти без перил опасно. Обходим по камням, сняв кошки. Опять возня, кто-то раздевается, кто-то одевается. Нервы на взводе. Чувствую как минуты скользят мимо. Нет, лучше по перилам, будет быстрее. Подходим к полочке. Антон берет первую на сегодня веревку и бодро идет вверх. Вот кто не устанет, подумалось мне. Он еще меня будет подгонять! Первая веревка. Пока я иду на жюмаре, Антон вкручивает второй бур и делает станцию. Быстрее вверх! Вторая, третья - проклятая гора, как будто, растягивается в пространстве. Ориентиры, намеченные снизу, приближаются так медленно! Штурман на очередной перестежке порадовал: одна веревка - 25 метров вверх по прибору. А времени уже час дня. Никому не говорить про время! Сейчас, вот сейчас будет перегиб, и пойдем с песнями в связках. Ну не может быть везде такого угла!

 Лезем на Камень
Лезем на Камень

Выхожу вперед сам. Антон, отдохни. Сейчас я покажу, как надо быстро крутить! Но что это, ноги дрожат, хочется отдохнуть, постоять. Нет, надо своим примером поддержать остальных! Иду как можно быстрее. Сердце молотит, как перфоратор, да не быстрее получается, чем у Антона. Наконец, вижу, что подходим под предвершинный гребень. Ура! Лезу вверх, сил сразу прибавилось. Но куда делся лед? Под ногами какой-то конгломерат из фирна, снега и льда. Ступени не бьются, бур не вкрутить, а угол все такой же. Давай пикет! Сейчас заколотим его в эту мерзость, а дальше аккуратненько в связочках. Останавливаюсь перевести дух и смотрю вниз. Картина мрачная. Все идут, как вареные, у кого каска сбилась на бок, у кого съехал рюкзак. Антон, на которого я так надеялся, тоже не бежит. Знаешь, сколько времени? Пять часов! Да вот ведь, уже пришли! Еще 400 метров по вертикали! Это минимум 4 часа! Штурман деловито считает нашу скорость. Если пойдем, как и раньше, словим холодную. Надо было брать хоть одну палатку, место под нее было. Все стоят у вбитого пикета, настроение поганое. Устали, хочется есть. Ну что ж, давай думать. Да что там, думай, не думай, надо лить вниз. Даже сейчас засветло не успеем. Вот тебе и длинная 2Б. Сразу навалились усталость и апатия. Взяла злость: копались, черт побери, надо было быстрей жюмарить. А сколько было веревок? Да кто же их считал, что-то около двадцати. Да, столько провесить - действительно дня не хватит.

Ладно, идем вниз. Антон, вешай, я буду снимать. Начинается траурное шествие. Бегство Наполеона из Москвы: вначале, чтобы показать, сколько провесили впустую, я снимаю веревки с нижней страховкой. Вот, глядите! Можно было идти быстрее! Но после пары спусков, начинают дрожать колени. Я уже сам боюсь, не хватало еще сорваться! Кручу вертушку. Это вернее. Все идет как на конвейере. Катимся вниз. Перегиб, полочка. Закусываем. Опять склон. В какой-то момент посмотрел на наши палатки. Боже, как они далеко! А уже сумерки. Наконец, приземляемся на ледник, с включенными фонарями. Молча идем в лагерь В сердцах швыряю обвязку со всем железом на землю возле палатки. Бур высекает голубую искру о камни. Плевать. Ни есть, ни пить неохота. Спать тоже. Забираюсь в спальник и думаю. Команда ужинает в кают компании. Я не пошел. Что я им скажу? Что оказались слабее? Что были объективные причины? Что я не хотел рисковать? Не было снега, на который так надеялись? Все работали, как надо, все хотели взойти. Где-то ошибка. И ошибка это моя. Если нет опыта таких восхождений у всей группы, страховка отнимает очень много времени. А теперь что? Этот вулкан так и будет стоять перед глазами, а вернуться на Камчатку придется едва ли.

30.07. Дневка.

Отдыхаем после вчерашнего 18.5-часового восхождения. Беседуем с ребятами из Комсомольска - они сходили на Ключевскую и считают, что ее склон очень камнеопасен.

Утро. Точнее, уже день. Мы отдыхаем сегодня. Соседи из Комсомольска ходили на Ключевскую. Взяли, конечно. Ничего. В голову лезет мысль: а что если еще раз? Словно прочитав мои мысли, подходит Сашка.

- Лех, я тут подумал, надо завтра повторить. Палатку возьмем, спальники.
- А Ключевская? Ведь не успеем тогда.
- Хрен с ней. Тебе важнее Камень. Это ведь техника. А Ключ - это ноги и правильный выбор пути.
- Нет, Сань, лишать народ Ключевской нельзя. Спасибо, конечно. Я хочу с Антоном поговорить, может, он со мной пойдет.

Иду к Антону. Он смотрит на ребро Камня.

