на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Уральский марафон

А.Тонис, М.Логачева

"Мы начинаем движение в сторону Москвы..."

1. ПРЕДИСЛОВИЕ

Вашему вниманию предлагается рассказ о нашем путешествии из Миасса (Южн. Урал) в Москву, с заездом в Самару (10.07.99--13.07.99). Переезд был осуществлен за 4 дня, полностью автостопом; на достижение "столицы мира", удаленной от Урала почти на 2000 км, у нас ушло 0.00 российских рублей. Для меня это пока самый длинный автостопный переезд, а для отважной моей спутницы -- так просто первый дальний маршрут.

Пару слов о целях данной статьи. Этот опус, возможно, не был бы написан, не возникни у моего коллеги А.Савватеева намерения подвергнуть теоретическому и эмпирическому исследованию такую область человеческой деятельности, как автостоп. Идея сия зародилась у нас за стаканом водки, в замечательном гостеприимном доме тети Иры в Миассе. Первоначальная мысль состояла в том, чтобы определить, какие факторы и в какой степени влияют на успешность автостопа. Определяющих величин на самом деле масса: тут и позиция, и регион, и время дня, и день недели, и расстояние до большого города -- да мало ли еще что, включая свойства самих автостопщиков. Но можно поставить задачу глобальнее: построить теоретическую модель, которая могла бы адекватно описывать главные свойства автостопа и давать возможность предсказывать его результаты в каждом конкретном случае. Если Антон Кротов популяризовал "практику вольных путешествий", то почему бы нам теперь не заняться теорией? Конечно, для осуществления этого проекта необходимо располагать обширным запасом данных: прежде всего, это цифры по отдельным прохождениям трасс, далее, характеристики различных дорог, и, наконец, не помешают качественные субъективные и "экспертные" оценки. Для сбора данных было решено организовать специальную интернетовскую страницу, на которой каждый желающий мог бы поделиться со всем "прогрессивным человечеством" своим опытом стопа, с ориентацией, в первую очередь, на цифры. Кроме научного интереса для исследователей, такая страничка могла бы помочь и самим автостопщикам в выборе маршрута, времени и стратегии путешествия.

В связи с такими планами, я рассматриваю наше произведение как первый вклад в это серьезное дело. Будем надеяться, не последний.

Кстати, о цифрах. Очерк наш остался бы не более, чем пустыми эмоциональными излияниями и россказнями доморощенных эссеистов, не окажись со мною волей счастливой судьбы Маша Логачева, наделенная невиданной, совсем не девичьей памятью и долготерпением. На протяжении всего путешествия Маша вела подробный хронометраж, записывая время, ведя счет километрам и селениям и даже определяя марки машин, в чем я всегда был слаб. Бывало, залазишь в высокую кабину грузовика, весь вымотанный долгим стоянием на трассе, жарой, ни о чем не хочется думать, только бы отдышаться. Как вдруг тебя прилежно спрашивают, сколько сейчас времени, да потом записывают это в блокнотик, причем из-за тряски процедура скорее напоминает спиритический сеанс с духом Че Гевары. Огромное спасибо, Маша!

2. ДНЕВНИК

10.07.99, суббота

Итак, все позади. Позади Грушинский фестиваль с его ночными концертами и горой -- и с опостылевшими приставаниями надоедливых папарацци. Позади шикарный фирменный поезд "Южный Урал", где мы после всего этого отсыпались. Позади Таганай с его Откликным гребнем, лесами и толпищами мух. Почти позади моя временная инвалидность (все еще немного прихрамываю на правую ногу после того, как наступил на железный прут арматуры). Теперь, как Леша перефразировал Б.Г., "мы начинаем движение в сторону Москвы".

Сам Леша, впрочем, начал его уже полчаса назад. Мы же никак не можем распрощаться с тетей Ирой, оказавшей нам столь радушный прием в Миассе. Наконец быстроходная Маша и прихрамывающий я выходим на ул. Молодежная (а куда мы в конце концов приедем, читатель?) в направлении троллейбусной остановки. Впрочем, я назвал не всех участников: с нами едет еще одно "живое существо" -- ростки традесканции, что Маша унесла в молочном пакете в качестве сувенира, предмет постоянной ее заботы. Растению предстоят четыре дня тряской засушливой трассы. Выживет ли? Будет ли виться потом вкривь, подобно строчкам из щербаковской песни?

