на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Велопоход по Гебридским островам и северо-западу Шотландии

июнь-июль 2005 г

Зуев Денис

1. Заброска в Шотландию

2. Эдинбург

3. Внешние Гебридские острова

4. Северо-запад и Север Шотландии.

5. Арднамархан, Внутренние Гебриды, п-ов Кинтайр, о-в Арран

6. Глазго-Эдинбург

7. Лондон

8. Брюссель-Кандалакша

Земля на горизонте

В 9.00 народ столпился на носу и, ежась на ветру, высматривал Землю. А ведь мы её не видели всего 15 часов. Первый раз в моей жизни землю не видно больше 15 часов. Туман, морось, сильный ветер. я тоже стал высматривать Землю. Не потому что все высматривали, а просто не хотелось пропустить тот момент, когда она покажется. Корабль будто в вате застрял. Но где-то здесь уже должна быть Земля. Очень большой кусок. Как по команде все радостно зашумели. Как будто землю раньше не видели. Забавное ощущение должно быть у моряков, которые днями в открытом море и не видят земли. Ведь земля это точка отсчёта.

Проходим маяк, по правому борту руины аббатства, заросшие травой и полуразрушенные доки, швартуемся и через 20 минут я понимаю, что я еду навстречу идущему транспорту. Рефлекс лево-право ещё долго будет давать о себе знать. Лучший выход -- смотреть в обе стороны сразу.

В конце мая у нас закончился семинар, организаторы оплачивали дорогу туда и обратно. Ближайшие два месяца я "обратно" не собирался и попросил оплатить дорогу не "обратно", а "дальше" на сумму равную дороге обратно. Получалось как раз до Эдинбурга. Организаторы попросили написать объяснительную для спонсоров семинара. Пишу её и хочу купить билет на "Ryanair". Если покупать заранее, то можно купить очень дёшево. Но за два дня -- нет шансов. Странно, что я захотел попасть в Британию на самолёте. Ведь это остров. На остров надо на корабле. Иначе, лишаешь себя самого главного и дефицитного удовольствия -- медленного подхода к удовольствию. Не очень я люблю, когда "скоро".

Паром Гётеборг-Кристиансанд-Ньюкасл ходит всего два раза в неделю. Сколько стоит билет на сайте не говорится. Дни и время отправления из Гётеборга -- вторник и воскресенье, 10.00. Из Ньюкасла -- понедельник, четверг в 15.00.

Паром Хельсинки-Стокгольм напоминает обычную пятичасовую электричку. В электричке пассажиры убивают время. Пейзаж вокруг не интересует, скорее бы место назначения. Чтобы быстрее заснуть -- Duty Free shopping.

Как я проехал в шведском автобусе с велосипедом

Снова Стокгольм, терминал, Слюссен, автовокзал, Swebus express. Завтра вечером я сяду в автобус до Гётеборга. Пока помогаю Леене переехать со второго этажа на пятый. В лифте есть маленький откидной стульчик, можно посидеть и подумать. В пустыне двухкомнатной квартиры и кухни белеет лишь снежная громада холодильника. Захожу выпить кофе к Андерсу и Фатиме. Вечером сажусь в автобус. Кондуктор очень долго не хотел пускать меня с упакованным в чехол велосипедом в автобус. В принципе, в автобус велосипеды не берут. Об этом написано в правилах, об этом говорят в кассе продажи билетов, об этом сказал кондуктор -- последняя инстанция. Очень долго с ним спорим, но надо искать взаимоподходящий вариант. Хорошо, что пришёл пораньше -- время для переговоров ещё есть. Кондуктору надо соблюсти должностные инструкции, а мне уехать и не потерять билет. Кондуктор качает головой и говорит, что велосипед брать нельзя и резонно ссылается на книжечку с правилами. А что книжечка -- У меня паром раз в неделю, опоздаю на паром, а там опоздаю на другой паром. Потеряю много денег, билет на автобус. За минуту до отправления выход найден. Кондуктору просто надоело меня слушать, хотя всё, что ему мешало -- это правило в книжечке. Он просит пройти в кассу и выписывает мне багажный билет на велосипед, стоит он половину пассажирского билета. Кондуктор устало качает головой и признаётся, что в практике это первый случай, когда велосипед везут в автобусе. Вот она жёсткая закрытая система шведских правил. Это каким идиотом надо быть, чтоб такое придумать!

Человечек с длинными как у индийского пилигрима-садху волосами, достал из кармана ворох мятых купюр и сунул их в окошко кассы. -- Король Дании, это точно. Один до Копенгагена. Говорю вам, это был король Дании. я его видел.

Сосед в автобусе говорит по сотовому что-то по-арабски. Похоже, даёт указание своей жене. За моей спиной английское бормотание -- Да, это был король Дании. Король Дании, Кристиан. Вот это да!

Свет гаснет, народ укладывается спать. Тело клубком на двух сиденьях, в середине пустота прохода, остатки ног -- снова на сиденьях. Арабы, датские короли, велосипедисты и садху, все спят клубком на двух сиденьях, ноги как попало, а в середине -- пустота прохода.

В Гётеборг прибываем рано утром. Офис DFDS seaways находится за мостом слева. Покупаю билет. я думал, будет намного дороже, получилось совсем неплохо. За четырёхместную каюту (фактически двухместную) без окон 239 шведских крон (22евро). За велосипед ничего не взяли, правильно, я билет и не просил. ВНИМАНИЕ! Указанная цена действительна только в период низкого пассажиропотока (с января по 30 июня, и с 15 августа по декабрь). В летний сезон -- цена увеличивается ровно в 3.5 раза!!!

Возможность гидростопа низка из-за необходимости прохождения таможни и погранконтроля. Без билета не пустят и не дадут ключ от каюты. К парому не подойти, территория охраняется и никого за ограждения не пускают. Надо пройти несколько блок-постов. Короче, дохлый номер.

Купив билет, я попросил охранника разрешить мне переночевать в зале ожидания, который закрывается в 21.00 на ночь. Можно переночевать и на самой "Принцессе Скандинавии", но за 350 крон. Утром разбудило шарканье ног, разговоры. Проснулся. Боже мой, зал набит туристами с сумками на колёсиках и чемоданами. Пьют кофе, покупают билеты, готовятся к посадке. А мне надо загружаться через грузовой отсек.

Ещё совсем рано, но один супермаркет уже открылся. Проезжаю по городу, собираю пару бутылок и банок. Покупаю три банки фасоли, грибов, нахожу целую булку хлеба. Кто-то уронил и поленился поднять его с пола. Вот удача! Сутки в пути буду питаться фасолью и заедать хлебом!

Соседом по каюте оказался румыном, молча раскупорил бутылку виски, достал булочки с корицей. Предложил мне виски, я отказался, потом одну булочку, я взял. Дальше он рассказывал, как в Ирландии занимается турбизнесом -- организует автобусные туры из Румынии в Британию и Ирландию. Выходим из гавани, проходим мимо крепости, ветряков. Солнце жарит, а ветер холодный. На верхней палубе бассейн. Вода тёплая, но ветер холодный, из воды даже голову высовывать не хочется. К вечеру море разволновалось, уже давно не видно Кристиансанда и норвежского берега. Вокруг море, всё замечательно, но ветер по-прежнему холодный. Наверно, раз Северное море -- он тут теплее не бывает. Корабль врубается в волны, солёные брызги долетают до пассажирской палубы. Стою и мокну под брызгами, потом слизываю соль с губ, и покуда язык достаёт.

В морском формате путь в 512 морских миль или 948 км лежит через пролив Скагеррак, Каттегат, затем в открытом море над отмелями Big Fischer Bank и Dogger Bank.

Корабль строго сегментирован по слоям. Низ, поближе к машинам и волнам -- для "подземных" (четырёхместные земоянки без окон). Здесь шумно, и чувствуешь раскатистые удары волн. Бах. Бах. Не по реке плывёшь, а по морю. Есть двухместные с окнами -- для среднего класса, а есть каюты командор-класса на самом верху. Из низших слоёв есть средство доступа наверх, к люксовым каютам и бассейну -- лифт, можно спуститься и ещё ниже -- к машинам и кинотеатру! К каютам командор-класса ведёт стеклянная дверь, которая обычно заперта. Толкаю дверь -- она открыта. В холле пустота, холодильник, термос, огромный телевизор. Наливаю себе кофе, сижу попиваю, думаю не повторить ли -- повторяю. Заваливает какой-то пьяный англичанин и портит всё к чёрту:- So you are traveling first-class, arsehole! Начинает шуметь, включает телевизор -- и как назло какой-то футбольный матч. Тут заходит какая-то встревоженная девушка-стюардесса и говорит, что это холл для пассажиров командор-класса. -- я сразу встрепенулся. А что просто читать журналы запрещено? Только для пасажирова командор-класса. -- А просто сидеть? Только для пассажиров для командор-класса. Хотелось бы мне посмотреть в лицо хоть одному пассажиру командор-класса и спросить о чём думают представители "командор" класса, когда решают ехать "командор-классом".

Стеклянная дверь закрывается. Но я успел выпить чашку кофе, посмотреть новости, больше мне ничего не надо. Вид из окна? Вид без окна мне нравится гораздо больше, поэтому выхожу на палубу слизывать солёные брызги. Палуба покрыта антискользящим ковром, на столиках лежат мешки для рвоты.

Корабль ночью проходит очень интересное место -- нефтяные платформы Embla (глубина в том месте -60 метров), Ekofisk, Eidfisk, севернее находятся Troll 1,2, Sleipnir, Odin, но их не видно. Почти целый искусственный архипелаг. Нефтяной архипелаг. Эх, чуть-чуть проспал, в 2.00 выскакиваю на палубу, качает будь здоров -- держись за поручни. Сквозь сильнейший дождь из брызг, темноту и остатки сна пытаюсь рассмотреть платформы. ОГНИ! Посреди бушующего Северного моря. В сотнях километров от земли -- вокруг одна вода. И люди там живут и работают, наслаждаются простыми вещами, а, может, матерят всё и ждут смены вахты и высокой зарплаты, на которую смогут поехать на юг загорать, купить модный автомобиль с откидным верхом, дом с садиком и газонокосилку, стиральную машину и магнитофон-будильник... Нет, мне не послышалось -- за спиной действительно кто-то громко стонет. Оглядываюсь, вижу не то чтобы необычную картину -- мужчина по-быстрому трахает какую-то женщину. Да так ловко и методично, прямо как метроном -- in-out, in-out... Корабль качает, волны захлёстывают, а они туда-сюда. Через пару секунд до меня доходит, что пялиться нехорошо, и я снова смотрю на нефтяные платформы. Но как-то по-идиотски себя чувствую. И уходить не хочется -- что я зря вставал посреди ночи? Платформы не так часто можно увидеть. А может подойти и предложить помощь или завязать разговор? Чисто по-человечески. Хотя какую помощь? О чём разговор? Но можно спросить чего-нибудь, типа: У вас всё в порядке? или: Как оно? Как поживаете? Так, чтобы удалить неловкость, подбодрить словом, как это делают в американских фильмах. Когда мужик с простреленными яйцами лежит в луже крови, девушка спрашивает: Дорогой, у тебя всё в порядке? я люблю тебя. А он отвечает, что лучше и быть не может.

Зачем вмешиваться в естественность места. Ведь всем хорошо, от пребывания в одном месте все получают разные приятные ощущения. Возьми то, за чем пришёл и не мешай другим.

Ночью мне приснилось, что в Британии стеклотару и жестянки не принимают. Страшный сон. Позднее, я узнал, что это не сон никакой, а явь.

Утром произошло то, о чём я уже писал в начале. Народ высыпал на палубу и стал ждать, чего же там покажется на горизонте, может что-то новое и необычное? На горизонте, как, оказалось, была всего лишь Англия, порт Тайн. Маяки у входа в бухту, рыболовные траулеры, руины аббатства на берегу, район доков, старые причалы, граффити. А до Ньюкасла добрых 8 км, и на каждый километр по человеку, у которого я спрашивал дорогу. -- Это дорога в Ньюкасл? -- Дай-ка подумать. я предполагаю, что да. Но на всякий случай, спроси вот у него. Вообще-то должна быть дорога в Ньюкасл. я не знаю, очень извиняюсь.

-- А ты знаешь куда тебе надо? -- я опешил, первый раз меня спрашивают -- знаю ли я дорогу. -- Знаю, что в Ньюкасл, а как доехать -- может, подскажете? -- Прямо, езжай прямо, увидишь мост -- его ремонтируют, потом через поле, увидишь велодорожку. Потом снова прямо, опять по дорожке. Увидишь мост, налево. Рано или поздно доберёшься до Ньюкасла. Кстати, ты не на стену Адриана собрался? -- Нет. -- Ууу! Крутое место. я там бывал. -- я в Шотландию собрался. -- Ууу, парень! Это же ещё круче. я там тоже бывал. Удачи.

Надпись над входом в дом: Hate evil, Love God -- вроде, "Зло не люби, а люби Бога." Даже здесь указывают, в каком направлении двигаться в Ньюкасл. Дорожный знак говорит: "Посмотри направо, посмотри налево!". На асфальте написано: МЕДЛЕННО! ТОРМОЗИ! Вокруг заборы, изгороди, колючая проволока. Опять знак: "20’s plenty." Такие вот дорожные знаки в стихотворной форме, мол "Двадцать миль в час-- это уже немало!"

Ситуация Asking for directions, как её пытаются описать в учебниках английского, на самом деле, гораздо сложнее и требует много времени и разностороннего внимания.

-- Доброе утро, вы уже много проехали на велосипеде?

-- ??? -- Доброе утро.Эта дорожка в Ньюкасл? -- По-моему, да. Но всё же уточните у кого-нибудь ещё. Но до Ньюкасла недалеко, на велосипеде быстро доберётесь.

Вот и Ньюкасл -- велодорожек в нём нет, еду по дороге. Страшно, автобусы прижимают к металличекой ограде. На дороге написано: BUS. Заезжаю на тротуар, народу тьма. -- Ну ты козёл! Какого хрена по тротуару ездишь. Вали на дорогу! Ездят тут на своих велосипедах! -- да, и тут страшно. Можно получить бутылкой по голове.

"Катание на площади на роликах, скейтбордах и велосипедах запрещено. Штраф -- 500 фунтов." Заезжаю на вокзал, надо купить билет в Эдинбург. -- 12 фунтов 20. Достаю 20 фунтовую купюру, оказывается она старого образца. Не берут. Соседка по очереди протягивает монету в 20 пенсов: "Она вам точно пригодится". Темнокожая британка предлагает проводить меня до банка, где можно поменять купюру.

Билет купил, а не спросил, откуда отходит автобус. Уже 15 минут осталось, а автобуса всё нет. -- А автобус-то отходит от другого вокзала. 10 минут осталось на поиски. -- Где вокзал??? Прямо и налево. 1 минута до отправления -- Э, велик в автобус не берём! -- Да, вы что со шведами сговорились! -- У меня упаковка есть. -- Коробка? Всё как надо? -- Да-да. Достаю упаковку (сшитая из двух мешков для сахара) и разбираю велик. Сажусь в автобус. Духота, туалет без воды, дороги узкие. Вот и вокзал в Эдинбурге. Да, а как же мне найти Барнтон, там живёт Маргарет.