- Ну что, пойдем в паре?
- Я и сам думал. Надо спальники на всякий, рацию.

Все. Жизнь обрела смысл. Есть решение. Пойдем чуть правее ребра. Там берги, ледопадик есть. Круче лед, зато можно на снежных полках отдыхать, а не стоять все время на склоне. Правильно. И жрать почаще, чтоб не терять силы. Начинаем сборы. Татьяна учит Антона пользоваться шприцом и объясняет, для чего какие таблетки. Антон свирепеет: а может, сразу, превентивно все это вколоть и выпить?

Наверх взлетим! Штурман поведет ребят на Ключевскую. Идет выяснять дорогу у соседей. Мы отбираем из снаряжения все самое лучшее. Ребята идут без обвязок, только с палочками. На душе как-то спокойно. Будто уже и взяли. Понимаю, конечно, что будет борьба, усталость, может, ночевка, но почему-то 100 процентов уверен: сможем. Спал, как убитый.

31.07. Восхождения на Камень и Ключевскую сопку.

Подъем в 4:00. Леха Отвагин и Антон уходят на Камень делать вторую попытку восхождения, а остальные отправляются на Ключевскую сопку.

Восхождение на г.Камень по СВ гребню (4579, 4А)

"Так плуговые волы по глубокому пару степному,
Черные, крепостью равные, плуг многосложный волочат...
Дружно идут под ярмом и земли глубину раздирают,
Так и Аяксы, сложася, держались один близ другого".
(Гомер, Илиада).

То же утро, тот же месяц над горой. Но мы уже не те. Теперь знаем, как и куда.

Да, рюкзачок получился килограммов на -дцать. Да еще две веревки. Девятка и восьмерка. Хватит. Висеть не будем. Очень так спокойно идем к горе. Не одевая кошек, быстро по камням (благо, сыпать не на кого), поднимаемся до места первой веревки. Идем строго по очереди. Правее пути нашего старого подъема. Кажется, здесь круче, но нам плевать. Лезем на передних зубьях, вгоняя тяпку в лед. Зато можно встать на трещинах. Как положено, каждые два часа перекусываем и пьем. Все идет, как надо. Вот и место нашего слива вниз. 4160 метров. Выигрыш - 3 часа. Не так и много. Осталось 400 метров по вертикали, тот самый снего-лед. Предвершинный гребень почти весь 35-40 градусов.

Идем к гребню. Да, нахлебались бы мы с группой: страховки нет, лететь очень далеко. Хорошо, что есть силы, идем потихоньку. Гребень какой-то бесконечный. Смотрю на GPS, еще 250 метров. Да откуда? Вон же перегиб! Антон! Два броска - и конец гадине! Напарник ворчит: ну давай, ломай темп. Прибор не врет. Ну, нет в человеке веры в чудо.

За перегибом еще взлет, еще... Выходим на связь. Наши на вершине Ключевской. Пытаются разглядеть нас в бинокль. Везет! Мы так на ней и не побываем. Лезем и лезем по чертову гребню. И конца ему не видно. Начал уставать. Хорошо хоть у меня аклем есть, с Кавказа, а вот Антохе хуже.

Последний взлет закончился уже настоящим льдом. Вбиваю тяпку и подтягиваюсь за перегиб. Все. Кругом только небо. Проклятый, равнодушный ультрамарин, да дымит внизу Безымянный. Вот ради этого кусочка льда мы и ломались 12 часов. Винтим бур, чтобы застраховать рюкзаки, и садимся в каком-то отупении. Я беру рацию, буднично докладываю, что мы наверху, обедаем и идем вниз. Но мы еще 50 минут тупили на вершине.

 На вершине Камня
На вершине Камня

Потом уже усилием воли заставили себя идти. Я отдал все силы на подъем, идется тяжело. Антон, как назло, бодр, идет первым, постоянно его притормаживаю. Кончился проклятый снего-лед, можно крутить буры и ехать вниз. На льду следы прошедшей войны. Ступени на месте старых наших станций, следы ударов по льду, оплывшие, какие-то нереально старые. Нашли вмороженную в склон чью-то "коломну"-десятку, явно порванную. Кто-то сражался. Интересно, дошел ли? Судя по обрыву веревки, нет. Усталость охватила меня, как волна, но моему напарнику хоть бы хрен. Идет вниз очень быстро. У нас специализация, пока он льет вниз, я готовлю бур-самосброс. Он, закрутив внизу бур, кричит: готово! Я моментально иду за ним, потом мы кричим: вертухай, ко мне! И тянем за реп, вертушка-бур раскручивается и летит к нам. Он справа, я слева, пускаем веревки. Бур шлепается посередине. Получается очень быстро, недостаток в том, что все время что-то делаешь, нет ни минуты отдыха.