Наша вписка находится в Машгородке, отдаленном районе Миасса, расположенном в 15 км к северу от железки. А трасса М5 (местные почему-то называют ее "Пекинкой"), наоборот, располагается почти на таком же расстоянии к югу. Вот и придется нам пилить через весь город, вытянутый вдоль этой линии "север--юг". Есть, правда, прямая трасса с Машгородка на Златоуст, через который переться меньше. По этой трассе и ушел Леша. Но трасса невеликая, и, будучи, хоть смешанной, но, все же, парой, мы решили не искушать судьбу.

Наземный транспорт в Миассе представлен автобусами и троллейбусами (а вот в Златоусте троллейбусов нет, зато есть "допотопный трамвай", одноколейный). И там, и там проезд в пределах города официально является бесплатным. Чему сопутствуют: а) крайне редкое и нерегулярное хождение их (в особенности, автобусов, что питаются дефицитной солярой); б) невероятная переполненность и, как следствие, низкая скорость; в) частичное замещение платными маршрутками-уазиками. До привокзальной части Миасса мы еще вполне сносно добрались на троллейбусе. А вот на автостанции настоящая катастрофа: нужный нам автобус действует на маршруте в единственном числе. Но вот он, наконец, подходит, и мы даже туда вламываемся. Висим на поручнях, почти лежим на своих же рюкзаках, мрак... Наконец, окончательно переварив, автобус выделяет нас наружу в центре "старого города". До трассы еще около 8 км. Нам так надоел местный транспорт, что решаем их идти. Возле озерка (ул. Пушкина) неплохая позиция, ради смеха становимся минут на пять, хоть передохнуть немного. И -- о, удача, -- ловим машину до трассы! Так, наконец, весь огромный город схлопывается для нас в "пиктограмму" -- большой бетонный указатель "МИАСС" с годом основания, как и все уральские города, где-то в закоулках второй половины позапрошлого столетия.

Через некоторое время останавливается Зил, и мы начинаем движение на запад. Первое свидетельство тому -- памятный знак на перевале: туда Европа, а туда Азия.

У нашего водителя, который едет пустым, имеется напарник, который, груженый, тащится сзади. В Златоусте ждем его, долго ждем. Наконец напарник появляется. Мы продолжаем путь. На 160-м км от Челябинска -- предупреждающая табличка: "БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ, ВПЕРЕДИ ПСИХДИСПАНСЕР!" На трассе сидят какие-то люди, вид их жалок, они показывают зачем-то на свой рот. Водила проезжает мимо, комментируя: "Это психи, курево выпрашивают". Интересно: а) что мешает психам просто поднять руку и пуститься в свободное плаванье и б) что мешает водилам принимать нас за них, создавая на трассе мертвую зону на много км в обе стороны?

Возле города Сатка Зил поворачивает на юг, в пос. Магнитка. Я как-то раньше думал, что Магнитка у нас одна, она же Магнитогорск. Оказывается, это распространенное на Урале название, по крайней мере, на Южном Урале имеется еще не менее двух мест с таким именем.

Стоим на трассе у поворота на Сатку. Подъезжает свадьба, несколько машин. Молодые вылезают наружу, подходят к бетонной конструкции-указателю, стоят там. Потом кортеж делает веселый круг по площади, -- нам машут, мы машем в ответ, -- и скрывается обратно, в направлении города. Вскоре еще одна свадьба. Видать, ритуал у них такой, типа как у нас с Вечным огнем.

А мы тем временем подвисли. Желая сбросить хандру, я предлагаю пообедать. Прекрасный сосновый бор, отличные дрова. Сидим, прихлебываем супчик. Очень рекомендую такой способ пережидать период невезения: на голодный желудок и машину не словишь.

Ну вот, что я говорил? Еще некоторое время стоим -- и уезжаем на Москвиче. Водитель попался разговорчивый. Обсудили безрадостную экономическую ситуацию в регионе: на госпредприятиях зарплату многие не видят годами, одно из немногих исключений -- организация, в которой работает сам мужик, дорожное ремонтно-строительное управление. Видать, дороги пока еще нужны начальствующим обладателям мерседесов.