-- Извини, это у тебя карта Эдинбурга. Можно? -- Она мелкая. Тебе куда надо? -- Барнтон. -Э-ээ, похоже тут нет такого. -- А ты откуда? -- Из Австралии. -- А в Эдинбург зачем? -- Приехала поработать, поживу здесь пару лет. -- А что это за имя такое Кирри? -- У меня бабушка с дедушкой с о-ва Мэн. Это мэнское имя. Для Австралии не самое обычное. -- А я на велике собираюсь прокатиться по Гебридам. -- Прокатишься -- расскажи, как там. -- Давай телефон, созвонимся. Приблизительно так мы познакомились с Кирри.

Полицейский подсказал, что если ехать всё время по Квинсферри роуд, то я обязательно приеду к Барнтону.

я -- эдин Бург!

-- Вы не представляете! -- Он ехал по Квинсферри роуд в час-пик! -- Неужели? -- Беспримерный поступок. -- Как это тебе удалось? -- Ну, ты даёшь! -- По Квинсферри роуд в час-пик. -- Это надо уметь! Без шлема! -- Бесподобно! И он это сделал один! Давно я такого не видела. Маргарет собрала своих друзей на меня посмотреть и вместо того, чтобы обсудить более важные вопросы, решили восхититься моей смелости проехать по Квинсферри роуд.

-- Так я ведь ехал по тротуару. -- А он ехал по тротуару, ну тогда ладно. Тогда понятно, почему ты доехал до Барнтона. Единственный мой знакомый, который хотел проехать по Квинсферри роуд на велосипеде сразу попал под автобус. Теперь ездит только по тротуару. По тротуару всегда безопаснее. я вспомнил Ньюкасл и засомневался. На Квинсфери роуд не так страшно, хотя остановки стоят "наоборот" -- стеклянной стеной к проезжей части. Не остановка, а маленький редут. А велодорожки совсем странные -- тянется двадцать метров, потом неожиданно исчезает (а может всего лишь уходит под землю).

Маргарет близка мне по идеологии, несмотря на разницу в возрасте. Сущность её жизненной концепции вмещается в одну фразу: "Конечно, посудомоечная машина это хорошо, но я лучше с Мойрой ещё раз съезжу в Ушуайю." На столе лежит jigsaw-puzzle в полусобранном виде. Скоро приедет Крис и поможет собрать самые трудные кусочки. Ноги утопают в антилопьих шкурах, вместо табуреток -- барабаны. Маргарет 20 лет прожила с мужем в Нигерии, учили детей в школе географии и английскому. В колониальной Британии молодых учителей распределяли по колониям, чтобы учили детей английскому, называлось это "колониальная служба". На каждого белого англичанина полагалось несколько человекоединиц чернокожей прислуги -- водитель, повар, уборщица и т.д.

В Эмбра (Embra), я задержался на два дня. В первый день купил билет на автобус, по которому можно ездить целый день. Поехал сразу к замку, мимо школы, где учился "пудель" Джорджа Буша. Три центральных улицы Эдинбурга -- Принсес стрит, Кинг стрит и Куин стрит. Вот и холм, на котором замок. Но в замок без билета не пускают, а билета он не стоит. Решаю пойти на штурм с другой стороны замка, пробираюсь сквозь заросли крапивы, терновника, чертополоха и какого-то жёлтого колючего кустарника и понимаю, что завоевателям пришлось несладко -- все растения в Шотландии колючие, либо с шипами, либо жалят. Как бы насмехаясь надо мной, в двух метрах от меня пробегает кролик, а через две минуты начинается проливной дождь. я оказываюсь на высоте в несколько десятков метров у крепостной стены, где никакого шанса штурма, обхода и теперь даже спуска -- скала мокрая и скользкая как сопля. Вот тебе и невысокие горы Шотландии -- необычайно коварные и все в колючих кустарниках. Начинаю спускаться сквозь чертополох, терновник, крапиву и прочие неприятные растения. Прямо истязание какое-то для ног, уделавшись в грязи, спускаюсь вниз. Первое восхождение в холмах Шотландии произошло. Обхожу замок по периметру и иду по Королевской миле -- здесь есть очень интересный бесплатный музей города Эдинбурга и быта. Здание шотландского парламента, который Маргарет назвала шотландским позором (Scottish disgrace). Архитектор-испанец обещал уложиться в несколько миллионов фунтов, но всё обошлось в два раза дороже. Шотландцы ему не простили такой расточительности.

Эдинбург достойный город. Всё в нём есть -- холмы, замки, море, развалины аббатства 9века. Прямо в городе огромная скальная стена Сэлисбэри крэг. По ней проложены скалолазные трассы, можно заняться боулдерингом --лазить без страховки. Можно лазить вверх с верёвкой. А можно просто бегать по холмам. Забежать на холм "Трон Артура". На лужайке за Холирудским дворцом босой парень гоняет кайт. В Холирудском дворце играют на волынках. -- Можно я вас пофотографирую с кайтом. -- А что во мне такого интересного? Ну, фотографируй. А сам хочешь попробовать? Кайтом просто управлять, если ветер сильный он тебя так потянет, упирайся всеми пальцами. Да, он действительно тянет в небо. Но ветер слабенький. Новый знакомый тоже из Австралии и тоже приехал работать в Эдинбург. -- Слушай, а ты не знаешь такую -- Кирри. Тоже из Австралии. -- Имя не очень австралийское, не слыхал. Ну ладно, mate -- вернёшься с Гебрид -- позвони, "покайтаемся". -- Если тебе на Калтон Хилл -- то это туда. Приблизительно так мы познакомились с Энтони.

Калтон Хилл это вообще-то популярное место для встреч однополых влюбленных, но не только. Во-первых, это холм, а с холма видна вся Принсес стрит, на которой стоит закопченный (в чёрной саже) памятник Вальтеру Скоту. Писателю, которому лучше всех удалось раскрутить свою родную страну Шотландию.

В Эдинбурге и в других городах немало закопченных зданий, раньше в городе топили печи углём, сажа оседала на здания и они чернели. После принятия "Закона о чистом воздухе"(Clean air act), топить углём камины и печи запрещалось, а городские службы получили заказы на чистку домов. Забавно, когда часть дома -- уже жёлтовато-коричневая -- чистая, а часть -- немытая и чёрная.

Скамеечный мемориальный комплекс

Памятники и замки везде есть, не только в Эдинбурге, а вот увидеть целый ансамбль дарственных скамеек -- это редкость. Если спуститься с Принсес-стрит вниз в парк, вы увидите два ряда скамеек. Прежде чем сесть, взгляните на табличку. Там может быть нечто нейтральное, вроде "От друга. Джанет Гордон" или "В память Генри Джонсону. Он любил этот парк", а может быть совсем простая могильная надпись-эпитафия "Элизабет Бартон (1884-1961)", "Margaret Ann Park. Rest and dream. 1958-2004”. То есть отдыхай и вспоминай об умершей Маргарет Энн. Да, подарить скамейку на память -- это оригинально.

Вот другие надписи (на англ.). Для удобства я их попытался систематизировать:

Памятные, юбилейные (скамейки-памятные медали):

"Gift to the city of Edinburgh by the Edinburgh branch of the United Europe association on the occasion of Britain’s entry in the European economic community/ January 1973”

“Presented by The Gilbert and Sullivan society of Edinburgh to commemorate Golden Jubilee 1974.”

В подарок городу Эдинбургу в честь столетнего юбилея. Независимый орден Лесников (1874-1974) Новой Шотландии. (Да, леснику много не надо -- большой топор и большой лес. Ух, можно просто засыпать мировой рынок скамейками.)

Самой лучшей маме на этой планете Патрисии Кинсли Риттер в честь 53 дня рождения, от сына Томаса Риттера. (Любящий сын подарил маме скамейку.)

В честь 26го ежегодного собрания 105 района. (Загадка).

Памятные в честь кончины (скамейка-венок)

Memorial to John Mcintyre of Casper, Wyoming, USA gifted by his wife.

(Что это жена из мести или от большой любви мужу скамью подарила вместо венка?)

To Mike Mcleod, A st.Giles man, who was proud to be St.Giles ward. (Гордый Майк Маклеод наверняка гордился бы, что удостоился именной скамейки, хоть и посмертно.)

Remembering Alex D.Craig of Bearsday, Glasgow. His wife and family, 1977. (А что, очень практично. Вместо искусственных лилий и мраморного памятника более полезный предмет -- скамейка.)

Charles Alfred Burton. Born 1877. Died 1975. Veteran of the Boer War. (Чуть-чуть до ста лет не дотянул. Поэтому в память всего лишь скамейка.)

В память о моём дорогом муже Р.Клеменсоне, который всегда в моих мыслях. (А его дух в этой скамейке.)

На память о моей дорогой супруге Флоре Вуд, подарок от мужа в память о днях, проведённых в Эдинбурге. Г.Вуд, Южная Австралия.

"Идеологические", скамейки-напутствия

"Strength for today is all that we need. There will never be a tomorrow. Tomorrow is but another today with its portion of joy and sorrow." Целая жизненная идеология.

Признания в любви Эдинбургу, Шотландии

"In loving memory of J.Lloyd Fraser. Their home was in Nova Scotia, their hearts were in Scotland". Подтверждение известного тезиса о том, что сердце шотландца в горах, а не в канадской лесотундре.

"In loving memory of Victor and Mildred Behar of Glasgow who also loved the city of Edinburgh." (То есть вообще-то, умершие, которым посвящается надпись на скамейке -- из Глазго, но Эдинбург тоже любили.)

"В память Миссис Мэриан Болет Мёртон Дональд, которая всем сердцем любила этот город и все его сады. Подарок от сестры." (Похоже, что любовь к садам -- ценное социальное качество личности и большая благодетель в Британии).

Но больше всего меня тронуло вот это послание: “In memory of Nurse Mary O’Hare, so devoted to the sick and who loved flowers and all forms of beauty. From her husband Martin”. Мартин, ты хороший человек, раз так хорошо знал свою жену.

-- Маргарет, сегодня в Холирудском дворце на волынках пару часов играли. Здорово было. На что Маргарет (настоящая кладезь шотландской мудрости) ответила: -- Bagpipes are good two hills away. То есть, волынки хороши, когда на них играют в двух верстах от дома. В одном из городков на улице я видел целый оркестр волынщиков, в большое жёлтое ведро им сыпали деньги.

Шотландия -- одно из трёх известных мне мест в мире, где мужчина в юбке смотрится уместно, а некоторые "похотливые" женщин, наверно, пытаются представить, что у мужчины под юбкой. Нет там ничего. Нижнее бельё под килт не принято одевать.

Однажды вечером в Эдинбурге я попал в пробку не из машин, а из футбольных фанатов. Вечером, после футбольного матча, народ в огромном количестве высыпал со стадиона на улицу и шёл по проезжей части как по тротуару. Точнее и по тротуару шли, но всем места не хватало, и народ ходил сплошными фалангами по улице взад-вперёд. На велосипеде ещё можно было проехать сквозь этот человеческий затор, а вот весь остальной транспорт встал. Болельщикам было наплевать, они шли по дороге, орали песни и махали шарфами главной эдинбургской команды "Сердце Лотхиан".

На следующий день приехал Крис с братом с севера и сокрушённо заявил, что за две недели на севере Шотландии было всего два солнечных дня. То есть по-шотландски погода была просто дрих (dreich). Поужинать съездили в самое известное заведение, где готовили Фиш энд Чипс -- жареную рыбу с картошкой. Интересная нация -- британцы, во всём она новаторская и творчески мыслящая, а вот такой момент как национальная кухня упустили. Может, потому что некогда было отвлекаться на такие тривиальности, как еда. Хорошо, что китайцы так не думали.

Если в Британии национальная кухня не считается сильно развитой и своеобразной (это не относится к йоркширскому пудингу). То в Шотландии она слишком своеобразна. Как известно, в Шотландии есть два главных национальных шотландских напитка -- Irn-bru и виски. Виски часто смешивают с Irn-bru, отчего получается третий национальный напиток. В День Рождения Роберта Бёрнса принято кушать бульон из бараньей головы, сушёную треску с соусом из хрена и яиц, и самое главное блюдо -- хаггис -- баранья требуха, кусочки баранины с кашей и специями, сваренные в бараньем желудке. Во Франции это блюдо официально запрещено к употреблению. Французам, понятно, больше нравятся улитки и прочая изысканная слизь. Не менее шотландским считается и такое блюдо как "овсянка"ъ. Без шуток, овсянка по-шотландски это не то же самое, что овсянка по-английски. Готовится так -- вымачивается в воде, а потом варится, после чего в сваренную овсянку добавляется молоко и соль. Англичане добавляют сахар. я добавлял сливочное масло (в больших количествах) и за это был публично осмеян: -- Посмотрите на него -- он ест овсянку с маслом!! -- Это же надо -- овсянку и с маслом. -- Варвар. -- Такое могло прийти в голову только "жирным американцам".

Заброска к началу веломаршрута. Потерянная долина.

Сосед Маргарет -- Эндрю сказал, что он может меня подбросить до интересного места, где движение не такое оживлённое и прогуляться за компанию. На следующий день мы проехали ах 300 км. до Glen Coe, где находится потерянная долины (The Lost valley), где произошла самая известная бойня во время войны шотландских кланов в 17 веке. В 1692г. правительство решило лишить кланы власти. И предложило подписать клятву верности королю Вильяму III. Единственный, кто не присягнул королю, был Алистер Макдональд глава клана Макдональдов. Чтобы получить клятву верности от главы клана в лагерь был отправлен отряд Кэмпбела. Отряд остановился в лагере клана, где гостей кормили, развлекали, а они взяли ночью и перерезали всех мужчин. В бойне погибли почти все Макдональды, кто-то бежал, но потом замёрз в горах. Правда, один из них точно выжил, а потом отомстил всем Кэмпбеллам и другим человеческим кланам, придумав Бигмак, чизбургер и Хэппи Мил. Теперь "Bigmac” (Большой сын…) правит миром. И ныне ему присягают в верности и любви -- Macdonalds. I am loving it! Впрочем, шотландская изобретательность и творческое мышление -- это отдельная тема. Велосипед-то кто изобрёл???

Потерянная долина очень интересное место для похода на день, горы невысокие, но внушительные. Сильно не расслабишься -- вокруг туман, скользкая трава и зияющие пропасти. Иногда туда падают овцы. Пока мы поднимались к перевалу, опустился густой туман. Тропы были набитые, но в тумане и с набитой тропы свалиться в пропасть нетрудно. Вернулись на "базу", где я разгрузился и продолжил путь в сторону Бен-Невиса. По дороге нашёл два разломанных велосипеда на свалке, снял запчасти. Ночью прибыл в Форт-Вильям, где состоялась первая ночёвка на открытом воздухе. У какого-то дерева. С утра пораньше мимо моего лежбища стали шнырять велосипедисты, бегуны, хотя вчера всё было тихо. Не дали мне поспать.