Вот и камни. Снимаем кошки, ползем, спотыкаясь, вниз. Я несколько раз хорошо приложился. Чтобы как-то отдохнуть, устраиваю сеанс связи. Вроде как договорились. Штурман мгновенно откликается. Нас ждут. Засветло сходим на лед. Прошло 16 часов, как мы ушли, но устал я больше, чем в прошлый раз за 18. Укладываем снарягу в рюкзаки. Да, спальники зря проездили. Пробираемся по леднику, я как обычно падаю, отбивая колено. Но злости нет. Полное равнодушие к своему телу. Смешная мысль: теперь колено уже не нужно. Навстречу идут ребята, поздравляют нас с горой, мы их. Идиллия. А ведь вчера было настроение: чуть не стреляться хотел. Ужин, наркомовские за высоту. Сон. Проснулся, как после безобразной пьянки. Лицо опухло от солнца, руки-ноги еле шевелятся, но на душе безмятежно. Антон опять смотрит на ребро: а что, можно улучшить! Можно, но не нам. Пусть другие теперь попробуют. У меня в голове уже другая гора, но Камень красив. Красив и коварен. Пока он маячил оставшиеся дни, я все бросал на него взгляды, как на старого друга. А впереди вставал Крестовский с его ледопадами.

Восхождение на Ключевскую сопку с ЮЗ (4790, 2Б). 6.6км(+1480-1480).

Ключевская сопка - действующий вулкан и высшая точка Камчатки и всей азиатской части России. Высота Ключевской сопки в разных источниках указана по-разному (я видел цифры 4688, 4750, 4835). Видимо, она меняется в зависимости от извержений. Место на краю кратера, куда мы поднялись, имеет высоту 4790 (по GPS); на кратере есть точки на несколько десятков метров выше.

Вышли из базового лагеря в 6:19 и начали полого подниматься в направлении ВСВ, т.е. со смещением влево, стремясь выйти на один из просматриваемых относительно пологих гребней. Пересекаем моренные гряды и следы ледника. Примерно на высоте 3950 вылезаем на гребень (я пролезаю по лавовым выходам, довольно опасно обрушивающимся в трещину ледника, остальные это место обошли). Дальше поднимаемся по гребню. В кулуарах иногда с большой скоростью проносятся камни, а у нас все спокойно, лишь следим, чтобы не сыпать друг на друга.

Склон мелкоосыпной, с отдельными камнями. Удобно подниматься, наступая на них - если пяткой наступить даже на небольшой камушек, он, скорее всего, не сползет вниз и силы будут сэкономлены.

За 100м по вертикали до края кратера слева по ходу движения - фумарола, расположенная в одном из основных лавовых стоков вулкана. В 12:00 поднимаемся к краю кратера, связываемся с ребятами на Камне - они идут хорошо.

Глубина кратера порядка 200м. По всему его краю дымятся фумаролы, поверхность окрашена в разные цвета. Но самое интересное происходит в центре кратера: примерно раз в 5 минут под землей раздается гул, и из центра с ревом под большим давлением вылетает плевок раскаленной лавы. Взлетая метров на 50 и остывая на лету, лава падает обратно серыми кусками. Потом то же самое происходит еще несколько раз - такой гигантский фейерверк типа римской свечи.

 Кратер Ключевской сопки
Кратер Ключевской сопки

Чуть спустившись, обедаем и уходим вниз по пути подъема. Постоянно следим за "воздухом" - не летят ли сверху камни. Срезая угол, сходим с гребня направо немного раньше, чем на подъеме, из-за этого приходится преодолеть несколько кулуаров, которые пересекаем перебежками. На нас не сыпет, но по одному из соседних кулуаров сходит здоровенная скальная плита. По крутым осыпям спускаемся к леднику и идем вдоль него вниз по моренам. До лагеря уже недалеко. В этот момент с Камня звонят ребята и сообщают, что они поднялись на вершину!

В лагере мы в 17:00. Ждем героев, следим за ними в бинокль. Они спустились засветло. Радостно празднуем успех обоих восхождений. На двух высочайших вершинах Камчатки начерчены стрелки с буквой D!

1.08. Спуск на "Антарктиду". 7.4км(+30-740).

Отдохнув после восхождений, вышли в 13:30. Для разнообразия решили спускаться по маршруту группы Лазаренко - Бычкова, пользуясь их треком. По удобному языку ледника прошли больше, чем на пути вверх, но потом начались все "прелести" Антарктиды: трещины, засыпанные шлаком сераки, моренные гряды. На одной из гряд нашли остатки лагеря вулканологов - большая куча разного мусора. Устроили там перекус, а заодно сожгли этот "храм науки" (15:38-16:32).

Поставили целью место нашего базового лагеря под Ушковским (726U). Чем ближе к цели, тем выше бурые сераки и глубже промоины ручьев. И идти трудно, и с эстетической точки зрения "на любителя". Утешаемся тем, что не будь шлака на льду, путь стал бы совсем суров. Подход к стоянке преграждает мощный ручей в ледовом каньоне. Смещаемся на север, чтобы его перепрыгнуть, и наконец в 18:02 оказываемся в лагере (726U). Стоит сказать, что до этого мест стоянки не было довольно долго. Наш путь наверх 28 июля кажется более простым, чем путь вниз.