Начинается Бакальский подъем. "Это сейчас, летом, такая халява", -- комментирует мужик, -- "а зимой -- видели бы вы, сколько народу по бокам в кювете лежит или просто ломаются, встают и ждут, пока соляра кончится". По его словам, зимой трасса просто экстремальная. Два самых сложных места -- это Бакальский подъем (проходим в данный момент) и Симский (предстоит).

Так, за разговором, мы пересекаем Урал. Последовательно проплывают мимо нас: Бакал, Юрюзань, Усть-Катав, Кропачево, Сим, Миньяр. Наконец мужик высаживает нас у поворота на свой родной город, Ашу. Этот квант, видимо, был наиболее запомнившимся из всего путешествия.

В Аше мы без задержки садимся в машину до Уфы. К сожалению, мы потеряли слишком много времени в Сатке и уже не успеваем сегодня погулять по столице Башкирии. Ну, ничего, еще остается Самара и, может быть, Пенза.

Нас высаживают у поворота на совхоз "Цветы Башкирии". До лесопосадок менее 500 м. Входим в лес, и я чувствую некое родное, карельское стальное дуновение. Встаем -- так и есть: комары, в промышленном подмосковном количестве. Задраиваюсь наглухо в "скорлупу", причем для пущего комфорта не забываю про фонарики. Маша пытается жечь траву, чтобы дымом отогнать комаров. Поужинав, мы с удовольствием скрываемся от них в палатку.

11.07.99, воскресенье

Медленно пробуждаемся, едим геркулес, выползаем на трассу (9.53). В Уфу так и не поедем, времени нет. [Пытаемся стопить около АЗС, место не очень хорошее, да ещё появляются какие-то граждане, в количестве 3 человека. Как бы коллеги. Ничего у них не получается, и у нас, благодаря им, -- тоже. Остановился только один, но в нужную сторону он ехал всего лишь 6 км, и мы отказались, кстати, зря. В 11.08 уходим с мёртвой точки, по дороге остановили легковушку, на которой доехали почти до таблички "МОСКВА 1455"(11.54). Стопим в зоне действия знака "Остановка запрещена" -- МЛ]. Все это место называется Дема. Следы недавних или еще незавершенных дорожных работ. Пост гаишников под названием КПМ, за ним стопить тоже нельзя -- красный крест на синем фоне действует на 1.5 км вперед. Короче, жопа. Но нам все же удается уехать километров на двадцать, в Алкино.

Там встаем под ж/д мостом. Вернее сказать, мы до него дойти не успели, так как нам остановился автобус. По виду очень крутой. Почти двухэтажный. Водитель нам машет, заходите, мол, но дверь почему-то не открывается. Вместо этого они открыли какой-то багажник в середине. Подошли туда, -- а это и есть вход! Поднялись по высокому трапу на площадку и поплыли в сторону Самары. В салоне был видик, который вскоре начали использовать. "Исторический" фильм про шотландского бунтовщика Вильяма Волласа (вполне допускаю, что он мог что-то там взять на каком-нибудь конкурсе). Сквозь полудрему вдруг раздавался лязг мечей. Крупным планом: привязанной жертве перерезают горло. Крупным планом: стрела вонзается в грудь. Вопли. Пытки главного героя с последующей декапитацией. И сквозь все это проплывает бескрайняя холмистая башкирская степь c нефтяными установками по краям дороги.

Мы приближаемся к Октябрьску. У местных жителей, стопящих наш ценный автобус на 30--50 км, обнаружился странный обычай платить за эту услугу десятку ($0.40). Но ведь не платить же нам ее за четыреста километров!

Тем временем пошли комедийные ленты. Запомнился такой эпизод: двое наших во вьетнамском ресторане. Официант приносит какое-то экзотическое блюдо. -- "Что это?" -- "Обезьяньи яйца", -- ответствует официант. -- "Как, разве обезьяны несут яйца?", -- удивляется девушка. -- "Нет, не несут. Они их носят. По крайней мере, некоторые". После чего блюдо с яйцами летит ему в рожу. Маша все это проспала, и правильно сделала.