Самая высокая гора Британии -- не вызывала во мне особого трепета. Высота в 1300 метров меня сильно смущала, но когда я её увидел, то решил забраться, а для этого надо отнестись к горе уважительно. Она и впрямь того заслуживает. С огромным снежником на вершине и на северной стене. На гору ведёт настоящая "дорога", поэтому не ждите одиночного "восхождения". И восхождением это назвать трудно, но прогуляться стоит. Дорога сделана так, что подняться на неё может человек даже очень преклонного возраста с больными коленями. Дорогу всё время укрепляют каменными плитами и подсыпают камешки. Дорога начинается прямо от хостела возле моста и не идёт в лоб, а поднимается по склонам зигзагами. У меня ушло около 4 часов на туда-обратно. Прогулка всегда хорошая пауза для велосипедиста. На велосипеде стоит прокатиться по всей Золотой долине (The golden glen) до упора. От упора -- стоянки (где кончается дорога) идёт более сложный маршрут на Бен-Невис, народу здесь гораздо меньше. По дороге найдена связка бананов, которые были незамедлительно съедены. Понятно, что бананы в Шотландии не растут, просто кто-то купил и не захотел с ними таскаться. Забавно, что в путешествии человек делает много вещей, которые в "повседневной" городской жизни немыслимы. В путешествии освобождаешься от условностей городской жизни.

Оазис гэльской культуры -- Внешние Гебриды. Справка.

О Гебридских островах, или как их ещё иногда называют, Западных островах я впервые узнал лет 15 назад, когда собирал почтовые марки. Несколько островов, например, Стаффа выпускали свои марки, даже будучи необитаемыми!

Существуют две группы Гебрид: Внутренние и Внешние. Мой поход состоял их двух "забегов-заплывов", поэтому в первый заход -- Внешние Гебриды, которые дальше от материка.

Самая главная трудность в путешествии по Гебридам -- это обилие паромных переправ. Не менее 6, что обойдётся в 35 фунтов. На паромные переправы компания Каледониан МакБрайн установила монопольные цены. Высоки они потому, что компания осуществляет перевозки по экономически невыгодным, откровенно убыточным маршрутам. Зато у жителей и посетителей островов нет никаких проблем с заброской-выброской.

На островах несколько основных полезных занятий -- рыболовство, овцеводство и производство твида. Овцы -- это самое распространённое гебридское животное. На одном из островов во время моего похода проходило забавное состязание на звание почётного овцевода и самого быстрого овечьего парикмахера.

Погода на Гебридах меняется в течение нескольких минут. Утром туман, морось и шквалистый ветер, через несколько минут выглядывает солнце, через пару минут опять морось, серые облака и так всё время. Самое удивительное явление на Гебридах это сочетание чистого света и воды. Чтобы представить какого разного цвета бывает море надо забраться на какую-нибудь горку. Сверху увидишь весь цветовой спектр характерный для Гебрид. Зелёная трава уходит в белый песок, а белый песок скрывается в лазурной морской воде, которая плавно переходит в тёмно-синюю глубину и уходит далеко за горизонт. Укромные бухточки и пустынные белые песчаные пляжи напоминают бухты необитаемых островов, где пираты Карибского моря прятали награбленные сокровища. Не хватает только пальм, и вообще деревьев. Ветра на островах настолько сильные и солёные, что деревья просто не выживают. Особенными для Гебрид являются песчаные дюны "махэйр", это настоящие горы белого песка, поросшие зелёной травой и цветами. На одном из таких пляжей с дюнами на острове Барра я и заночевал.

Считается, что по Гебридам лучше передвигаться с юга на север, в соответствии с доминирующими ветрами. Но куда бы я не ехал ветер дул всегда в одном направлении -- мне в лицо. Это было с одной стороны неприятно -- скорость продвижения была минимальной, с другой стороны -- это была именно та скорость, с которой надо путешествовать по Гебридам -- 15-17 км/ч. Ветер это однозначно лучше дождя. Он даже был полезен -- сдувал напрочь всю мошкару. Но ветер на островах бывает настолько сильным, что легко сдувает крыши. Повсюду попадались заброшенные дома с мощными каменными стенами, но без крыш.

Из-за бурного моря и удалённости на Гебридах возникала естественная проблема коммуникации. Например, почту с одного из самых удалённых Западных островов -- Святой Кильды просто отправляли по воде! Коробка с письмами следовала течениям и точно приплывала на остров Харрис. А в 1934г. один доброжелатель предложил отправлять почту и посылки в ракете. Первый эксперимент оказался последним -- ракета взорвалась, письма и содержимое посылок разбросало по всему побережью. Моё письмо с острова Барра так до дому и не дошло, а может его просто отправили ракетой? Так или иначе, проблемы с почтой на островах существуют и поныне. Эл.почту можно отправить из публичной библиотеки Сторноуэйя (Stornoway). Все библиотеки в Шотландии разрешают бесплатный доступ в Интернет, надо всего лишь стать "гостем" -- выписать читательский билет. Это совершенно безболезненная и бесплатная процедура.

Первый остров из группы Внешних Гебрид -- остров Скай. Совсем недавно остров с материком соединил мост, поэтому остров Скай это вроде уже и не остров. Первоначальный план заезда на о-в Скай -- по А87 через Кайл оф Локалш и мимо известного замка Айлиан Донан по мосту был отвергнут. я выбрал другой маршрут, который предполагал водную щаброску на остров. Форт Вильям -- Шил Бридж -- Глен Эльг- Кайлерхи. Вдоль этой дороги почти как на трассе Каргополь-Мирный попадаются заброшенные дома с крышами, где можно переночевать. я правда ночевал более экстравагантно и с комфортом. В местном лесу я нашёл диван. Посреди леса стоял диван, и прямо там Гед он стоял я завернулся в спальник и улёгся на диван. Здорово спать на диване посреди леса. В Shiel Bridge я свернул на менее загазованную и более живописную старую военную дорогу. И разгоняя ошалелых овец на спусках, попал в долину Глен Эльг.

В долине Glen Elg находятся руины укреплённых каменных жилищ (broch) пиктов -- первых коренных жителей Шотландии. Всего имеется три башни-броха: Dun Telve, Dun Trodden и Dun Grugaig. Последний -- самый отдалённый, стоит на крутом берегу реки и почти совсем развалился. Чтобы до него добраться надо проехать через ферму. Но фермеры не возражают. Dun Grugaig показался мне самым интересным, потому что требует сильного воображения, чтобы представить, как он выглядел изначально.

Между прочим, не все считают брохи жилищами "лесных червяков" -- пиктов. Просто от "хилого народца" мало, что осталось в материальном выражении, и потому надо было "создать" что-то осязаемое "пиктское", то есть древне-шотландское. Однако, от этой искусственной привязки к пиктам древность и своеобразие брохов не страдает.

Дальше надо было переправиться на юг острова Скай. я по-простому попросил паромщика перебросить меня на другой берег "в деревню". -- В деревню? Какую деревню? Ладно садись. В деревню… Оказалось, что на другом берегу ничего нет, никакой деревни, просто продолжение дороги. Но на карте это место обозначено как Kylerhea. А я думал это "деревня", оказалось, что просто название места, куда приходит паром.

Остров Скай

Дорога Kylerhea-Drohaid-Broadford оказалась тихой, но захватывающей. Сначала затяжной подъём, а потом резкий спуск. Правда, на спусках надо осторожно -- дороги однопутные (иногда с дырками и камешками!), да и шотландцы любители погонять.

В городке Броудфорд есть большой универсам, здесь дозаправка -- первым делом надо купить кускус. Это крупа, типа пшена, только варить не надо. Засыпал в кипяток, как гречку, она распарится и готова к употреблению. Не люблю время тратить на приготовление пищи. Хлеб, молоко, шоколад, пачка маргарина, пачка печенья. Названия отделов в магазине на гэльском языке. Failte gu! -- Добро пожаловать на Острова.

У магазина стоит ещё один велосипед. Велосипедист из Германии сильно торопился на паром в Бельгию. -- Отпуск короткий, надо работать. Обгоревший на солнце коллега всё же рассказал мне вкратце о всех своих велопоходах, я "в обмен" рассказал немного о своих. Получилось такое символическое меряние "силой", как у сказочных богатырей, потом мы расстались.

Слева в тумане спрятались Куйлиньские холмы, куда я собирался заглянуть позднее. Мой путь лежал в Портри. Остановился где-то за пределами Портри, за кемпингом, на самой границе между селом и "нигде". "Нигде" -- это камни, торфяники, леса и бесконечная сырость. Где-то радрм мерцают два огонька, а дальше полная темнота и сильный мокрый ветер. Но меня от ветра спасает бивачный мешок и крыша остановки. По всем островам разбросаны стеклянные коробки автобусных остановок. Они-то и служили мне караван-сараями. Часов в восемь я ринулся в путь и скоро был у массива Сторский дед. На острове Скай есть два довольно эксцентричных в геологическом плане места. Это скальный массив Стор и прибрежные долеритовые скалы Килт. "Сторский дед"(Oldman of Storr) группа скал вулканического происхождения. Под воздействием сил ветров и вод, скала всё время осыпается, неожиданно происходят камнепады. Самый сильный ветер, который я когда-либо встречал, был именно на местных вершинах. Ветер был настолько силён, что ни идти, ни даже ползти на четвереньках было невозможно. Да ещё и туман вокруг. Чтобы ветром не сдуло с вершины, пришлось повернуть обратно. На обратном пути я встретил стайку взъерошенных ветром овец, которым такой ветер, похоже, был в радость. Также при спуске обнаружилась какая-то молодая леди в полуторках. я поинтересовался, есть ли у неё карта местности. -- Карта есть, но я дальше не пойду, сильный туман и ветер. Сдует ещё в пропасть.

Дальше по пути скалы Килт. Это вертикально обрывающаяся в море стена высотой в несколько сотен метров. С этой же высоты прямо в море стремится водопад. Скалы сложены из долеритовой породы, и длинные складки похожи на складки шотландской юбки -- килт.

Комбинация сильного холодного ветра и июньского солнца здорово работает над лицом велосипедиста, поэтому чтобы "сохранить лицо" обязательно надо мазаться каким-нибудь кремом.

Дальше по пути ещё один массив из скал -- Курэйн (Quraign), очень похожий на Сторского деда. Но их хорошо видно с дороги. На сегодня с меня хватит восхождений, проезжаю мимо. Поход по островам я с таким расчётом и планировал: прокатился, погулял по холмам, прокатился, опять погулял по холмам.

С острова Скай "прыгаю" на паром, идущий на остров Юист -- Uig-Lochmaddy. Это самый плоский из всех Внешних Гебридских островов. Здесь посреди огромного болота располагается военная база и аэродром, пара дольменов -- каменных кругов и целый птичий заповедник. Именно из-за болота на острове настоящий птичий рай. Длинные цепочки диких гусей, уток, невзирая на транспорт, перебегают дорогу. Иногда встречаются дорожные знаки типа, "Осторожно, выдры!". А на камешках у самого берега загорают и хлопают ластами тюлени, летают кайры, чистики.

Ночёвка опять в стеклянном караван-сарае в Grimsay. Будка стоит в десятке метров от дороги, движения никакого, по стенкам хлещет мокрый ветер, в ночи растворяется сладкий запах торфяных "дров". Утром прикидываю, что при походе на о-в Барра, мне придётся вернуться по этой же дороге. Сбрасываю рюкзак за дамбой, беру только провиант на два дня и спальник.

Июнь 2005 года был одним из самых холодных на Гебридах -- я всё время был в свитере и куртке. При полном отсутствии леса, возникает вопрос: Чем же отапливают дома, если так холодно даже летом? Торфом. Частенько вдоль дороги на глаза попадаются огромные пласты вырезанного торфа. У каждого жителя свой торфяной участок, своеобразный торфяной надел. Торф режут на кирпичи, сушат на ветру, а потом складывают в "поленицу". На Гебридах сладкий запах торфяных дров это запах дома.

Северный Юист не самое рельефное место. Переправа Эрискей-Барра -- маленький паром, количество пассажиров и машин фиксируется на маленькой доске на борту, расчёт на борту. Паромщик говорит, что совсем без билета нельзя -- всё записано на доске. я матерю "Каледониан МакБрайн". Это же надо билет на десятиминутную переправу "туда-обратно" стоит 500 рублей. Паромщик сочувствует и предлагает билет туда-обратно по цене туда. Наш человек.

Остров Барра -- самый маленький и самый разноцветный остров архипелага. В нём сконцентрирована сущность Гебридского ландшафта. Здесь есть пляжи, шумный океанский прибой, зелёные поля, песчаные дюны, а в главном поселении острова -- Castlebay есть даже маленький замок на крошечном островке -- Кисимул, родовой замок клана Макнилов. Барра вообще поражает своей микроскопичностью и многофункциональностью. Даже аэропорт на Барре есть. Но взлётно-посадочная полоса располагается прямо на морском пляже из белого ракушечника -- это Cockle Strand (Хрустящий пляж). Объявление же гласит: "When the sock is flying -- keep away from the beach" -- Когда носок трепещется, сваливай с пляжа! Это значит, что скоро здесь произойдёт посадка самолёта. В одном месте и пляж, и часть аэропорта, и место для прогулок.

Сначала я не понял, откуда происходит этот странный шум. Подумал, что самолёт гудит, раз аэропорт рядом. Проехал мимо аэропорта -- шум ещё сильнее, а самолётов нет. Пустота, машин нет, только сильный шум и солнце. Тогда что за шум??? ОКЕАН!! Это был шум океанского прибоя, такого настоящего, пенного и бабахающего о камни огромными волнами.

Когда высаживаешься с парома, понимаешь, что все дороги (а их всего две) -- ведут в Castlebay -- одна по западному побережью, другая по восточному. я поехал по западной стороне, чтобы хоть немного погреться на солнце. Всё шло отлично, пока на спуске в Castlebay не произошла авария -- разбил термос. Как дальше жить с такой потерей? Точнее не так -- как жить без кипятка?

От главного поселения уезжаю совсем в глубинку, в Vatersay -- дальше и больше дорог нет. Таким образом, на острове Барра не остаётся ни одной дороги, где не был мой велосипед. Где-то на пляже в дюнах ветерок постепенно засыпает меня песком, а шум волн так приятно убаюкивает.

Утром тороплюсь на паром и успеваю захватить отплытие рыбацких шхун. Сэлли Макнил заправляет в крабовые ловушки треску. Сэлли из клана Макнилов, исконных "правителей" острова Барра. Приглашает меня на рыбалку, но мне надо на паром. -- Next time, Аlly. Where do I find you? -- Just ask for Аlly MacNeal and my boat is "Orkney star. Приезжай, крабов половим. Сейчас тут тихо. Студенты приедут в июле, тогда будет веселее." Какое счастье, что я попал в "не сезон".