 Преодоление ледникового ручья
Преодоление ледникового ручья

2.08. Восхождение на вулкан Крестовский, спуск с Антарктиды, взятие заброски.

Два Лехи и Антон отправляются на Крестовский, остальные спускаются ставить лагерь внизу и взять заброску.

Восхождение на вулкан Крестовский с ЮВ (4057, 2Б*)

""Хальмунд широким шагом шел по чертогам горным".
(Сага о Греттире).

Так получилось, что времени на штурм, у нас и нет вовсе. Но есть большой соблазн побывать на всех технически сложных вулканах района, и этот - последний из них. Решено было опять разделиться. Штурман поведет людей к заброске и ставить новый лагерь - по леднику вниз и далее по морене до слияния двух речек. А мы - Отвагин, Антон Леонов и Алексей Бобков - пойдем на Крестовский, вернемся к оставленной для нас палатке и, сняв ее, пойдем в указанную точку, если, конечно, ничего не случится и будет не поздно. Следующий день планировался как обычный ходовой, то есть отдыха группа восходителей не получала. Но мы сознательно решили помучиться ради еще одной вершины. В этом плане проглядывалась некая авантюрность. Скорее всего, думал я, мы откажемся от подъема и с полпути уйдем догонять других.

Никакого описания у нас не было, в классификаторе гора была 2Б, но, к сожалению, мы не могли детально рассмотреть путь подъема. Антициклон, помогавший нам столько дней, начал сменяться циклоном. На ледник натянуло облаков, видимость упала до 50 метров. По карте мы наметили путь через перевал на гребень и по нему наверх, но только прикидочно. Какой крутизны гребень? Где лучше начинать подъем? Эти загадки предстояло решать по ходу пьесы.

Итак, в 9 утра мы жали руки своим товарищам и налегке, неся только радиалочные рюкзаки, уходили по леднику Богдановича вверх к точке, названной нами "точка начала подъема". Идя по несложной дороге, мы помнится, разговорились о средствах массовой информации, потом плавно перешли на кино и театр. Была высказана интересная мысль, о том, что мы сейчас сами тоже играем пьесу, только финал ее неизвестен. Мы дружно решили, что не хотим играть ни комедию, ни драму, хотя с точки зрения зрителя это наиболее эффектно. Прыгая через бесконечные трещины и обходя бурные реки, мы незаметно за разговором подошли к перевалу. Как и положено в пьесах, занавес поднялся. На минуту видимость улучшилась до 500 метров, гора как бы говорила: "Ну что, пришли? Глядите!"

Бог ты мой, какое тут 2Б! Классификатор, наверное, заполнялся по отчету какого-нибудь шестьдесят лохматого года. С тех пор все изменилось в худшую сторону. Вместо ожидаемого нами плавного ледового подъема перед глазами вставали сплошные стены льда, как крепость, преграждавшие наш путь. Впечатление усугублялось высокими башнями, увенчанными камнями размером с легковую машину. Справа, вроде, читался более простой путь, но видно было только его начало: подъем по льду 45-50 градусов. Как и положено по сценарию, облако вновь окутало все вокруг.

Что ж, идем справа, решил я. Тем более, там по карте и самое пологое место подъема. Поднимаемся по морене и упираемся в стену льда. Наверху туман. Идем? Конечно! Антон уходит вверх, мы с Алексеем с нетерпением ждем от него известий. Все ОК! Еще одна веревка, и мы на полочке! Все-таки веревок до полочки оказалось три. Дальше просматривался путь наверх, но поперек него лежали широкие трещины.

Угол наклона позволяет нам идти в связках. Начинаем потихоньку движение. Веры в то, что путь впереди свободен и мы вылезем на гребень, еще нет. На всякий случай помечаю в GPS точку возможного спуска. Впереди идет Алексей. Приходится петлять между трещинами, переползать через снежные мостики, прыгать, где это возможно. В паре мест крутим буры и делаем страховку. Медленно, но верно выползаем на седло перевала, под гребень. Вид ледопада величествен. Я был весной на кавказском Кашкаташе (3А), но это игрушки. Здесь настоящая линия Маннергейма.

 Путь через перевал на Крестовский
Путь через перевал на Крестовский

Заглядываем в трещины. Дна не видно, сосульки самых разных форм и размеров свисают с краев. Если ударить по ним ледорубом, звук как от бьющегося хрусталя, усиленный эхом. В одном месте лед напоминает батарею отопления, фотографируем. Зачарованные зрелищем, открывшимся нам, мы забываем про часы. Вот и седловина перевала. Видно начало гребня. Мы готовим петли и пакуем лишнюю веревку в рюкзаки. Скального снаряжения у нас нет, и если гребень окажется сложным, придется уходить на ледяной кулуар, что заметен левее основного пути подъема. Но оказалось, что лавовые каменные грибы высотой в рост человека словно созданы для быстрого набора высоты. Снимаем кошки и резво идем вверх. Высоту почти всю выбрали, а вот расстояние до вершины еще километр. Значит, придется идти по пологому гребню. Если будет видимость, это даже очень приятно. Дойдя снова до льда и остановившись одеть кошки, я вдруг увидел, что занавес снова поднимается и становится видно саму вершину. Все бросив, я делаю рывок вверх, шагов на 50, чтобы разглядеть путь. Впереди действительно гребень, пологий, с карнизом, нависающим над северным склоном горы.