Выходим в 34 км от Самары, как раз возле развилки на Москву. Конечно, велик соблазн сразу туда и уехать, но время есть, тем более, что один час нам подарила смена поясов. Заходим в Самару.

Какой-то автобусик, не то рейсовый, не то левый, довез нас до центрального автовокзала. Мы все расспрашивали народ, где бы в Самаре погулять и что посмотреть, но кроме набережной нам ничего не предложили. Набережная и впрямь красивая, но чересчур уж коммерциализированная. Еще видели административное здание -- "обком". Перед обкомом -- гигантская статуя неопределенного пола, типа нашего Гагарина; в руках -- какой-то неопознанный, но явно летающий объект; то ли мужик/баба летит на нем, то ли запускает. А вот до исторической части мы так и не добрались. Может, ее и нет вовсе? И на метро прокатиться не успели, хотя оно-то там точно есть. У меня даже доказательство -- входной жетончик. Как же я им разжился, если в метро не был? Читайте дальше, узнаете.

Автобусы, троллейбусы, трамваи -- все есть в Самаре. И все, как и в Москве, стоит 2 руб ($0.08). С той лишь разницей, что некоторые кондукторши заставляют платить за рюкзак, как за багаж. Все попытки объяснить глупой тетке, что рюкзак -- это рюкзак, а багаж -- это совсем другое, кончаются неуспехом: -- "Но я же и беру с вас только за одно место" -- железный аргумент.

Снова зашли на автовокзал, чтобы заправиться водой. Тетка громко продает карту Самары -- вещь, коей нам столь не хватало в наших блужданиях по городу. Последняя у нее осталась. При попытке посмотреть карту я был прогнан: -- "покупай и смотри". Боюсь, что при таком отношении к клиентам она и по сей день ходит со своей единственой картой, пытается ее пристроить.

Все дальние автобусы ушли, и мы двинулись из города своим ходом. На городском автобусе добрались до окраин. Пытались ловить машину, но все нарывались на таксистов, официальных и самодеятельных. Наконец стопанули жигуленка до московской развилки.

На сегодня программа выполнена. Сходим с трассы, забираемся на гору (один из восточных, заволжских отрогов Жигулевских гор) и ночуем в лесу. Место очень красивое: редкий лес из клена и дуба, далеко внизу что-то белеется. Единственный недостаток -- некоторый уклон площадки.

12.07.99, понедельник

Утром было прохладно, но, когда мы вышли, солнце уже жарило вовсю. Маша объясняет мне названия разных симпатичных цветов, растущих тут же. Вот, например, цикорий: я знаю, конечно, что его пьют вместо кофе, а теперь вот увидел, как он растет.

Дошли до развилки -- и тут же словили скоростную тачку до Тольятти. Кстати, а знаете ли вы, что райцентр Тольятти имеет более, чем миллионное население и даже хотел иметь свою область!

Тут встретился нам автостопщик, единственным грузом которого была гитара. Автостопщик объявился Андреем, жителем Самары; говорит, что видел нас на Груше. Сейчас едет в Москву на заработки, т.е. играть на гитаре в переходе. Спросил на случай наши телефоны. Подарил на память жетончик метро. Мы разошлись по трассе. Дойдя до впадения тольяттинского притока, немедленно словили Ниву, переехали на ней через плотину. И далее до самой Сызрани двигались мелкими квантами. Сперва до Валов (Снежные Валы, мне сразу вспомнился зимний перевал Рамзай в Хибинах); водитель, оказывается, на прошлом фестивале стоял в соседней палатке с А.Кротовым и с интересом слушал его рассказ про Индию. В Валах нас подобрал Андрей, и вместе мы добрались до Переволоков (водитель все извинялся, что не может везти дальше). Затем доехали до Сызрани. Там нас снова догнал Андрей, вылез и пошел куда-то за горизонт. Больше мы его не видели: скорость одиночки, все же, выше, чем смешанной пары.