О-в Харрис

Чтобы не педалировать дважды по пройденному участку попросился на пароме в грузовичок к ирландским строителям, которые меня спасли от "лишней работы ногами". Подбираю свой рюкзак и по дороге через Clachan и Ardheisker успеваю на паром Berneray-Leverburgh. С острова Юист я перебираюсь на родину твида -- остров Харрис. Это самый гористый остров во всём архипелаге, высоты достигают 1000 метров. У причала я перепаковываю рюкзак.

К причалу подходит рыбак в комбинезоне и с целым мешком креветок, здоровается. -- Что на велосипеде катаешься? Ветер сегодня сильный. Много проехал-то? В ответ я достаю открытки и фотографии родных мест. И начинаю свой рассказ. Похоже, Дональду это интересно. Дарю ему открытку с коммунальным мостом и пару видов со "Столбами". Он интересуется подробнее, откуда я приехал сегодня, чем питаюсь, где ночую. я говорю, что еду с Барры и до сегодняшнего дня всё было в порядке, пока был цел термос, ночую на природе. Дональд предлагает пакет сырых креветок. -- Но тебе наверно, варить негде? Тогда сделаем так -- я тебе их сварю. И у меня где-то термос валяется, поищу. Найду -- избавлюсь от хлама, а тебе он пригодится. Приезжай вечером к этому грузовику. Он, кстати, не запирается на ночь. В нём сухо и от ветра можно скрыться. Приблизительно так мы познакомились с Дональдом Маклейном, который занимается ловлей креветок на шхуне “My Boys” и чтит воскресенье.

Скидываю рюкзак в грузовик и отправляюсь в небольшую прогулку по восточному побережью острова Харрис. Говорят, что в этой части острова чувствуешь себя как на луне, такой безлюдный и необычный каменистый пустынный ландшафт. Насчёт лунного не знаю, но дорога примечательная. Здесь же на восточном побережье есть древняя каменная церковь Св. Клемента в Роделе, где похоронен глава клана Маклаудов. МакЛауды долгое время были лордами-правителями Западных островов. Церковь совершенно пуста, внутри лежат могильные плиты с изображением Дональда Маклауда и его сыновей. По винтовой лестнице в церкви можно забраться на самый верх. В церкви есть чудные барельефы. Один чем-то напоминает древнеиндийский храм Кхаджурахо -- обнажённая пара с чётко вылепленными гениталиями. Не хотели шотландцы отказываться от своего пиктского язычества и соединили его с новой христианской верой. Обнажённая пара -- это богиня плодородия Шейла-на-Гиг и её брат. Нв другом барельефе архангел и Сатана взвешивают на весах души умерших и определяют, кому в рай, а кому в ад. После церкви я долго-долго ехал вверх-вниз по восточному побережью, а потом, сделав кольцо, вернулся в Левербург.

Было уже около 11, а рыбацкие шхуны только-только возвращались домой. Вскоре подошёл Дональд, вручил мне термос, коробку горячих креветок в кожуре, и ещё какой-то провиант. Мы спрятались за борт грузовика, в котором я собирался заночевать и разговорились с Дональдом о жизни на островах. -- Жизнь у нас сильно изменилась. Рыбаки с материка понаехали, промышляют в местных водах. И ведь такие жадные, всё время в море, даже в воскресенье. Бог велел соблюдать воскресенье, Это праздник. Никогда не работаю в воскресенье. Море тут опасное. Глупо рыбаку полагаться только на себя. Меру надо знать, брать от моря столько, сколько надо для жизни. Потом Дональд долго рассказывал, как он "уверовал", я предложил встретиться на следующий день рано утром. Было интересно послушать, как рыбак становится верующим, но очень хотелось спать.

В 6.00 Дональд ушёл в море, но перед этим я успел выведать маленький секрет -- на пирсе есть рубильник и розетка, где можно подзарядить батарейки и телефон. Часа два я потратил на подзарядку. Только к обеду выехал в Тарберт -- главный посёлок о-ва Харрис. Там, правда, универсамов нет, но есть куча магазинов, где продаётся твид.

Мы долго вели СМС-переписку с сестрой, выясняя, сколько надо купить Харрис-твида, и сколько он стоит в действительности. Оказалось, что здесь он совсем не дорогой. Правда, потом, я подумал, что это лишний груз, хотя и полезный. В действительности, кроме Харрис-твида, остров Харрис знаменит в Британии своим суровым соблюдением дня отдохновения -- воскресенья. Автостоянки у церквей в воскресенье забиты под завязку, магазины закрыты, и вряд ли вы увидите кого-то работающим. Есть свои особенности -- например, качели, замкнутые на замок, чтобы в воскресенье не качались. Вообще, в религиозном плане Гебриды это территория, строго разделённая между протестантами, которые живут на севере и католиками, которыми заселён юг. Граница проходит по острову Юист.

Из Левербурга -- проезжаю по западному побережью мимо пляжа Люскентайр. Если бы не холодный ветер и свинцовые облака, можно было подумать, что вовсе это не северная Атлантика, а Карибское море. От Тарберта получился интересный радиальный выход к западному побережью к поселению под названием Хуйшиниш (Huishinish). Дорога начинается у старой китобойной базы и "туда" заняла в два раза больше времени, чем аналогичная дорога обратно. Почему? Ветер. От дороги на Хуйшиниш есть ответвления частных дорог, по которым можно ездить на велосипедах вглубь острова, в самое сердце о-ва Харрис. Например, маршрут Meavaig -- Glen-Meavaig -- озеро Лох Вошимид.

Дорога к западному побережью Харриса проходит мимо замка с удивительно простым названием "Amhuinnsuidhe", табличка предупреждает: Note: castle is a private house! "Заметьте:-- замок это частный дом!". В Шотландии до сих пор в некоторых местах царят феодальные порядки -- некоторые горы принадлежат частным землевладельцам, дороги закрыты, пляж -- частный или принадлежит гольф-клубу. Но недавно принятый закон доступа и членство в таких организациях как Шотландский Траст позволяют гулять по некоторым частным владениям без препятствий. Особенно это касается прибрежной полосы и берегов реки.

Ночёвка в грузовике прошлой ночью мне понравилась, поэтому сегодня я даже не пытаюсь найти остановку, когда вижу на обочине заброшенный разбитый грузовик с выбитыми окнами. Внутри пахнет мясом, яйцами и молоком. Похоже на грузовичок мясника или продуктовую лавку. В машине гуляет сквозняк, всё так и трясётся на ветру, мне даже чудится, что ветер потихоньку сдвигает машину к обрыву, и я в грузовичке тихо скатываюсь вниз в океан.

Льюис

Северная часть острова Харрис называется Льюис, это болотистая равнина чем-то напоминающая тундру. Посреди этой тундры стоит Кэланишский дольмен -- круг камней, который считается древнее Стоунхенджа. К тому же здесь вы не встретите огромную толпу туристов, которые ходят как зомби и слушают аудио-гид "История Стоунхенджа", который входит в стоимость билета. Историю надо дома читать, а на месте слушать музыку места. Поэтому Кэлэнишский дольмен проще Стоунхенджа -- здесь можно подойти и поздороваться с камнями, почесать им спину, а потом побродить по торфянику и намочить ноги. Никто вам не предложит билет или аудио-гид.

Целый день ушёл на осмотр западного берега, который просто весь в интересных местах -- Карловэй Брох, Норвежская мельница, скалы у побережья, Арка из кости кита, "чёрные дома" -- дома в которых островитяне держали живность и жили сами, а заодно собирались все вместе и устраивали вечёрки -- коллективные песнопения и танцы “ceilidh”. Уже темнело, а я никак не мог найти место для ночёвки. Остановки все загажены, мимо проходит пара людей с собакой.

-- Уважаемый, вы ищите место для ночёвки? -- обратился ко мне мужчина в твидовой кепке. я утвердительно ответил. -- В этом случае предлагаю заночевать в нашем саду -- там прекрасная лужайка, а каменная изгородь защитит от ветра. Пока дошли до дома, я рассказал, как ночую, чем питаюсь, и что повидал. Это самая главная часть презентации, от неё зависит качество предоставляемого места под ночлег.

-- Вообще-то это правильно. В "бед энд брекфест" вряд ли ты узнаешь много о жизни местного населения. Да и дорого это. Мы с дочерью ездили в Петербург, очень понравилось. На Гебридах очень тихо и спокойно, двери можно не запирать, авто-сигнализацию никто не устанавливает. Если где-то оставишь чего-то, придёшь на следующий день и спокойно заберёшь, никто никогда не возьмёт. Есть, конечно, наркоманы, особенно среди молодых. Но грабежи и убийства большая редкость.

С Дональдом мы разговаривали на иностранном для нас обоих языке -- английском. В кругу семьи островитяне чаще говорят на родном гэльском. Дорожные знаки на Гебридах встречаются на двух языках: гэльском и английском, и даже в супермаркетах названия секций и продуктов указываются на двух языках.

После второй чашки чая и блинов с вареньем хозяева предложили ночевать не на лужайке, а в гараже, где места хватило бы целому отряду велосипедистов.

Утром гостеприимные хозяева надавали мне в дорогу пирогов и яблок. -- Вчера в церкви был банкет, приезжали наши братья из Ирландии. Мы будем рады, если ты всю эту еду заберёшь. Оставшиеся километры я гнал по прямой как бильярдный стол дороге. Она вела в столицу Гебридских островов -- Сторнуэй. В Сторнуэе есть очень интересное место -- “Lewis Loom”, заведует им специфический очень деловитый дядька. Он продаёт самый дешёвый твид на островах и соответственно в Британии. Начиная от ткани до кепок и шарфиков. -- У меня нет "отходов" твида, я всё пускаю в дело -- на шарфики, на тряпочки, на салфетки. я предложил торговцу твидом натуральный обмен -- твид на водку. Зачем мне понадобился твид, я и сам не знаю. Видимо, до того было холодно, что очень хотелось укутаться в тёплую шерсть и согреться. Сошлись на том, что пить вредно, а твидовые пиджаки пусть носят Кембриджские профессора. А если холодно, то можно согреваться доступными способами. -- А если надо сувенир -- возьми пару камешков, знаешь какие они древние! Сказал специфический и очень деловитый владелец твидовой лавки.

Через 15 минут я был на пароме, который вёз меня на материк. Спустя неделю уже на Внутренних Гебридах я снова увижу знакомую надпись на неродном, но милом и непонятном гэльском языке: Failte gu! -- Добро пожаловать! Air do shocair! -- Please drive carefully! На русский язык не переводится.

После Гебридских островов интересные места Шотландии отнюдь не закончились.

Северо-запад и Север Шотландии

Кроме островов есть ещё северо-западное побережье Шотландии, здесь зелёные рощи сикамор, олени, узкие горные дороги и мало транспорта. Из Улапула выбор дорог на север не велик. Строго говоря, не Север есть всего одна дорога -- North A853, то есть просто “На Север”. Правда, ехать только по ней мне не рекомендовали. Делаю, как рекомендовали -- в местечке Drumroonie я сворачиваю влево на "дорогу с временным покрытием" в район Койгах и дальше в Лохинвер. На этом участке я повстречал не менее двух десятков оленей. Они выбегают на однопутку и дорогу уступать не торопятся. Особенно на узких однопутках под гору не разгонишься, за поворотом может быть олень или редкая машина. У значков Passing place надо остановиться, пропустить машину. Возможно, тебе за это махнут рукой в знак благодарности или посигналят. А так дорога очень приятная -- всё время вода, солнце и зелень.

В районе Лохинвера, я решил выехать на главную дорогу, но как только увидел первый грузовик, сразу передумал. Устроил круговую радиалку к озеру ЛохАссинт и замку Ардврек, в котором перед казнью в Эдинбурге сидел Лорд Монтроз.

От Лохинвера продолжаю ехать вдоль побережья. Драмбег, Клэшнесси, мост Кайлескю. Позади меня остаются каменные стены г.Суйлвен и Канисп. Мост и пустынная дорога в сторону самой северо-западной точки Британии -- мыс Cape Wrath. Дорога совсем пустынна, комаров нет, но ночью начался дождь и с места пришлось сниматься очень рано.

Чтобы попасть на мыс, надо переправиться на другой берег реки. Парома не было, потому что ВМФ Соединённого Королевства вздумалось устроить плановые стрельбы и бомбардировки именно в день моего прибытия. Больше всего меня рассмешила информация на доске.

Доска "Оправдание Минобороны перед общественностью"

"Cape Wrath это уникальный по своему биоразнообразию заповедник. Кроме того, Cape Wrath известен своими археологическими раскопками. Может показаться странным, что мы выбрали этот район для проведения стрельб. Но стрельбы необходимы, ведь военные должны быть в состоянии готовности всегда, чтобы при необходимости уничтожить террористов. Надо отметить, что использование земли для военных целей сохраняет её в естественном состоянии лучше, чем некоторые виды сельского и лесного хозяйства, а также других видов коммерческой деятельности. Надеемся, ваше пребывание в районе будет приятным."

Получается, чтобы сохранить хрупкую экосистему заповедника надо периодически распугивать местную фауну прицельной стрельбой и бомбометанием.

Где-то далеко в море иногда виднелась точка, откуда периодически раздавались пушечные залпы, а на низкой высоте с грохотом пролетали военные самолёты. Почти как на войне. А что, может, мне и повезло. Стрельбы с настоящего королевского фрегата не так часто удаётся понаблюдать и услышать, подумаешь какие-то редкие птицы и заповедная флора. Их уже давно расстреляли.

Дорога в Альтнагарру

.

Всю дорогу вдоль северного побережья меня не покидало чувство дежа вю. Где-то я всё это видел, просто один в один дорога вдоль Порсангер фьорда. Тундра, горы, тепло, никаких машин, велосипедист, ещё один велосипедист. Роберт и Джулия. Джулию я видел ещё в Улапуле в супермаркете. я присоединяюсь третьим, и мы весело катим, а нам все уступают дорогу, Как будто это велопробег. Машины послушно плетутся за нами, не обгоняют, или обгоняют, но медленно. Всё же коллективная езда это сила. Джулия спрашивает, не нужна ли мне велосипедная куртка. Новая, Гор-текс. Муж умер, а ему подарили куртку, он даже ни разу её не одел. То есть мужа нет, но есть куртка мужа. И куртке нужен живой владелец, иначе она тоже умирает как предмет, если её никто не будет носить. я всегда против ненужных жертв. Поэтому оставляю адрес, и через месяц куртка действительно присылается. В одной из точек я сворачиваю на дорогу в Альтнагарру.