Виден также жандарм, стоящий на страже пути к вершине. Ага, смекнул я, рано радоваться. Иду вниз. Мой рывок был воспринят как желание добежать до вершины, и теперь я выслушиваю про газету, которую, вставив в одно место, поджигают перед финишем. Связавшись, идем по гребню к жандарму. Трещины даже здесь, на вершине горы. Постепенно гребень заостряется, и нам становится не так комфортно. Перед жандармом решаю сделать разведку. Алексей страхует меня, а я пытаюсь обойти его слева. Ух, что-то не нравится мне здесь. Все сыпется под руками, а склон градусов 50 и лед, только лед и камни, едва скрепленные глиной. Возвращаюсь и иду сверху жандарма. Здесь лучше. Вдруг вижу тур. Зачем он здесь? До точки еще 500 метров и 70 по вертикали! Разбираем его, записки нет, какие-то обрывки ткани и веревочки, разложившиеся на солнце. Впереди видно небольшое плато, на нем, видимо, и есть вершина. Иду впереди, глядя в прибор, и слежу за высотой. Делать этого не следует, успевает мелькнуть мысль: все-таки будем играть драму. Ноги проваливаются в трещину. Вытягиваю вперед руки и ледорубом успеваю зацепиться за противоположный край, но мои друзья, зарубившись, что есть силы тянут меня назад. Все-таки не драма, комедия. Ощущаю, как меня растаскивают в разные стороны. Трави веревку! Выползаю на лед и кручу бур. Остальные переползают рядом. Кидаю кусок льда в дырку на снежной пробке от моего тела. Долго слушаю, когда же загремит. Тишина. Про себя считаю секунды. Одна, две, десять. Ни фига себе, думаю! Заглядываю в щель. Дна и вправду не видать, но мой кусочек льда зацепился за снег и никуда не падал. Ищем вершину. Все ходят по плато, внимательно глядя под ноги. Наконец, есть. Вот высшая точка! Смотрю на часы. Да, не очень-то здорово. Нас ждет или ночевка без ужина, или... Впрочем, надо еще спуститься.

 На вершине Крестовского
На вершине Крестовского

Идти вниз было решено по старому пути. Во-первых, он показался наиболее удачным, во вторых, на эксперименты просто не было времени. Спуск шел гладко, пока мы не вышли на последний участок, проходимый дюльфером. Первым ушел вниз Антон. По льду текли ручьи с взвесью шлака и каменной крошки. Веревка быстро превратилась в наждак. Две веревки и карабин на выброс, перчатки в труху. Под конец Антон спустился в какую-то клоаку. Ледяную яму, заполненную жидкой черной глиной. Мы все за ним. Туда же и бур-вертушка с двумя веревками. Все покрыто грязью и нашим матом.

 Вот по такой шняге мы спускались
Вот по такой шняге мы спускались

Долго моемся в ручье. Доедаем последнее питание. Дальше идем по леднику с чувством выполненного долга. В старом лагере были в десять вечера.

Организм сразу расслабился, захотел есть, винную порцию и спать, но руки делали что-то необычное, а именно, снимали палатку и засовывали ее в рюкзак. Организм возмутился. "Что-то идти никуда не хочется!" - озвучил наше настроение Алексей. Ну, думаю, надо пока никто не понял, сколько нам топать, быстрее снимать лагерь. Ничего, ничего! Скоро встретим своих, они отрыли заброску. Сегодня пир! Да вот и следы их, быстро догоним! Все. Вроде, пошли. Ну, теперь деваться некуда.

И начался финальный акт. В 22:30 неожиданно стемнело. Оказалось, что по морене идти в темноте плохо. Стало вдруг понятно, что GPS показывает только куда идти, а не каким образом, что рация не добивает, моренные гряды не пропускают сигнал, что все карманное питание кончилось. Множество и других открытий свалилось на наши головы. Личный состав даже начал сомневаться в мудрости руководства. Спеша пройти при неверном свете угасающего дня как можно больше, мы с Антоном развили очень высокую скорость. Цифры на табло прибора, показывающие расстояние до нового лагеря, к моей неописуемой радости, быстро стали уменьшаться. Но Алексею наш темп показался высоким. Когда он в очередной раз упал, он (очень тактично), срываясь на хриплый крик, вежливо попросил нас идти помедленнее.