А мы опять висим. По тому же сценарию: устали стоять -- пошли в кусты обедать, тем более, там какая-то удобная железяка лежала -- готовый таганок, не надо даже строить обычную конструкцию (для тех, кто не знает: Таганок Саши Тониса -- это просто косая палка, воткнутая в землю и подпертая, если надо, другой. Ставится таковых по количеству варочных посудин. На мой взгляд, это самая удобная конструкция в походах на 1--4 чел.). Поели и опять на трассу. Самый большой из машиных цветков уже начал погибать, другие, вроде, пока живут.

Застопили какую-то громкую грузовую драндулетину. -- "Что, на таком кататься еще не случалось?" -- спрашивал водитель-военный. Все случалось.

Доехали до следующего поворота, и драндулет ушел на Сызрань. Взамен появился еще один, добросивший нас до Новоспасского. Я вспомнил, как мы со Славиком два с половиной часа висели там год назад. Повторять не хотелось. Тем более, что собирался дождь.

"Нам нужно уехать, мы не хотим под дождь" -- твердила Маша. Просьба ее была уважена: через четыре минуты остановилась Газель. Оказалось, она до Пензы и даже дальше -- до Подгорного. Собственно, мужик вез пустые контейнеры в Москву, под загрузку (так он, по крайней мере, объяснял ментам в Пензе), а в Подгорном ночевал. Благодаря такой удаче, мы прострелили насквозь весь этот дождь и окончательно вырвались из-под него где-то на уровне Городища. Но зато какая музыка звучала в кабине! Настоящая романтическая музыка дальних странствий! Короче, громкая русская попса. Помнится, давно еще, на катке я пугал мою нынешнюю спутницу, что вот, Маша, это же будет звучать на трассе, привыкай.

Тем временем, подходим к Мокшану -- месту, где решили вылезать, чтобы не зависать на ночь в какой-то непонятной дыре. А впереди творится такое, что ясно: сейчас нам вломят по полной программе. Мы едем прямо на огромную грозовую тучу, уже закрывшую полнеба. Маша начала скоростным образом раздеваться. Зачем? Чтобы сохранить сухими вещи. Когда вылезали в Мокшане, уже начали падать первые капли.

Небо над нами сплошь черное, клубящееся. Резко стемнело, на два часа раньше срока. А с северо-востока уже шла белая стена, о которой даже страшно было подумать, что это такое. Время от времени в той стороне шибали молнии. Я лихорадочно пытался стопить и даже остановил легковушку с троими уже в ней. Они выразили готовность везти нас 40 км до какой-то глухой деревни. Я отказался. Потом запоздало пожалел: небось, вписали бы, раз втроем стопанулись. Но не воротить упущенного. Ветер на секунду стих. Страшная белая стена стояла уже совсем напротив нас, и вдруг я понял, что она не стоит, а идет на нас со скоростью машины, находясь на расстоянии, пригодном для стопа. Мы едва успели добежать до железного козырька автобусной остановки, как началось. То белое оказалось градом вперемежку с дождем. Ветер дул так, что все это дело сандалило нам по ногам, остальное, правда, спасал козырек. Я был лишь немного разочарован тем, что ни одна молния не попала близко, вообще они шли преимущественно по верху.

Вскоре гроза кончилась, и мы отправились спать. Прошли 500 м по дороге на Нечаевку, свернули в лесополосу, да там и поставились. Я решил приготовить ужин. Не потому, что очень уж хотелось есть, а просто вспомнил все свои прежние проблемы и унижения, связанные с разжиганием костра в сырую погоду, и в этот раз решил победить. Газета, сухие тополиные веточки и пенка-поддувалка -- вот залог успеха. Тополь, кстати, горит отлично -- жарко и долго, даже на утро угольки остались. Маша, впрочем, активно помогая в этом деле, не вполне разделила мою радость. "Это чисто самоутвержденческое действие, шли бы спать голодными, да и все" -- ворчала она. Может, девочка и права: спали бы мы сейчас где-нибудь в Вирге, в теплом доме... А, может, и так, что стояли бы там в лесополосе, продрогшие и на полчаса позже. И без позиции на утро.

13.07.99, вторник

Сегодня, если все пойдет нормально, к вечеру будем в Москве. Осталось шесть сотен. Конечно, в прошлые дни мы проходили в среднем по четыре, но ведь имеет место эффект "падения на Москву". Давайте, я объясню это на простой модели (Леша, внимание!).