Альтнагарра -- само по себе место ничем не примечательное, но вот дорога туда идёт сказочная. Там нет "достопримечательностей", ужасно пошлое слово -- достопримечательность. Просто дорога, овечьи какашки везде. Полу-тропа, полу-дорога. Местами это две самостоятельные колеи с травой посредине, такие островки зелени в море асфальта. Похоже, дорогу построили и сразу про неё забыли. Сначала знали зачем построили, а потом забыли. Дорога заброшена: она обросла зелёной щетиной и покрылась сеткой мелких морщин-трещин. Это необычная дорога, это дорога с секретом. Секрет в следующем: Машины на этой дороге -- большая редкость, но они попадаются. В количестве машин на дороге в Альтнагарру вы можете оценить своё человеческое качество. Если по дороге в Альтнагарру вы встретите много машин -- вы злой человек и вам надо исправиться. Если по дороге в Альтнагарру вам попадается две-три машины -- вы неплохой человек, но вам надо много работать над собой. А если ни одной машины не попалось, значит, вы хороший человек и можете поделиться опытом с другими. Мне попалось как раз две-три машины, то есть до "нирваны" ещё далеко. А так дорога как дорога, просто настоящая шотландская дорога. Ровная, посреди дороги настойчиво лезет трава, справа водопады и крутые скальные стены, есть даже один "брох". Дорогу перебегают овцы, по обочине бредут редкие пешие туристы с посохами и таинственно улыбаются. Видимо им уже давно не попадаются машины навстречу. --Невероятная дорога, трава растёт сквозь асфальт. -- Что же вы хотели, это же Шотландия. Через несколько десятков лет я вернусь сюда и прокачусь снова, посмотрим, что изменилось.

Так приятно познакомиться с таким зелёным асфальтом и так грустно, что эта дорога уже перестаёт быть чем-то незнакомым. Не пойму, что вообще, мне больше нравится, то ли та часть дороги в Альтнагарру, что я уже проехал, то ли та часть, что ещё предстоит проехать. Что приятнее знание о дороге или предвкушение этого знания.

После Альтнагарры интересность выключилась и пошла простая транспортировка. Альтнагарра Инн. Комары едят на ходу. Никакой спрей, ДЭТа им нипочём. Это какая-то особая порода шотландских комарих -- "мидж". Останавливаться крайне опасно, комары будут только безумно рады невесть откуда взявшемуся обеду и ужину, насядут на ходу и со всех сторон, только серьёзная скорость их может сдуть. Как только притормозишь, сразу облепляют и лезут во все дыры и начинают жрать. Где же мне остановиться на ночлег? Да так, чтобы комаров было поменьше. Никаких остановок и в помине нет. Здесь никто не ездит. Это мёртвая земля. Она контролируется комарами. Комары -- единственные её жители. Они здесь установили свой закон, комариный шотландский закон, едешь через нашу территорию -- плати дань кровью. Изредка встречаются фермы. Вот здесь надо попытаться. Стучу в дверь, кто-то спускается и приветливо здоровается. я интересуюсь -- нет ли какого-нибудь сарая или крыши поблизости, где можно переночевать. Странная просьба, но и гость не на машине. Хозяин говорит, что здесь до ближайшего приличного сарая или гостиницы десятки километров. Во время беседы каждый стоит и активно хлопает себя по разным частям тела. Количество комаров увеличивается ровно настолько, насколько увеличивается размер потенциальной жертвы. Комары нас съедают параллельно. Хозяин не выдерживает и впускает меня в дом, лишь бы комары отстали. Дальше я показываю открытки, спускается жена. Поят чаем, рассказывают про выпускной вечер сына, про период “сгона с земель” (Highland clearances) в 19в., когда лэндлорды повысили арендную плату за землю или оставляли фермерам совсем мало земли, чтобы было невыгодно заниматься земледелием. А лэнлорды получали землю под пастбища. Гектор неожиданно предлагает мне переночевать на веранде. Утром мы ещё долго о чём-то разговаривали, наверно, всё про тот же "сгон с земель", в результате которого многим шотландцам пришлось эмигрировать в Америку и Канаду. Гектор был просто экспертом по шотландскому земельному вопросу и "сгону с земель", но пора было ехать -- ему на работу, мне -- дальше на юг.

Крайне важно было проехать по дороге в Альтнагарру, потому что после неё на восточном побережье не оказалось ничего волнующего. До Дингвола и Бьюли дорога скучна и однообразна. Накрапывает дождик. Сегодня просто урожайный день -- я насобирал пару мешков еды, еду и на ходу ем. А больше всё равно делать нечего. В основном "зелёные холодильники" с едой стоят на стоянках для пикников. Это обыкновенные мусорные баки, они очень чистые и даже не пахнущие -- холодно на улице, в них дожидается своего часа свежая еда.

На островах еда иногда просто лежала на столах. Так я обнаружил литровую банку меда! (Первое место). Чтобы выйти на пакеты с фруктами, пакеты хлеба и булочек надо "копать". Порой попадались целые обеденные наборы -- консервы, сыр "Оркнейский", колбаса баранья, бутерброды на завтрак, пол-десятка яиц. На десерт попадалась клубника, ананасовый сок, эклеры и даже пакет шоколадных конфет (со странным названием - "Оленьи какашки). Возьмём эклер. Человек покупает две штуки по цене одного, хотя ему нужен только один. Что ему остаётся делать -- съесть один, а второй выбросить. Потому что он не хочет есть два, а срок годности истекает через два дня. Второй он выбрасывает. Правильный потребитель доверяет информации на упаковке. я же доверяю интуиции и нюху. Забраковываю то, что пахнет (редко, поскольку холодно) и, как правило, это касается свежего мяса. Так пришлось "выбросить" кило фарша и филе индейки. Вот находится почти килограмм картошки -- можно испечь, полбутылки кетчупа, соус из хрена и горчицы и целый ворох неведомых мне приправ в баночках -- чатни, балтистанский соус. Прихожу к выводу, что в супермаркетах можно вообще ничего не закупать, на дороге можно найти в с ё -- даже запасные камеры, тормозные колодки и втулки, новую одежду и наколенники! Если вы думали, что я составлял раскладку на этот поход -- я вас огорчу. Уникальность этого похода заключалась именно в том, что половину походной раскладки составляла еда, прямо скажем, из помойки. Кто-то скажет, ужас!фи! А я скажу, постойте, что это за позиция пренебрегать дарами природы. Грибы собираем, ягоды тоже, а тут готовая еда лежит. я совсем раздухарился и решил сознательно игнорировать буржуазные супермаркеты. Даёшь Анархию в Соединённом королевстве! Даёшь Seх Pistols! Даёшь вкусную и здоровую пищу из помойки! Долой буржуазное потребление! Даёшь столько, сколько надо! я даже снял маленький видеоклип, где выложил весь съедобный продуктовый ряд на асфальт. В результате получилась такая дорожка "Сытой жизни". Клип, правда, не показали по шотландскому ТВ, посчитали его анти монархическим и слишком резким. А засуха в Мали, а неурожай арахиса в Западной Африке, а голод в Зимбабве? Это не резко? Долой диктатуру президента Мугабе! До-лой!

Иногда еда это радость, точнее суррогат радости. Вот если бы не еда, я бы совсем скис от унылости восточной части побережья. А так весело: едешь, разгрызаешь килограмм моркови или маринованный чеснок, доедаешь недоеденный бутерброд с копчёной колбасой, потом запиваешь ещё не скисшим молоком (срок хранения 3 месяца), а на десерт ждут бананы, эклер с бизе или Корнуольская кулебяка с мясом. Всё так просто, вкусно и доступно, что начинаешь задумываться, а ведь хорошо живём.

От Бьюли по пыльной бело-серой А833 в Драмнадрохит. Драмнадрохит -- это уже какое-то разнообразие, это уже озеро Лох-Несс. Драмнадрохит -- место, где прямо в центре села на лужайке располагались перегонщики скота и устраивали рынок. Теперь здесь много туристов и так не делают. Туристы приезжают искать чудовище.

Озеро Лох Несс. Поиски чудовища. Человек и место -- важное социологическое отступление.

Здесь родился и по ходу до сих пор живёт самый живучий плезиозавр нашего времени -- Несси. Легенда-легендой, но она породила целые научные теории, объясняющие феномен "Несси". Она породила группы кружковцев-энтузиастов, выслеживающих и собирающих доказательства в пользу чудовища. Люди верят в чудеса и тайны, потому что хотят. А если человеку хочется увидеть динозавра, то он его легко увидит его в чём угодно. В кругах от катера, в одушевлённых брёвнах, волнах, гигантских осётрах, на фотографии, где сфотографированы игрушечные динозавры в полузатопленном состоянии. Легенда или сказка, привязанная к какому-то географическому объекту, одушевляет этот объект. Кто-то скажет -- то же мне феномен. Только до сих пор кружковцы-энтузиасты снимают озеро на видео, фотографируют, ходят по дну, спускают батискафы, ищут, ищут, и не могут найти. Вот в этом и весь фокус --ищут, хотя и известно, что нет динозавра.

Географически озеро уникально. Может, эта уникальность в чём-то и способствовала развитию тайны "Несси". Лох Несс настоящая аэродинамическая труба, с преобладающими сильными западными ветрами. Вода летом не прогревается, часто на озере возникают миражи. Но самое главное это подводные валы и течения, которые иногда гоняют огромные брёвна против ветра.

Озеро Лох Несс находится в Большой долине и является частью Каледонского канала (с 1822г.), который соединяет Северное море и Атлантику. Раньше север Британии, территорию современной Шотландии называли Каледонией. Север вообще исторически место проживания диких варваров -- будь то гунны, скандинавы или пикты. От пиктов римский император Адриан почти как китайский император Цинь Шихуан решил отгородиться Стеной. Правда стена эта не такая Великая, но перегораживала остров Британия как забор на две части -- юг (цивилизованную часть) и север (территорию варваров). Трижды я совершал омовение в озеро, и никакого толку. Чудовище не реагировало. Чудовище можно понять -- озеро перепахивается ежедневно лодками и катерами с туристами. Со временем привыкнешь. По дороге проезжают сотни автобусов с туристами. Резиновые, плюшевые и пластмассовые чудовища в миллионных тиражах уезжают в японию и в Канаду. Такие вещи как Лох несс можно было бы спокойно пропускать. Но так устроен путь, что он лежит именно через эти места. А в Шотландии для велосипедиста не так много альтернативных дорог.

На берегу озера стоит замок Уркухарт. Обидно, я опоздал на час. Замок уже закрыт и никого нет, чтобы попросить пустить. И калитка заперта. Какой-то неместный тип с фотоаппаратом с подозрением спросил меня по-английски, не охранник ли я. я посмотрел на свои обглоданные временем ботинки и спросил в ответ -- А что очень похож на охранника? -- Then I am fucking going.- тихо ответил неместный тип. Вроде он пошёл, и на последствия ему наплевать. Перемахнув через калитку, спустя минуту был в замке. Такой подход к осмотру замка я как-то не рассматривал, поэтому тоже перемахнул через калитку, а вторую просто открыл -- она была не заперта! и через минуту тоже был в замке. В связи с этим действием и контекстом возникло несколько вопросов.

  1. Есть ли у человека моральное право перемахнуть через калитку (нарушить установленный порядок?)
  2. Что больше нарушает порядок места -- калитка, билетная будка (билетёр), организованное массовое или "свободное" посещение?
  3. Пострадает ли само место,…"если каждый так будет перемахивать через калитку"?

Бернат оказался каталанцем и потому по-испански говорить отказался. Или по-английски, или по-каталански. Мы пошли к нему в гостиницу, поджарили остатки найденной мною вчера еды -- яйца и какое-то куриное филе, а также спагетти, на которые он уже смотреть не мог. Разговор о свободной Каталонии продлился пару часов, потом я поехал искать будку-остановку, чтобы скрыться от возможного ночного дождя. Выехав из "города" мне в голову пришла идея переночевать на деревянном пирсе с видом на замок. В темноте я ничего не разобрал и думал, что оказался на пирсе спасателей. По-крайней мере, там был такой знак. Утром ко мне подошёл мужчина со странным выражением лица и спросил, умею ли и я читать по-английски. Сначала я думал, что ему надо помочь что-то прочитать, но я ошибся. Оказалось, что пирс частный, а пирс спасателей уже давно упразднили, но знак остался. А над ним меньшими по формату буквами написано -- "private". Извинился и поехал дальше в Инвернесс.

Из Инвернеса по Эдинбургской дороге выруливаю к месту Каллоденской битвы (между якобитами и роялистами в 17 веке). Дальше съезжаю к каменным насыпям Клава Кэйрн -- курганы каменного века, потом сворачиваю на узенькую дорогу по правую сторону от р. Нэйрн и еду в Ковдорский замок. Ковдорский замок -- макбетовское место. Ведьмы предсказали Макбету, что он станет "Лордом Ковдорским" -- The thane of Сawdor. И сразу после этого предсказания Макбет решил резко подняться по служебной лестнице нехорошим путём -- устранив всех лишних. Сам Макбет в замке не жил и жить не мог, но к этому месту историю привязали. Такая маркетинговая стратегия использовать "знаменитость" в качестве приманки.

Замок Макбета --

Snack bar, 3 souvenir shops, licensed restaurant, parties -- welcome, bus car park”.

В Замок вход платный, а в сады -- бесплатно. Иду в сад, а из сада неожиданно попадаю к замку. Из замка путь лежит по тихим дорогам в Клюнас, Далси по В-9007 в Каррбридж, к каменному мосту из одной цельной арки. И на восток в Грампианские горы -- плато Кэйрнгорм.

Лох-морлих -- комариный рай. Кэйрнгормская ж.д.

Было бы совсем неплохо, если бы в озере Лохморлих водилось хоть какое-то небольшое реальное чудовище-комароед. Здесь бы оно вполне могло найти себе пропитание -- мошкары здесь просто до чёрта. С другой стороны, комары настолько мощны, ещё неизвестно кто-кого бы сожрал. Комары -- динозавра, или динозавр -- комаров. А неродные комары всегда кусают больнее. Как же меня угораздило здесь застрять на ночь? Просто первоначально планировалось забраться на высоту не менее 800 метров, а там в относительном холоде и на ветру вдали от комаров переночевать. От ветра есть у меня бивачный мешок, а от комаров только дымовая шашка, и то слабенькая и не спасает. Но слишком много было пройдено километров за день, и на подъём меня не хватило. Зато в местном зелёном "холодильнике" был найден килограммовый французский шоколадный рулет с кремом и малиной (Второе место). Его хватило аж на два дня.

Сбросив вещи за пенёк, доехал до здания ж.д., где добрая дама подсказала мне пойти в кассу и получить бесплатный билет на фуникулёр. Оказалось, что всем, кто заехал на велосипеде полагается бесплатный билет! Отказаться от такого я не имел права. "Doors are opening. Please be aware of the gap” -- "Двери открываются! Осторожно, дырка! (между вагоном и платформой" Ж.д Кэйрнгорм -- однопутка с обгоночным участком-петлёй, длина -- 1970м., перепад высоты -- 453м. и нижняя точка располагается на уровне 637м. Скорость -22.5 мили в час. Путешествие длится всего 4 минуты! Самая короткая ж.д. на которой мне приходилось побывать. На самой верхней точке -- станции Птармиган, есть музей, кафе, где есть кетчуп и горчица, комната для детей, где можно порисовать и поиграть в кубики. Собственно дорога нужна зимой, когда здесь полно горнолыжников. В географическом плане Кэйрнгорм делит Шотландию на Высокогорье (Highlands) и Низменности Лоулендс (Lowlands) и считается самым холодным местом в Британии со средней температурой в 1 С.