Стемнело окончательно. Было все. И спуск по руслу ручья, где не ступала нога человека, и брод через реку, и луч фонаря, пропадающий в пустоте провала, и крик "не надо налево, там обрыв, я еле спасся!" Светящаяся стрелка прибора толкала нас вперед и вперед. Как луч гиперболоида, мы разрезали морену вдоль и неслись (со скоростью 500м в час) навстречу товарищам. Кстати, набрели на русло сухого ручья, путь по нему был даже неожиданно приятен, жаль недолог. Слева рокотала река, вообще не указанная на карте. Справа, должен быть ручей, но его пока не видно. К черту все мысли. Мы превратились в какие-то торпеды, которые рвутся к цели, пока не выработают весь запас сжатого воздуха. А запас явно иссякал в наших резервуарах. И пополнить его было нечем. Я все время думал, что вот сейчас мы упремся в горку, не найдем обхода в темноте, поставим лагерь и кончится эта дурацкая скачка. Но не тут то было. Каждый раз находился обход, а расстояние до лагеря так соблазнительно сокращалось, что когда осталось 800 метров, я поверил: дойдем точно. И ведь дошли. Слава штурману. На трекинговой палке он оставил нам маяк, фонарик "Петцл".

Наши вопли подняли на ноги друзей. И тут, как в настоящей трагедии, запел хор судьбы и нам было объявлено, что заброску съел медведь. Вот почему мы удачно миновали все препятствия! Костлявая рука голода, протянулась к нашему горлу. Тот, кто управляет нашими судьбами, уже потирал руки, видя как вытянулись наши лица! Последний сокрушительный мастерский удар! Но что это, Алексей как-то загадочно ухмыляется: а спирт-то медведь не тронул, ни к чему он ему! Давай, за высоту!

Движение остальной группы: спуск с Антарктиды, взятие заброски. 7.2км(+20-760)+ 9.4км(+320-320).

Мы с Олегом и Татьяной уходим вниз в 8:35. Договорились поставить лагерь в месте, рекомендованном А.Тарчевским (ST-BOGD-X), и ждать там восходителей. Спускаемся с ледника. На морене стараемся держаться тропы, но уходим правее нее, на длинную высокую моренную гряду. Гряда заканчивается тупиком, обрывы в три стороны. Осторожно спускаемся вправо, к ручью, идем вдоль него, перепрыгиваем его в точке PER3 и возвращаемся на тропу. Тропа теперь идет по верху моренного вала, передвигаться легко. В точке L-PODZEM видим, как слева из-под толщи льда вырывается мощная река и течет по леднику. Следует отметить, что эта река не обозначена на генштабовской карте 1:100000, но упоминается в отчетах. Она может стать неожиданным препятствием для групп, пересекающих ледник.

Выходим на сухое русло, по нему спускаемся в живописное ущелье. На той стороне зеленеет трава - это и есть рекомендованное А.Тарчевским место стоянки, на котором наша группа должна соединиться.

Быстро ставим лагерь (802U, высота 1860, 11:16) и в 11:35 уходим с Олегом за заброской, до которой 4км по прямой. Проходим мимо красивого каньона из красных скал на ручье. Необозначенную ледниковую реку бродим по колено в точке BR1 и в 12:57 добираемся до заброски. Картина безрадостная: все камни раскиданы, упаковки разворочены, на песке рассыпана крупа. Сыр и колбаса съедены полностью, конфеты раскиданы и частично раздавлены. По песку вдаль уходят следы небольшого медведя.

Спасаем, что можем, и в 14:50 возвращаемся в лагерь. Татьяна долго не верит, что заброска разграблена. Пытаемся выйти на связь с Крестовским, но безуспешно - УКВ не могут преодолеть перегибы рельефа. Когда стемнело, поставили маяк - мигающий фонарик на палке - и ушли спать в надежде на то, что благоразумие заставит восходителей заночевать в верхнем лагере. Но в 1:15 нас разбудил радостный крик Отвагина - они все-таки ломанулись в темноте по морене.

3.08. Переход к каньону на Студеной. 14.4км(+0-580).

Вышли в 11:46. В этот день наш маршрут был прост: взяли курс на цель - каньон на Студеной - и пошли туда по прямой. Сверху выглядит более простым обходной путь, с уходом левее, вдоль ручья. Но потом там придется много раз пересекать глубокие русла. Мы же шли по пересеченному рельефу лавовых полей, любуясь причудливыми останцами, а гладкий выход по равнине оставили на конец. Обедали в точке 803O (14:16-15:30). К каньону вышли в 18:42 (803U, высота 1280). Сухое русло ручья подходит к скальному обрыву и рушится водопадом в Студеную. Высота скал до 100м; лучший вид на них - с кромки водопада. В сухом русле мы обнаружили небольшую лужу, из которой взяли воду. Не будь ее, пришлось бы идти за водой около 600м вверх по ручью.

 Каньон на Студеной
Каньон на Студеной

4.08. Переход на Копыто и вниз по дороге. 5.8км(+0-240)+5км(+0-400).