Разместим в каждом городе отрицательный заряд, пропорциональный его размерам (населению). А автостопщик -- это положительный заряд, притягивающийся, стало быть, к городам. Кроме того, он обуреваем сознательным стремлением попасть в один из них и подвержен силам сопротивления среды, удерживающим его на трассе. Можно представлять себе и проще: трасса -- это горная система. Города -- долины, а границы областей соответствуют перевалам. Высоту в каждой точке можно трактовать как возрастающую функцию от расстояния до ближайшего крупного города, причем, какой город считать ближайшим, зависит от величины его и соседних. Ясно, что подниматься физически труднее, чем спускаться, а самые сложные места -- вблизи перевала. Это вполне подтверждается эмпирикой: проходить границы областей трудно из-за почти полного отсутствия локального транспорта, а, приближаясь к большому городу, вы рано или поздно будете ускорены низвергающимся на него потоком машин. Сколько я ни приезжал в Москву или Питер -- всегда последний квант был очень большим и приводил в пункт назначения. Мой рекорд -- 1070 км от Ковды (Мурм. обл.) до Питера, а Леша только что побил его, проехав около 1200 км от пригородов Октябрьского (Татария) до пригородов Москвы на одной фуре!

Отвлекся. Все утро что-то мешало нам выйти на позицию. Сначала -- просто лень, заставившая нас проваляться в палатке с полседьмого до семи с лишним. Потом задержались на малинниках вдоль дороги, где уже начали вылупляться ягоды. Наконец, уже почти дойдя до поста, Маша вдруг ахнула, всплеснула руками и куда-то побежала. Оказалось, ее драгоценный пакетик с полузасушенным растением традесканции был забыт на стоянке!

На позиции мы были не одни. Какие-то ребята ждали автобуса, и еще одна тетка. Заметив, чем мы занимаемся, тетка стала нас копировать, но, вероятно, все же, боялась стопить "одна", поскольку пыталась подойти к нам максимально близко и слиться с нами в тройку. Мы, наоборот, все время бегали от нее, чтобы добиться успеха вдвоем (кто нам еще нужен?). Наконец, подъехал Уазик и вместил в себя все население остановки. Тетка вылезала совсем скоро, в Подгорном, и, как и следовало ожидать, вынула десятку.

Проскочив город с недобрым названием Нижний Ломов (мы со Славиком капитально подвисли в этом Обломове год назад), мы сопутствовали Уазику до самого Беднодемьяновска (тоже роковое название: догадайтесь, какой там должен быть среднедушевой доход. И поэт тут ни при чем. Более известный пример такого рода неудачного наименования -- Горький город, к счастью, ставший обратно Нижним Новгородом). Там заправились водой и съели по мороженому. У Маши появилась даже идея помыть голову, и мы, безусловно, так бы и сделали, когда бы не желали (и не надеялись) быть к вечеру в Москве.

Пришло время запланированного обеденного висения. Еще бы, -- шацкое улово! (термин Славика). Двойной перевал: из Пензенской долины в Рязанскую, через кусок Мордовии. Постояли на позиции, затем стали выходить из города, вышли и, едва не попав пешком в Мордовию, вписались в иномарку (Ауди, считает Маша) до Ямбирно, с остановкой в Умете.

Умет -- это отдельная история. Та трансформация, которой подверглась наша страна, превратила некогда глухую деревушку в многокилометровую череду торговых ларьков. В большинстве своем это так называемые "домашние кухни", где кормят недожареными шашлыками. Какие там еще оказывают услуги, мне неизвестно, но многие кухни имеют весьма кокетливые названия: "Надежда", "Татьяна", "Две Наташи" и, наконец, собирательное "Девчата". А в другом месте я видел совсем уж замечательную вывеску: "Вдали от жен". Есть, впрочем, и ларек с названием "Автостоп". Представляют ли себе обитатели сущность сего занятия?