Жаль, что не разрешают выходить со смотровой площадки и спускаться вниз самостоятельно. Поэтому сначала я прокатился по железке с наклоном в 23.14 градуса, а потом поднялся по тропе с таким же уклоном к локальной вершинке в надежде увидеть Бен-Макдюи. Но опять туман и сырость. Какой тут Бен-Макдюи. Хотя полезно знать свойство местного тумана -- он исчезает также внезапно, как и появляется в силу резких порывов ветра. Можно оказаться в полном "молоке", или, наоборот, из молока вам вдруг покажется неописуемой красоты картинка, повисит в воздухе и исчезнет. На выходе из станции ж.д. пассажиров подстерегали менеджеры по туризму с анкетами. -- Довольны ли вы сервисом нашей ж.д.? -- Кофе у вас в кафе очень дорогой. сказала одна туристка. Жаль меня не спросили, я бы им составил бизнес-стратегию. Но самое главное -- всем велосипедистам помимо билета на ж.д. давать маленький сухой паёк и большую шоколадку для спуска вниз.

От Грампианских гор я двинул дальше по дороге к "пертским красавицам". На пути перевал Драмохтер, где встречаю "лежачих" велосипедистов (на трёхколёсных великах). Меряемся походной "силой" -- кто сколько проехал, я проехал явно больше и жёстче, за это меня угощают печеньками. Где-то у речки устраиваю привал, комаров нет, пеку картошку. Блин, посреди ночи начинается дождь, да такой дождь, что лучше всего ехать дальше. В 3 часа ночи собираю вещи и еду в поисках какой-нибудь крыши.

Любопытный факт. Ученые установили, что летучие мыши, вылетая из пещеры, поворачивают налево. Следовательно, летучие мыши левши и у них развито левое полушарие. У озера Лох-Несс, на стоянке замка Уркухарт я впервые услышал родной язык, это были ребята из Германии -- Олег и Марианна. Они взяли на прокат машину и решили проехаться по Шотландии.

Часть диалога касалась животного мира Шотландии.

Марианна: -- Денис, а летучие мыши здесь есть? Или мне показалось?

Олег прячется за спину Марианны и беззвучно артикулирует губами: -- Н Е Т! Н Е Т!

Денис: -- Тебе показалось. Какие тут летучие мыши. Нет их. Не видел я ни одной мыши.

3 часа шотландской ночи, близ замка Блэр Атолл, гроза, дождь поливает и размывает по дороге овечьи экскременты и клочки шерсти. Над полем летают и верещат птицы. Хочется спать, но ни остановок, ни домов, ни сараев …

Дверь в сарай -- открыта, сено -- сухое, глубокий вздох -- мой. Через секунду глубокий вздох повторился и пошуршал - не мой. я не шуршал. Это было что-то поверх меня. Бью светом в потолок …. Потолок в чёрных сосульках, которые сразу захлопали крыльями и сдвинулись в дальний тёмный угол. -- Здравствуйте, я ваш roommate! -- Гаси свет! -- OK, приятель. Только без лишней крови. Спим в тесноте, да не в обиде. То, что летучие мыши -- вампиры это сказка. Вампиры в Шотландии небольших размеров и много крови не пьют, они обитают в вереске и на овцах. Это овечьи клещи. Попьют, надуют чёрное пузо и отваливаются. Как утверждают шотландцы, такие клещи безобидны.

От Перта -- велодорожки нет, становится всё больше поселений, больше транспорта, больше развязок, где-то здесь выбираясь с шоссе на просёлок я теряю велозамок, но зато на стоянке нахожу монету в фунт.

-- Маргарет, я нашёл монету в фунт на стоянке "Теско"!

-- Скорее всего, это был иностранец. Шотландцы не такие разявы, чтобы разбрасывать фунты на стоянках "Теско".

Да, Маргарет ценный комментатор и знаток шотландского национального характера.

Внутренние Гебриды

Арднамархан.

На Арднамархан попадаю на единственном бесплатном пароме для велосипедистов в Шотландии -- Коран -- Ардгор (Coran-Ardgour). По пути читаю и собираю местный фольклор:

Тюлени

"Тюлени это заколдованные люди. Лицо тюленя похоже на лицо человека, как лицо одной селёдки похоже на лицо другой. Их глаза и взгляд -- это глаза и взгляд людей. Нет никакого сомнения, что тюлени это заколдованные люди" (Lore Gaidhealtachd).

Ближе к вечеру начинают атаковать комары, раскладываюсь на ночлег на берегу в надежде, что разыграется страшный ветер и всех, кроме меня сдует. Кое-как начинаю засыпать, как вдруг Хлоп-Хлоп. Какие-то странные животные начинают скакать и прыгать по моему бивачному мешку, то есть по мне. Сквозь сон пытаюсь представить, кто это. Может, микроскопические тюлени с лицами как у селёдки, похожие на людей глазами, с заколдованным взглядом? Наверняка им также помогают комары и мошка. Утром с восходом солнца вся шотландская нечисть исчезает, но я выяснил, кто прыгал -- это интересное создание я назвал "арднамарханской морской блохой". Никто из знакомых шотландцев не имел ни малейшей идеи, что это за существо. Морские блохи, прыгают будь здоров, но не кусаются. Вот такое зоологическое открытие!

Маяк Арднамархан пойнт -- самая западная точка Британии. Для Британцев их родной остров это прямоугольник. Особую важность имеют 4 точки -- самая северо-западная, северо-восточная, юго-западная, юго-восточная, а также самые конечные пункты по сторонам света. Например, самый популярный веломаршрут в Британии это Lands End -- John O”Groats (с юго-запада на северо-восток). В предыдущем заезде мне попадались целые отары велосипедистов, которые катили по диагонали -- Лэндз Энд -- Джон О*Гроутс. я привык пересекать всё вдоль и поперёк, а у Британцев совсем другой подход к освоению пространства -- диагональный.

С маяка видны Куйлиньские холмы о-ва Скай, которые во время первого заезда скрывались в тумане. На маяке хочестя побыть подольше, но надо торопиться на паром Килхоан-Тобермори. Но опаздываю! Не беда, через 40 минут следующий паром.

Добро пожаловать в Килхоан!

Hotels. B&B. Shop. Post office. Petrol. Lighthouse. Sandy beach

.

От такого богатого набора опций в Килхоане начинаю читать доску объявлений.

Объявления

Сейлид -- танцы и песни. Музыка от Микки МакМихана. Крутой шотландский танцевальный ансамбль прямо из Галашилдз. На кухне Сонахана. Пятница, 8 июля, 8.30 после полудня. С напитками -- добро пожаловать!

Соревнование по стрижке овец.

Требуется работа: Молодые люди с энтузиазмом займутся садоводством и любой другой разовой работой по приемлемым ценам. (Джошуа и Натан.)

Изготавливаю походные посохи, прогулочные трости, альпенштоки, палки для перехода рек вброд, удилища, а также всё, что хотите из рога. Всё делается вручную в Стронтиан. Джек Ливерседж. На восток от луга.)

Первый раз такие реквизиты вижу -- "На восток от луга". Хотел бы я иметь адресок вроде "У подножья горы или "на опушке леса". А ещё лучше "У озера, на лужайке". Мой адрес не дом и не улица. Чем плохой адрес?

-- Ты где живёшь?

-- У подножья горы, на восток от луга, под деревом. Заходи в гости.

-- Непременно. Если найду.

-- А ты так по-прежнему живёшь "на восток от реки"?

-- Что ты, это не престижно. Я переехал "на запад от реки".

Хорошо жить в таком месте, где адрес -- это луг, дерево, гора или каменистая насыпь. И все знают, что это твой адрес. Где встречаются на кухне и танцуют под крутую музыку Микки Макмихана, а потом стригут овец на время.

О-в Малл и Айона

Путешествие по Британским островам аналогично эффекту матрёшки. С большого острова Британия, который называют "материком", попадаешь на остров поменьше -- Малл, а с него -- на остров ещё меньше -- Айона. Все жители -- островитяне, но размеры их малой островной Родины -- разные. Некоторые британцы сильно переживали, когда построили туннель под Ла-Маншем --

"потеряли островную "силу". А сила острова в его изоляции, но это одновременно и его слабость.

Малл считается самым "мокрым" из всех Гебридских острвов. Но не в моём случае -- ужасная жара, асфальт плавится, правда, купаться можно где угодно. По дороге есть совершенно чудесное купальное место -- водопад Килниан с глубокой чашей-ванной, где отмокаю с четверть часа. Остров Малл -- не самый благополучный остров. Туристы его редко посещают (что с другой стороны хорошо!), в 19в. население сильно сократилось из-за неурожая картофеля и "сгона с земель", а теперь его поглощают папоротники. Их опрыскивают с самолёта, папоротники умирают и оставляют мёртвые склоны. Дорога от водопада вдоль побережья Loch na Keal и с северной стороны Бен Мора постепенно врезается туман. Выехав из тумана, я оказываюсь у избушки на склоне, где три молодых леди сидят у костра, травят байки и пьют вино. Меня приглашают присоединиться, и я не отказываюсь. Место переночевать тоже найдётся, но я думаю, что проеду ещё немало километров. Меня снабжают в дорогу диетической кока-колой, и множеством бутербродов и прочей еды. Ещё я попросил сухих дров. - Можно и дров. На перекрёстке двух дорог, по которым уже давно ничего не ездит, я и остановился. Было далеко за полночь. При входе в будку вдруг зажёгся свет. Вокруг кромёшная тьма, только в стеклянной автобусной будке горит свет. В ней сидит человек, он разжигает костёр, дым забивается под крышу будки и умерщвляет комаров. Человек пьёт диетическую кока-колу и поедает бутерброд. Вокруг дух тумана и темноты. И в этой инопланетной пустоте острова Малл светится слабый огонёк автобусной будки с дымовым облаком под крышей.

О-в Айона -- место, куда стекаются реки пилигримов. Отсюда началась христианизация пиктов и прочих Шотландских народов. Всему этому положил начало Св. Колумб, прибывший из Ирландии, он основал на Айоне монастырь, где обосновалась ирландская школа каменотёсов. Один из шедевров их искусства стоит прямо на дороге -- это крест Маклинов. Но это не могильный крест, а религиозный монумент -- придорожный крест. В аббатство стоит зайти, там есть музей с целой коллекцией каменных фигур в доспехах. Читаю табличку: Please don’t feed seagulls! В часовне Св. Орана погребены 60 королей Норвегии, Ирландии , Франции и Шотландии, в том числе Данкен и Макбет. Одно забавно, если идти от причала -- первый вход -- платный. Ведь никто и не догадывается, что дальше будет такой же вход, но бесплатный. Все туристы заходят там, где их заводит тур-гид, а все паломники и жители леревни Байле Мор входят во вторую калитку, там же оставляют велосипеды. Этот феномен "двойного входа" я уже наблюдал в замке Ковдор.

Паром Крэйгнюэ-Обан. На паромах КалМак существует две схемы обилечивания -- 1) на пароме 2) до парома. Вторая схема менее жёсткая, поскольку кондуктор не заходит на паром и договориться при необходимости с ним можно. Когда-то на острове Малл была узкоколейка, она и сейчас иногда работает для туристов. Здесь я оставляю свой рюкзак, и пока не подошёл паром еду в замок Дуарт, который стоит у входа в бухту Крэйгнюэ. Замок прилепился на скале, с высоты которой открывается панорама острова Малл и окрестностей.

С южной оконечности Айоны виднеется остров Стаффа. Тот самый, на котором якобы производят марки. Но странно, что кроме тюленей там никто не живёт. Может, всё так там есть подпольный заводик по производству почтовых марок, а работники маскируются под тюленей, чтобы не платить налоги?

Старинное пророчество

Сихд блиазна н блрас.

Сиг мир айр Айринн ре АОН трас

Стар Иль гурм глайс

Ах снамхайдх и Холум Хлирих.

Приблизительный перевод:

За семь лет до судного дня, океан накроет Ирландию

(где пьют слишком много виски) и остров Айлэй,

(где этот виски гонят в больших количествах),

и только остров Айона будет оставаться на плаву.

(Однако, многие ирландцы и жители острова Айлэй хорошо знают это пророчество и не торопятся покидать обжитые земли. Но на острове Айона всем хватит места!)

П-ов Кинтайр и о-в Арран -- последний паром!

Однажды шотландский король Малькольм предложил норвежскому витязю Магнусу Босоногому взять любой остров, который он сможет обойти кругом на ладье. Магнус умудрился обойти кругом полуостров Кинтайр, и присоединил его к своему Гебридскому королевству. Викинги называли эту землю Южной землёй, а шотландцы --Sutherland.

Кинтайр начинается с Килмартин Глен, где собраны курганы, дольмены и просто каменные кучи с давно забытых времён. Археологи до сих пор головы ломают, зачем надо было древним стаскивать в кучи камни. Может, это был такой вид доисторического спорта?

Самое интересное в путешествии это разные сочетания двух основных действий путешественника -- "увидеть" и "побывать" и соответственно два вида опыта -- визуальный и телесный. Острова примечательны тем, что их легко можно увидеть, но не побывать. Иногда достаточно увидеть и не обязательно бывать, но человеку хочется именно сочетать эти два действия. Иначе бы достаточно было бы просто смотреть телевизор и документальные фильмы BBC о разных интересных местах и компьютерных динозаврах. Остров Джюра -- женский остров, у неё даже есть грудь в виде двух холмов, которые называют "Соски Джюры". Соски отлично видны и впечатляют с п-ова Кинтайр, но на сам остров Джюра я не попал. Не захотел попасть и всё, хотя можно было сесть на паром. А вдруг "соски" и сама Джюра не такая, какой я её вижу через пролив? От того, что я там "не был", а только видел, остров так и остался для меня сильным островом, который видно, но куда НАДО добираться по воде, а велосипед всего лишь сухопутное животное. Хотелось проигнорировать силу острова, а сила острова как раз в том, что он не является частью материка, он сам по себе. Хочешь потрогать "соски" -- ищи лодку, а так, на велосипеде -- только "посмотреть".

На одном из булыжников загорает тюлень. Чем-то он напоминает тренера у бортика бассейна. А вокруг него плавает другой тюлень, который подплывает к тренеру, совещается с ним о чём-то. Тренер машет ластами, и ученик отплывает от "бортика" и сдаёт на разряд. И так несколько раз.

Замок Суин -- уникальный замок. Здесь под туалет была отведена целая башня, она так и называется Башня-уборная, Башня-Сортирная, где унитаз глубиной в 5метров. Пока какашка упадёт на землю успеешь сложить пятистишие. По уборной никаких ям или канализаций, всё очень просто -- всё "ненужное" оказывается за стенами замка.