Выходим в 11:30 по прямой на Копыто, к столу (FINISH1, высота 1040, 13:36). По пути набираем воду в ручье, чтобы пить чай в ожидании машины. В условленный час (15:00) машина не появляется. Пытаемся дозвониться перевозчику. Телефон показывает, что есть сеть Билайн, но реально связь не работает. В 16:00 пешком уходим вниз: если что, дойдем до Козыревска своим ходом. Через час с небольшим наконец слышим гудение мотора, и в точке MASH нас забирают вниз. Северная часть похода окончена!

 Едим икру в Козыревске
Едим икру в Козыревске

Южная часть: Горелый, Мутновский, Вилючинская Сопка. 97.4км(+4960-5410).

6.08. Подъем на вулкан Горелый. 3.4км(+20-50)+14км(+990-990).

Микроавтобусы довозят нас до поворота к Горелому и еще около 500м в сторону Горелого (START2, высота 1030, 10:51). Спускаемся к озеру, обходим его слева (справа, по словам водителя, глубокая грязь), ставим лагерь, обедаем (806U, высота 1000, 11:32). Вокруг много палаток, есть автомобили.

Выходим в 13:12. Поднимаемся на Горелый, долго гуляем по его кратеру (высота до 1800). Из фумарол бьют едкие газы, один раз даже приходится спасаться бегством. Подробного описания Горелого и Мутновского здесь не даю - они хорошо описаны, например, в отчете А.Тарчевского. Возвращаемся в 17:58.

7.08. Подъем в кратер вулкана Мутновский. 9.8км(+170-70)+13.1км(+750-750).

Вышли в 9:03. Двигались по дороге вдоль р.Освистанный, потом пошли по прямой к планируемому месту лагеря (KB7-ST). Встали немного недоходя этой точки (807U, высота 1100, 11:25), там рельеф хорошо укрывал от ветра.

В 13:38 вышли радиально на Мутновский, погуляли там. Видимость была плохая, красоты Мутновского можно было наблюдать лишь урывками, сквозь отдельные просветы. Зато можно совсем близко подойти к фумаролам и булькающим грязям.

 Бегство от вулканизма
Бегство от вулканизма

После посещения Мутновского зашли посмотреть на водопад в каньоне Опасный (смотровая площадка расположена в точке KB17). Вернулись в лагерь в 18:41.

 Водопад на каньоне Опасный
Водопад на каньоне Опасный

Вечером и ночью был сильный ветер с моросящим дождем, палатки подверглись испытанию.

8.08. Переход к Мутновской ГЕОТЭС и дальше по дороге. 7.2км(+230-530)+12.2км(+300-140).

Выходим в 9:34 под непрекращающимся дождем. На перевале (KB6, высота 1200) встаем на дорогу, с нее сворачиваем на снежник, по которому спускаемся к заброшенной скважине (SKV1). Из скважины бьет мощная струя пара. Пытаемся идти по дороге, но она настолько грязная, что быстро с нее уходим и движемся своим путем. Только перед самой ГЕОТЭС встаем на тропу, глинистую и в дождь весьма скользкую. Проходим мимо стоянки и горячих источников и в 12:28 останавливаемся на обед у шестиугольного зеленого здания гостиницы (808O, высота 800), прячась от непогоды под козырьком ее крыши. Купаться в теплой грязной луже желания нет, да и вся местность, имеющая вид заброшенной промзоны, вдохновения не вызывает. После обсуждения отказались и от захода в Жировую бухту. В 13:38 быстро выходим по дороге на север с намерением дойти или достопить до Вилючинских термальных источников. Проходим пешком чуть дальше места нашего старта и в 16:40 встаем на ночевку (808U, высота 960).

9.08. Переход к Вилючинским термальным источникам. 12.1км(+0-760).

Выходим в 12:07 (отдыхали и сушились после вчерашнего дождя). В 14:56 добираемся до источников и устраиваем там полудневку. Рядом турбаза (TURBAZA). Источники оборудованные, с ваннами из дерева (VILIST, VANNA), красивыми тропинками и мостом через Вилючу (MST5). Поляны для палаток расположены в 200-300м от источников (ST9, 809U). Мы встали на 809U, высота 200. По стоянкам ходит медведь и ворует продукты - нельзя оставлять лагерь без людей даже на пять минут. Вечером медведь пришел на поляну ST9, разорвал палатку и утащил большую сумку с едой.

 Вилючинские термальные источники
Вилючинские термальные источники

10.08. Восхождение на Вилючинскую сопку с СЗ (2173, 2А). 19.6км(+2090-2090).

Идею подал Леха Отвагин. Утром он лежал в теплой ванне источников и вдруг увидел в небе снежную корону со скальными ребрами-зубцами.

В восхождении приняли участие два Лехи и я. Олег с Татьяной поднялись на пер.Тенуева, а Антон охранял лагерь от медведя.