Что ж, как говорят в тех краях, "трасса кормит". Что касается "услуг", то не хотелось бы никого подозревать, но, по многочисленным рассказам водителей, проституция на трассах практикуется весьма широко, а, в особенности, на М5: долгие дни едет драйвер по Транссибу, надо же когда-то и расслабиться... Мне не раз приходилось видеть этих девиц, выходящих на дорогу охотиться за клиентами. По крайней мере, очень похоже на то. Не хотелось бы никого подозревать напрасно...

Поехали дальше. В Ямбирно нам застопилась некая тарахтелка, в которой пришлось держать на коленях рюкзаки до самого Шацка. Прошли почти весь город насквозь, никто не стопился. Наконец перед нами лихо затормозила четверка. "Залезайте, только быстрее" -- спешила водительша.

"О, Мария, конец нашим странствиям"! Женщина, оказалось, работает на перегоне новеньких изделий ВАЗа из Тольятти в Москву. Вся операция занимает в среднем 10 часов. Спидометр был отключен, но я замерил скорость по секундомеру -- 130! Круто! А я ведь уже внутренне готовился к четвертой ночевке...

Дама оказалась боевая. Сначала она занималась в Тольятти бизнесом, было у нее два небольших магазина. Потом вышел указ: продавать водку разрешено только на торговой площади не менее 58 кв.м. (почему не 57?). Магазины быстро разорились, а дама, недолго думая, пошла в шоферы-перегонщики. Всегда подвозит автостопщиков, так как сама в молодости каталась.

Интересная цифра, которой водительша с нами поделилась и которая заинтересует исследователя низовой коррупции. Пришлось ей как-то подвозить знакомого мента-гаишника от Луховиц до Москвы, и она задала ему прямой вопрос: сколько настригается чистыми (после того, как поделился с начальством). И получила ответ: 3000р за смену. А еще ведь есть напарник, а еще ведь сколько таких постов "трудятся" по всей трассе, по всей стране...

Так вот падали мы на Москву. Упали и покатились по кольцевой. Просвистели в 1 км от моего дома, но я, конечно, поехал провожать Машу.

Дама высадила нас у м. Молодежная. -- "Успеете вылезти, пока красный горит?"

Мы успели.

3. ПРИЛОЖЕНИЯ: немного цифр (спасибо Маше!)

3.1. Хронометраж (М.Л.)
Примечания:

1. Все данные по коротким участкам имеют очень большую относительную погрешность.
2. Километраж дается от Челябинска. Так было удобнее, тем более, что километраж от Москвы не учитывает новых построенных объездных.
3. Пеший переход приравнивается к стационарному автостопу, т.е. скорость передвижения пешком считается приближенно равной нулю.
4. В ходовое время автостопа не включаются: сон, прогулки, обеды и переезд по городам на транспорте. Передвижение по трассе пешком с целью лучшего выбора позиции -- включается.

10 июля, сб

8.25 - выход (Миасс, ул. Молодёжная)
8.38 - 9.58 - переезд на общ. трансп. (трол.3, авт. 2)
10.35 - 10.41, 8 км, 80 км/ч (ул. Пушкина - 100 км. от Челябинска, М5) легковушка.
11.21 - 13.52, 78 км, 31 км/ч (Миасс - 178 км.) грузовик ЗИЛ. По пути было 2 остановки, одна из них почти час.
13.52 - 17.48 - безуспешные попытки застопить что-либо, затем обед (15.30 - 16.30, искл. из ход. вр.).
17.48 - 19.48, 139 км, 70 км/ч (178 км. - 317 км., Аша) "Москвич".
19.58 - 21.03, 86 км, 79 км/ч (Аша - окрестности Уфы) "Волга"

333 км (стопом 311 км); 4 машины;
Ход. время по трассе 10.05; чистое 5.42
Ср. время на одной машине 1.26.
Ср. расст. на одной машине 78 км.
Скорость автостопа 31 км/ч; скорость чистой езды 55 км/ч.