В часовне Kilmory (сохранился только восточный портал) коллекция каменных крестов. Дальше начинается частная дорога, самая просёлочная из всех просёлочных -- две колеи, заросших травой. На карте она не обозначена, но проехать по ней можно и нужно. Иногда встречаются нашлёпки из асфальта, или гравий, потом мост без поручней и отличный вид с первого перевала. Правда после второго перевала идёт крутой участок, где я не рискнул съехать на велике, а прошёл пешком.

Вот и дорога в Килхоан и Скипнесс.

Везде в Британии стоят коробки для donations (сбора пожертвований): на нужды города и сообщества, на форму для детской футбольной команды, на нужды спасателей, на помощь голодающим детям Зимбабве и т.д. Лучше бы стеклотару принимали за деньги, тогда бы её сдавали и были бы богатыми как скандинавы.

Выруливаю на дорогу в Килхоан, где я еду не один.

Народная шотландская песня про озеро Кэмбелтон Лох.

Исполнялась: Хью Спайсером, настоящим уроженцем г. Глазго

Состояние: после принятия внутрь двух порций чистого шотландского самогона "Гленфиддич" и одной порции коктейля "Российско-шотландской дружбы" -- Водка "Гжель" и "Irn-bru".

Место исполнения: каменистый пляж п-ова Кинтайр, с видом на о-в Арран.

Время: Июль 2006г. Звёздная ночь, сильный ветер.

При этом присутствовали: ёж и несколько комаров.

Записал: автор данного отчёта

O, Campbeltown loch I wish you were whiskey

O, Campbeltown Loch, Och Aye

O, Campbeltown Loch I wish you were whiskey

For I would make you dry.

But what if my boat would overturn and fall into loch would I?

You would hear me shout. You would hear me cry. What a wonderful way to die!

(Песня повторяется неоднократно, до тех пор, пока не закончится "Гленфиддич", "Гжель" и прочие напитки.*)

Вольный перевод

O, озеро Кэмбелтон Лох, почему ты не виски? Хотелось бы мне очень, чтобы ты было виски, тогда бы я тебя осушил. А если бы вдруг моя лодка перевернулась, я бы оказался в тебе и был бы только рад. я бы кричал и плакал, ведь какой это замечательный конец.

Примеч: Och Aye -- О, да!

Приблизительно так мы познакомились с Хью Спайсером, настоящим уроженцем г. Глазго.

На следующий день мы с ним выпили 3 чайника чая с молоком в домашнем кафе недалеко от замка Скипнесс. Затем я поехал по восточной дороге в тот самый Кэмбелтон, а Хью погрузился на паром в Лохранзу. Восточная дорога на Кинтайре гораздо спокойнее западной, остров Арран всё время в поле зрения и что самое неприятное, в поле зрения оказалось огромная туча, которая настигла меня ровно на подъезде к Кэмбелтону. В замечательной библиотеке я обсох, отправил почту, пообщался с библиотекарем, которая неделю назад ездила в Питер и была вся в восторге. Чтобы успеть на ранний паром в Лохранзу, обратно я решил велостопить. Машин было немного и слышимость была хорошая, местный маляр подбросил меня до парома на Лохранзу, а потом вернулся домой. Добрый человек, сказал, что жена ждёт его на обед, но подождёт, раз мне так срочно на паром.

Арран

Остров Арран называют Шотландией в миниатюре (хотя, внешне он смахивает на почку). В смысле рельефа, так оно и есть: север острова это горы, центр -- холмы, а юг -- равнина. Перед походом Маргарет подкинула мне адресок своей подруги -- Джонни, которая живёт с мужем на ферме на о-ве Арран, а мне надо было найти эту ферму до наступления темноты, чтобы был смысл остановиться. Искал я долго, но нашёл, хотя местного населения, чтобы спросить не было. Очевидно, часть пила виски в местном пабе, чтобы потом уйти спать, а вторая часть готовилась ко сну, уже, выпив виски, в местном баре. Когда я постучал в дверь, то хозяйка спросила, что мне надо. я сказал, что прибыл от Маргарет, потом изложил свою историю путешествия в двух частях с приложением. Только тогда меня запустили и даже разрешили воспользоваться котелком, чтобы сварить обед. Дальше разворачивалось так-- я сварил суп из пакета и применил тайный приём --открытки. Хозяевам стало интересно, и они стали греть чай и доставать печенье. Потом мы долго обсуждали, что жить на острове Арран не так уж плохо. Глазго недалеко, за покупками можно съездить туда, правда, вся жизнь связана с расписанием парома. Опоздал -- день потерян. Но на Арране лучше, чем где-нибудь на острове Айлэй (именно он будет затоплен за семь лет до судного дня). Хотя оба они острова и мосты туда с "материка" строить не собираются.

На утро стол был уставлен едой, а хозяйка спросила: -- Сколько тебе яиц пожарить? Варварский способ поедания овсянки (с маслом) поразил Джонни и её мужа, но они из вежливости промолчали. С другой стороны интересно -- на варвара посмотреть. Овсянку с маслом, надо же так! Овсянки они наварили в тот день немало, и я, не увидев, других перспектив, без труда решил эту проблему перепроизводства. От Джонни я узнал, что в Сев. Ирландию ходит паром из городка Трун. В этот момент я даже подумал, не повидать ли мне одноклассницу Альбину, которая живёт в Белфасте.

Обогнув южную оконечность острова, я зачем-то ускорился на паром. Зачем я это сделал я не знаю, но на паром я не сел, а решил отпраздновать, а точнее попрощаться с островной Шотландией и совершить небольшой поход на г.Гоут-Фелл на севере острова. Goat fell происходит от норв. Gjeit fjell, козья гора. На Гоут Фелл забраться просто -- тропа туда начинается недалеко от замка Бродик. Велосипед бросаю в колючих шотландских кустах (хоть какая-то от колючек польза). А спуститься с горы решил там, где торчит острый шпиль Cir Mhor. Это какая-то удивительная по красоте гора, подпирающая облако, чем-то похожая на замок Злого волшебника. От горы Цир Мхор спускаюсь в долину Глен Роза, где фермеры метят овец -- размалёвывают им зелёнкой бока. И возвращаюсь к замку Бродик, то есть делаю кружок. В замке захожу в столовую и вижу суп, но меня угощают бутербродом. -- У нас их всё рано никто не покупает, а так испортятся. Далее -- паром. Два кондуктора посовещавшись, решают, что я невредный элемент, и мы плывём в Ардроссан. Ардроссан это городок, в котором есть что-то хмурое и деградирующее. Город еле-еле дышит. "Макдональдс", закрытая дорога, огромный плакат-схема "Вдыхание жизни в Ардроссан." Нахожу дорога в Трун и еду, возможно, на паром и ,возможно, в Ирландию.

Паром только на следующий день, пять-шесть блок-постов с видеокамерами. Один матрос рекомендует попытаться на грузовой паром, но на грузовом уже 12 грузовиков и столько же водителей. Лишний вес в виде велосипедиста будет критическим и мне советуют дождаться завтра, чтоб сесть на пассажирский Seacat.

Поболтавшись по сонному городку (в 01.00 ночи), решаю, что спать надо идти на пляж. К тому же, там свежо и нет комаров, потому что сильный ветер. Утром меня разбудил бигль -- он ткнулся мокрым носом в мой спальник и громко подышал, хорошо, что не пописал. Хозяин извинился за беспокойство и прицепил собаку на поводок. Во дворе зазвучала скрипучая песня грузовичка с мороженым.

В этой главе вы узнаете, что такое Большой канал, Фалкиркское колесо и как проще всего добраться из Глазго в Эдинбург (или наоборот).

Заброска в Сев. Ирландию не удалась. На грузовой паром все места были заняты. Плыть на два дня за 30 фунтов я посчитал не рациональным и выбрал веломаршрут Ж7: Ardrossan - Dalry - Kilbirnie - Lochwinnoch - Glasgow. Маршрут мало примечательный, однако, что считать примечательным? Из всех примечательностей мне нужны были тишина, хорошая дорожка и отсутствие транспорта. Всё это можно найти только передвигаясь вдоль каналов. В одном месте велодорожка идёт по пути бывшей железки, а потом через большой мост (бывший акведук) и частные поместья по тихой сельской местности. Глазго -- примечательный для меня город. Один из моих родственников побывал здесь за 60 лет до меня. Было это во время второй мировой войны когда мой дед, матрос с линкора "Архангельск" сопровождал северные конвои.

На подходе к Глазго я немного запутался и никак не мог найти канал, который должен был вывести меня прямо в Глазго. Наконец, пара велосипедистов, решили проводить меня прямо до моста Maryhill canal Bridge. Самостоятельно я бы его нашел часов так через пять. Ребята поинтересовались, есть ли у меня запаски и прочие инструменты. У развилки каналов я поехал на восток, компанию мне составил житель Глазго, который ехал в Киркинтиллох, чтобы попить не фильтрованного пива из бочки (с ошмётками солода, так называемый kegg). Дальше вдоль канала я доехал до Фалкирка, где находится необычное инженерное сооружение. Называется оно колесо тысячелетия (Millenium wheel). Здесь сходятся две ветки канала -- Юнион канал и Форт энд Клайд, и перепад высот велик. Для сообщения между двумя каналами придумали оригинальный способ -- Колесо. Колесо это две судовозные ванны судоподъёмника. В одну заходит судно, которое идёт "наверх" в Юнион канал, в другую -- судно, идущее вниз по каналу Форт энд Клайд. Суда заходят, ванны одновременно опускаются и поднимаются, куда им надо. Дальше суда выходят в нужный канал. Самое обидное, что вечером колесо не работает, и мост на другую сторону канала разведён. Приходится сделать крюк по обыкновенной дороге, чтобы попасть на другую сторону канала. Зато мне повезло в другом -- с освещением, вечером колесо сияет разноцветными огнями, как новогодняя ёлка. С того места, где "обрывается" канал -- отличные вид на Фалкирк, где войска Вильям Уоллеса (Храброго сердца) когда-то победили английских захватчиков.

К колесу ведёт туннель, который вечером закрыт, но пролезть к колесу можно. Там же в туннеле располагаюсь на ночлег, утром просыпаюсь от дикого шума -- оказывается, туннель под железной дорогой!

От "колеса" в сторону Эдинбурга канал идёт по небольшой возвышенности, на пути несколько акведуков и длинный, скользкий туннель без освещения. Именно часть канала Фалкирк -- Эдинбург, на мой взгляд, самая необычная.

Канал был построен в 1790 году для транспортировки угля из Эдинбурга в Глазго на баржах, которые тянули лошади. Нынешняя велодорожка -- это бывшая лошадиная тропа. С 1890 по 1939 по каналу ходили прогулочные пароходики из Глазго в Эдинбург -- это были так называемые дневные скоростные swifts, и были ещё hoolets, ночные пароходики для молодых пар. С 1963г. до недавнего времени канал не использовался и постепенно приходил в упадок. Только в последнее время стало популярно брать на прокат расписные лодки, похожие на баржи. Велодорожка не асфальтирована и в Эдинбург я приехал весь в серой пыли. Мосты канала пронумерованы, и самые интересные сооружения, кроме Фалкиркского колеса -- это акведуки. Но самое главное и приятное-- полное отсутствие четырёхколёсного транспорта.

В следующей главе вы узнаете, где найти шотландских вольных каменщиков, Почему Моисей -- рогатый и кто изображён на юбилейной пятифунтовой купюре Банка Шотландии.

Собственно в Эдинбурге оставался единственный объект, куда я собирался наведаться -- Рослинская часовня. Сильно разрекламированная в книге "Код да Винчи" часовня, на самом деле, место уникальное. Во-первых, пока доберёшься до деревни -- проезжаешь мимо Маркс энд Спенсерс, потом Икея и как-то не верится, что картинка и атмосфера места может кардинально изменится. Она и не меняется, пока не пройдёшь через сувенирный магазинчик часовни. С выходом во дворик, а потом со входом в часовню, становится в очередной раз ясно, что в мире по соседству могут сосуществовать запах "Икеи" и часовня тамплиеров с зашифрованными в камне посланиями. Незадолго до моего приезда в часовне снимался фильм "Код да Винчи", было много народу с камерами, в том числе был и низкорослый человечек, похожий на Тома Хэнкса. Американцы параллельно снимали документальный фильм о часовне и спрашивали всех посетителей, откуда они узнали о часовне. я честно сказал, что прочитал дурацкую книжку книжку "Код да Винчи", содержание которой уже забыл, а о месте вспомнил, когда посмотрел на карту окрестностей Эдинбурга.

Часовня была построена Вильямом Сэнт-Клером, основателем Большой ложи Шотландии, его крест украшает потолок в ризнице (sacristy). Вильям привёз из Иерусалима кусочек плащаницы, а в легендах уже сказывалось, что он привёз Святой Грааль и где-то его спрятал в часовне. Миф всегда хорош для живучести места, но и без мифа часовня уникальный памятник-коллекция, где под одной крышей собраны и языческие символы ("зелёные люди"), и христианские, и масонские (ангелы с музыкальными инструментами). А колонна Ученика это вообще из скандинавской мифологии: изображение 8 драконов Нейфльхейма, которые стерегут ясень Игдрассиль. Но скандинавский миф тут при чём: Вильям Сент-Клер был родом с Оркнейских островов, а там до сих пор тесна связь с норвежской культурой, а язык больше похож на старонорвежский, нежели на английский. Но главный вопрос, который задают люди попавшие в Рослинскую часовню это: ПОЧЕМУ МОИСЕЙ С РОГАМИ (да ещё и коровьими!)? Есть две версии: во-первых, Моисей из рода Левитов, а, Левит -- был сын Леи, жены Иаковы. LEAH (Лея, Лия) переводится как корова. Во-вторых, вовсе это и не коровьи рога а "лучи света". Так что "прочитать" рога Моисея можно по-разному.

За несколько часов до поездки в часовню с моего велосипеда в библиотеке стянули сумочку с велозапчастями. Это была не самая страшная потеря (насос я в последний момент снял! и убрал в рюкзак), но очень несвоевременная. Было также печально, что после всех походов сумку стянули именно в учреждении культуры и просвещения. После поездки в часовню печаль чудесным образом развеялась.

На обратном пути в центре города меня привлёк дорожный указатель -- "Большой масонский зал". Недурно масоны живут в Шотландии, и мне захотелось найти это здание, что оказалось делом нелёгким. Наконец нашёл, позвонил, меня пригласили внутрь и просили не беспокоиться по поводу велика, поскольку он под наблюдением видеокамеры. Собственно в зал заседаний меня не пустили, но вышел Главный секретарь, который рассказал, что есть музей, где собраны дары от масонских лож других стран. Членство свободное, надо только заплатить членский взнос. Правда, члены общества в основном пожилые люди, и в настоящее время не очень строго связаны с "элитой" общества. Главный секретарь признался, что раньше работал страховым агентом. Известно, что масоны всячески привлекали в свои ряды и представителей творческой, политической элиты -- Вальтер Скотт и Роберт Бёрнс были масонами. Кстати, масонство более не является секретным обществом в Великобритании, так как с некоторых пор решили, что в демократическом обществе не может быть секретных обществ. Масонов рассекретили, и организация стала просто общественной и благотворительной. Мне попался любопытный документ, где были перечислены все ложи в разных странах мира. В том числе и России, упоминались такие отделения, как новосибирское, включая имена членов общества. Наверно, институт физики так ловко законспирировался, чтобы грант получить на обновление оборудования. В Красноярске официального филиала нет.