Вышли все вместе в 9:00 по тропе в сторону пер.Тенуева. Тропа ответвляется влево от широкой тропы на источники сразу перед первой ванной (VILIST). Тропа помечена красными и синими ленточками. Возле р.Вилюча (TR-LOST) на некоторое время теряем тропу (я по ошибке решил, что она идет руслом реки, а на самом деле она от реки отходит). Потом возвращаемся на нее. Рядом с точкой BR6 тропа по ручью выходит к р.Вилюча и идет дальше вдоль ее правого берега. Здесь мы прощаемся с Олегом и Татьяной, отпуская их вперед по тропе, а сами бродим р.Вилюча.

На том берегу густые заросли. Делаем по ним несколько шагов и почти вплотную натыкаемся на медведицу с медвежатами. Отступаем назад, пересекаем заросли в другом месте, бродим еще одну протоку Вилючи. Дальше следует пологий подъем в зарослях ольхового стланика с травой по колено. Когда это надоедает, замечаем, что легче двигаться по старым сухим руслам, там хоть трава и выше, но стланик не мешает.

Внизу слышен шум воды. Спускаемся туда (RUC-Y) и идем по ручью, прыгая с камня на камень. Иногда попадаются снежники, по которым можно идти у берега, но не по центру, где снежный мост очень тонкий.

Подходим к скальной стенке - водопаду (LAZ2). Оценив издали сложность лазания, решаем обойти его справа по ольховому склону. Затем снова возвращаемся в ручей. Теперь там сплошной снежник, полого уходящий наверх, под вершинный взлет. Быстро набираем высоту по снежнику, который лишь 3-4 раза прерывается короткими скальными участками. На одном из них (LAZ1) мы устроили небольшое лазание, хотя все можно было обойти слева.

 Подъем на Вилючинскую сопку
Подъем на Вилючинскую сопку

На вершину поднимаются два просторных снежно-ледовых кулуара. Мы снизу оценили их крутизну как слишком опасную для бескошечного подъема и решили просочиться левее их, впритирку к скалам. На высоте 1400 выходим на левый борт основного кулуара и проходим по крутому снежнику на гребень. Там поднимаемся по скально-осыпному слону, оставляя справа по ходу большие скальные зубья. Крутые снежники обходим по ранклюфту. Под самой вершиной наиболее опасное место - траверс под несколькими скальными башнями по нагромождениям плит, имеющим большой уклон. Есть опасность вызвать их обвал. Последний подъем по пологому гребню, - и в 16:05 мы на вершине. Набор высоты от р.Вилюча составил 2000м! К сожалению, прекрасные виды на океанские бухты, шоссе к ГЕОТЭС и окрестные сопки в последний момент скрывает севшее на гору облако.

Вниз спускаемся по пути подъема, при отсутствии видимости. Ориентируемся на собственные следы и трек в GPS. Водопад LAZ1 обходим справа, а вот на LAZ2 устраиваем себе приключение - спуск вниз по скалам. На спуске оказывается опасный участок - ступенька высотой 1.5м без зацепок. Осторожно сползаем по ней, свесив для страховки трекинговую палку, закрепленную за камень на петле из стропы. Надо бы все-таки брать на такие восхождения хоть небольшой кусок веревки.

Дальше спускаемся по ручью, а когда идти там становится неудобно, вылезаем наверх и идем по ольшанику, стараясь держаться сухих русел. Это удлиняет наш путь, но позволяет избежать ломежки.

На р.Вилюча видим картину семейной идиллии: крупная медведица водит трех медвежат взад-вперед через реку по мелкому перекату. Вот она ловко выхватывает из воды красную рыбину и начинает ее жевать. Одного из медвежат на броде смывает течением, несет в нашу сторону и наматывает на ветку. Он борется, захлебывается, как бы не утонул. Когда он выбирается, из кустов доносится рычание: мать отчитывает детеныша за неудачную переправу. Осторожно расходимся с семейством и идем по тропе в лагерь. Приходим в 21:40.

 Медведица
Медведица

11.08. Переход к шоссе Петропавловск - Мутновка. 6км(+410-30).

Ночью приходил медведь, но мы предупредили его набег выстрелом из ракетницы. Выходим в 6:17 и за два с небольшим часа поднимаемся по дороге к шоссе (FINISH2, высота 580). По пути можно с точки VDP2 увидеть водопад на р.Спокойный, если сойти с основной дороги на тропу, идущую ближе к реке.

 Водопад на р.Спокойный
Водопад на р.Спокойный

Ровно в 9:00, как и договаривались, за нами приезжает машина. Поход окончен!

Во второй половине дня едем в Петропавловск, гуляем вдоль берега океана в районе Завойко.

Использованные отчеты

Отчет А.Тарчевского.

Отчеты групп Лазаренко - Павленко - Бычкова, совершавших совместный поход (пока не опубликованы).

Отчет Дмитрия Шаповалова. Описание восхождения на г.Камень.

Классификатор маршрутов восхождений на Камчатке.