11 июля, вс

9.53 - выход (Уфа)
11.08 - уходим с мёртвой точки
11.25 - 11.29, 6 км, 90 км/ч (до Демы, табличка МОСКВА 1455) легковушка.
11.57 - 12.10, 20 км, 92 км/ч (Дема - Алкино)
12.13(время уральское) - 17.34(время самарское), 398 км, 63 км/ч (Алкино - развилка на Самару и Москву) крутейший автобус
17.40 - 18.20, 30 км, 45 км/ч (Развилка - автовокзал Самары) автобус
21.29 - снова выходим на трассу
21.56 - 22.06, 13 км, 78 км/ч (окраина Самары - почти до поворота на Москву) "Жигули"

497 км (стопом 467 км); 5 машин;
Ход. время по трассе 10.04; чистое 7.28
Ср. время на одной машине 1.30.
Ср. расст. на одной машине 93 км.
Скорость автостопа 46 км/ч; скорость чистой езды 63 км/ч.

12 июля, пн

10.06 - выход.
10.32 - 11.06, 60 км, 106 км/ч (поворот на Москву - Тольятти) легковушка
11.43 - 11.56, 10 км, 46 км/ч (Тольятти - Жигулёвск) "Нива"
12.13 - 12.25, 10 км, 50 км/ч (Жигулёвск - Валы) легковушка
12.47 - 13.08, 22 км, 63 км/ч (Валы - Переволоки, пов. на Междуреченск) легковушка; подхватил коллега-автостопщик. 13.12 - 13.32, 33 км, 99 км/ч (Переволоки - 1-ый поворот на Сызрань) "Жигули"; сидели двое.
15.00 - 16.00 - обед (искл. из ход. вр.)
16.54 - 17.07, 10 км, 46 км/ч (1-ый поворот - 2-ой поворот) грузовик
17.10 - 18.10, 65 км, 65 км/ч (поворот - Новоспасское) грузовик
18.14(время самарское) - 20.40(время московское), 248 км, 72 км/ч (Новоспасское - Мокшан) "Газель"

458 км (все стопом); 8 машин;
Ход. время по трассе 10.34; чистое 6.19
Ср. время на одной машине 0.47.
Ср. расст. на одной машине 57 км.
Скорость автостопа 43 км/ч; скорость чистой езды 73 км/ч.

13 июля, вт

8.33 - выход.
9.19 - 11.10, 121 км, 65 км/ч (Мокшан - Беднодемьяновск) микроавт. УАЗ
13.24 - 14.52, 88 км, 60 км/ч (Беднодемьяновск - Ямбирно, поворот на Сасово; с ост. в Умете) Audi
15.33 - 16.02, 29 км, 60 км/ч (Ямбирно - Шацк) грузовик
16.58 - 21.40, 390 км, 83 км/ч (Шацк - Москва) "Жигули"

628 км (все стопом); 4 машины;
Ход. время по трассе 13.07; чистое 8.30
Ср. время на одной машине 2.08.
Ср. расст. на одной машине 157 км.
Скорость автостопа 48 км/ч; скорость чистой езды 74 км/ч.

3.2. Статистика (А.Т.)
Маршрут Миасс -- Москва, с заездом в Самару, составил по протяженности примерно 1916 км, из которых 1864 были пройдены автостопом и пешком, остальное -- на городском транспорте. Нитка маршрута проходила в основном по трассе М5 "Урал" (Челябинск -- Москва). Мы сменили 21 машину (13 легковых, 5 грузовых и 3 автобуса и микроавтобуса) и два часовых пояса.

Время прохождения: грязное -- 87.15; ходовое по трассе (без учета сна, прогулок, обедов и переезда на гор. трансп.) -- 43.50; чистая езда -- 27.59. В среднем 10.51 ход. часов в день.

Средняя скорость: грязная скорость передвижения -- 22 км/ч (479 км/сутки); скорость автостопа 43 км/ч; скорость чистой езды 67 км/ч.

3.3. Новости трассы
Наконец-то построили нормальный мост через р. Проня (Рязанская обл., участок Шилово -- Рязань) взамен одностороннего со светофором.

У г. Бронницы появилась объездная дорога; от Бронниц до дер. Чулково (мост р. Москва) провели автобан.

На МКАДе всякий может любоваться красивыми светящимися ограничителями скорости (100) и табло, на которых, в частности, проходит инфрмация о ситуации на дорогах.

3.4. Благодарности
СПАСИБО ВСЕМ, КТО НАС ВЕЗ!

Александр Тонис, Мария Логачева. 17.07.99