Забавно, но Маргарет нисколько не разделила моего удивления по поводу открытости организации подобного рода, которая в России считается "скрытой". Оказалось, что Маргарет сама член "местной" ложи, и даже показала мне значок "Восточной звезды" размером со значок ГТО, который получила после инициации. Родители Маргарет и почти вся родня были масонами и не хотели отпускать её в Америку, пока она не вступила в ряды Восточной звезды. Членство было гарантией, что в Америке ей помогут собратья и сёстры в обустройстве и получении работы. Муж Маргарет был учёным и как его не уговаривали вступить в ряды масонов, он ни за что не соглашался. Ему хватало профсоюзных взносов. В Эдинбурге есть несколько масонских залов -- например, на King street и George Street. И пройти туда может каждый желающий.

Собственно, поход в музей масонства и разговор с Главным секретарём -- не были запланированы. А запланированным был поиск пятифунтовых купюр Банка Шотландии с изображением Джека Никласа, известного гольфиста, который покинул большой спорт после турнира в Данди летом 2006г. Банк Шотландии выпустил эти купюры ограниченным тиражом, и заполучить их можно было только в количестве 4 штук на нос (но в разных филиалах) и только в Шотландии! В Интернете за купюру уже давали баснословные деньги, кто-то на этом даже заработал. я зарабатывать не собирался, но решил, что обзавестись надо, сувенир неплохой, да и вдруг коллекционер попадётся. Впервые на купюре была изображена не королева, а чемпион по гольфу.

Англия

Англия не входила в мой велосипедный маршрут. Основные отрезки, которые пришлось преодолеть в Англии проходили вдоль каналов -- Стратфорд-на Эйвоне -- Бирмингем ( Стартфордский канал), Милтон Кейнс-Лондон (Grand Union Canal). Самый удачный способ попадания в большой город в Англии это велодорожка вдоль канала.

Северная Англия. Йоркширские долины. Мурляндия -- Moorlands

-- Крис, ты играешь в шахматы?

-- Шахматы не очень социальная игра, я играю в бридж.

……

-- Крис, а за садом кто ухаживает?

-- Сад живёт своей жизнью, я стараюсь в неё не вмешиваться.

……..

-- Такой большой дом, ты не думал переехать в другой, поменьше?

-- Думал, но я не смог бы переехать туда, где никого не знаю.

Крис живёт по своему особому укладу. У него есть комната и кухня специально для гостей. Гости сами встают и готовят себе завтрак, когда им заблагорассудится. При въезде все гости записываются в книге для гостей -- "книге посетителей", где пишут дату пребывания и оставляют свои комментарии. Перед завтраком тарелки нагреваются. В них накладывается горячая овсянка. После завтрака надо получить пенсию -- пенсию можно получить в любом почтовом отделении по пластиковой карте. Можно зайти на почту и отправить письма, их кидают в большие чёрные мешки, похожие на мешки из-под мусора. Затем церковь. Английская церковь это целый культурно-оздоровительный комплекс. В церкви не просто алтарь и образы. Есть лавочки и музыкальный инструмент, душа любого собрания. У входа стоит большая статуя для сбора милостыни, а напротив неё biscuits table -- неотъемлемая часть "tea place". Очень интересное это "чайное место", в англиканской церкви оно обязательно. А зачем ещё в церковь ходить? Просто помолиться? а как же общение? Надо попеть под орган, а потом попить чаю с печеньем. Перед ужином Крис снова нагревает тарелки, и в них снова накладывается овсянка. Вечером Крис включает газовый камин и смотрит новости, печатает на машинке письма своим друзьям в Нигерию и Зимбабве. Затем достает каталог "Стэнли Гиббонс" и оценивает стоимость марок из своей коллекции. Набор марок Фольклендских островов зашкаливает за тысячу фунтов.

-- Это же дико! Набор бумажек -- 1000 фунтов! В следующем году продам и поеду на ямайку.

Перед сном выставляет за порог пустые молочные бутылки и маленький картонный циферблат, где стрелочка указывает на три пинты. Рано утром у двери будет стоять три пинтовых бутылки свежего молока.

В городке Брэдфорд в парке собрана интересная коллекция. Это коллекция разных типов сухой кладки каменных стен. Кладка каменных изгородей целое искусство: как сделать проход, арку, как сделать угловую кладку, перевязку, как сделать кладку на наклонной плоскости и т.д. Прямо в парке можно даже попробовать самому сложить кусок стены. Это очень самобытное Йоркширское искусство, которое медленно умирает, и существует только в Йоркшире. Повсюду длинные каменные стены, за которыми овцы прячутся от сильного ветра. Иногда эти стены построены чуть ли не на отвесных склонах -- это уже для того, чтобы овцы не валились в пропасть. А пропасти есть. Северная Англия это далеко не равнина. Здесь одни из самых крутых дорог в Британии. Здесь разломы (Gordayle scar) и пропасти (Malham cove).

Северную Англию сложно описать последовательно. У меня она отложилась как цепочка увиденных странностей. Каменные дома, где даже рамы -- сделаны из камня. Кроты, пойманные кротоловами и повешанные на всеобщее обозрение на проволоку. Фермер считает, сколько поймано кротов и платит кротолову за каждую голову "вредителя". Известняковые террасы и достаточно крутые ущелья. Стоянка, на которой висит знак "Стоимость один фунт", но за которую никто не платит, потому что некому -- нет ни кассы, ни человека на стульчике, ни автомата. Посреди серо-зелёных волн Мурляндии медленно в поле зрения выплывают белые шары, похожие на яйца динозавров. Зачем это? Это всего лишь система раннего оповещения, радиолокационный центр, построенный во время холодной войны.

Канал Стратфорд-Бирмингем.

Очень интересный канал. Вытекает из городка, где родился Шекспир. Правда, в этом городке очень странное отношение к указателям. Есть указатель "Ферма по разведению бабочек" -- Butterfly farm, а указателя "Swan theatre" (Шекспировский театр) -- нет. В музей Шекспира длинная очередь, поэтому делать там нечего, лучше сразу выехать вдоль канала к дому его матери. Сам канал интересен двумя деталями. Особыми постройками -- домиками с бочкообразной крышей -- barrel roof cottages. И чугунными мостами с разрезом посредине, разрез нужен был для того, чтобы проходил канат, за который лошади тянули баржу. Ещё я отметил третью особенность. Это касалось местной фауны. Местные мухи были весьма крепкого телосложения, иногда они на большой скорости врезались в меня, и это было больно, как будто шариком для игры в пейнтбол залепили. Учился уворачиваться от мух.

По пути встретился Эдстонский акведук, с которого проходящие внизу паровозы когда-то набирали воду. Из акведука торчит водозаборная труба, но однажды в ней застряла рыбина, и паровоз заправить водой не удалось. Стратфодский канал это сплошные шлюзы, с которыми приходится помучиться всем, кто решил прокатиться на барже. А таких любителей немало. Изредка помогаю молодым леди открыть шлюзы. Во дворах, вместо асфальтовых парковок -- пруды, где стоят низенькие расписные баржи с цветочными горшками и ящиками с рассадой. По берегу рассиживают рыбаки и своими толстыми удилищами достают почти до противоположного берега.

В Бирмингеме пришлось отдохнуть один денёк. Просто в день моего прибытия по Бирмингему прошёл торнадо и жителям города рекомендовали без особой надобности не покидать дома. У меня и не было особой надобности. Была лишь одна надобность -- посмотреть на первый в мире, сделанный из железа мост. Железный мост совсем недалеко от Бирмингема.

Милтон-Кейнс -- город круглых перекрёстков.

Милтон кейнс это не просто рекордсмен по количеству “roundabout”- круглых перекрёстков, это ещё и рекордсмен по количеству установленных здесь бетонных коров. Кроме того, здесь есть искусственный горнолыжный комплекс и театр, похожий на кусок "дырявого" сыра.

Самый интересный город Англии это совсем не Лондон, а Милтон Кейнс. Во-первых, это самый молодой город к Англии -- ему 20 лет. Два десятка лет назад здесь были поля, непригодные для посевов и пара деревень. Затем пришла корпорация по развитию и решила построить здесь город-сад. Сказано-сделано. Концепция города заключаоась в следующем: никаких высоток, только горизонтально -- вертикальная планировка улиц, жилые районы спрятать в зелени, чтобы их не было видно, для этого посадить невероятное количество деревьев. Некоторые жители утверждают, что деревьев был посажен целый миллион.

Велосипедные и пешеходные дорожки никак не пересекаются с основными автомобильными, они даже окрашены в особый красный цвет. Пешеходы и велосипедисты существуют практически автономно от автомобилистов. Торговые центры связаны между собой цепочкой проходов (linkage). Вокруг зелень, зелень, вода, гуси, утки. Не город, а мечта.

Выводы:

Несмотря на высокую плотность населения, транспорта и городов в Британии вполне можно получить удовольствие от катания на велосипеде. Для тех, кто не любит города это Гебриды и Сев.Шотландия. И даже в Англии -- транспортных артерий можно избежать, следуя каналам. Простор для велопоходов вы найдёте в Сев. Англии (Йоркширские долины). Сеть каналов весьма обширна. От Бирмингема можно добраться до центра Лондона не съезжая с велодорожки вдоль канала, от Глазго до Эдинбурга можно проехать исключительно вдоль каналов. Скорость замедляется, поскольку вдоль каналов иногда нет дороги, и едешь по траве, раздолбанным тропкам и грязи. Но есть в этом большой плюс -- свежий воздух, своеобычная атмосфера, мосты, зелень и отсутствие четырёхколёсных. Кроме того, можно ночевать прямо на тропинке и даже найти дрова! Официально вдоль каналов на велосипеде кататься нельзя, но запрет этот существует ради "безопасности" самих велосипедистов. То есть, если кто упадёт в канал и утонет (выбраться очень сложно). British Waterways не несёт ответственности.

Питание на Гебридах может быть дорогим, если покупать продукты в местных магазинах, а может быть совершенно недорогим -- если питаться правильно и рационально (как я). Жилья также в избытке -- любая будка отличный приют на ночь. К тому же это лучше чем палатка или гостиница: тут и свежий воздух, и крыша, и обзор. Местные жители всегда рады гостям, если им есть, что рассказать. А в Шотландских горах можно неожиданно въехать в буддистский монастырь и даже послушать чтение сутр шотландскими монахами. Поставить палатку здесь не возбраняется.

Продукты в больших магазинах -- Tesco и некоторых других дешевле, чем в России! Особенно, если покупать продукты под маркой самого Супермаркета, например, хлеб Tesco, шоколад Tesco, печенье Tesco, молоко Tesco, консервы, сыр. Шотландские комары могут доставать, обязательно нужен лёгкий тент или сверхтерпимость к комарам. Уровень преступности на Гебридах несопоставим с материком. У меня этот переход затянулся, и в первый же день в большом городе, в библиотеке сняли сумку с запчастями. В Глазго обстреляли камнями из рогаток. Понятно, что Глазго в 24.00 не самое лучшее место для беседы с подвыпившими футбольными фанатами. Нелишне, разобраться в символике команд национальной футбольной лиги. Только не стоит путать "Манчестер" с "Глазго".

Столица не нашей родины -- город-герой Лондон.

Лондон оказался на удивление любопытным городом. Город должен быть большим, шумным, заасфальтированным, пахнущим фаст-фудом, мигающим, бурлящим людьми в сари и тюрбанах, строгих костюмах и рваных джинсах. Но когда всё это перемещается в какое-нибудь место как озеро Лох-несс или Стоунхендж, начинается ужас. Потому что это не естественная музыка и действия для природного места. А город чем шумнее, чем полифоничнее, тем естественнее. Тихий город -- это страшно, как сон Исака Борга в "Земляничной поляне". Во сне ему приснился тихий городок и катафалк, в котором лежал он сам.

За день на велике посещаются все достопримечательности учебника “Happy English”-- Тауэр, Здания Парламента, Трафальгарскпя площадь, Букингемский дворец и т.д. Нарочно прокатился по Сохо, а потом исследовал интересный маршрут вдоль Темзы через Доклендс в Гринвич. Спустился в туннель и, проехав к обсерватории, оказался в важном географическом месте, месте нулевого меридиана. Ещё дальше -- уникальное гидротехническое сооружение. Называется, барьер от наводнений. На обратном пути лифт в туннель уже не работал, поэтому в туннель спускался и поднимался пешком.

Особое развлечение для велосипедиста в Лондоне это проскочить между парой двухэтажных автобусов. Когда вклиниваешься между двумя красными дабл-декерами, кажется, что попал в пасть смрадно дышащего животного, и она вот-вот захлопнется или заговорит огнём. Иногда попадаешь в настоящий каньон из нескольких автобусов. Автобусы и такси -- самые кровожадные хишники лондонских улиц. Велосипедистов они часто подминают. Каждый день я проезжал около 5 км. по Edgware road. Это самая прямая дорога в Лондоне, самая прямая, потому что строили её ещё римляне. А у римлян все дороги были прямые. Катание на велосипеде по Edgware road это не так страшно, как может показаться. Это всё же катание по прямой. При мне сбили всего двух велосипедистов.

Два дополнительных дня ушло на музеи, которые бесплатны! И ещё на исследование двух кварталов города -- Ист-Енда и Доклендс. В Ист-Енде есть старое еврейское гетто, он же бывший гугенотский квартал, он же нынешний Маленький Бангладеш, где даже названия улиц на бенгали. А молодые бангладешцы предлагают развлечься белым людям с бангладешскими женщинами. Доклендс -- новый жилой район, где сохранились здания викторианской эпохи, но интересен он странными вещами, типа Светофорного дерева.

Даже в Лондоне я умудрился найти место, некоторым образом связанное с Шотландией -- Смитфилдский мясной рынок. Сюда из Тауэра приволокли революционера Вильяма Уоллеса, потом четвертовали, а полученные в результате этой математической процедуры части тела разослали в разные части страны, чтобы не повадно было оказывать сопротивление оккупантам. В 19в. на Смитфилдском рынке можно было даже продать жену. Развод получить было сложно, и жён приводили на рынок как крупный рогатый скот на верёвочке и продавали.

Песня о продаже жены:

A Jolly shoe-maker John Hobbs, John Hobbs

A Jolly shoemaker, John Hobbs, John Hobbs

He married Jane Сarter

No damsel looked smarter

But he caught a Tartar, John Hobbs, John Hobbs

Yes, he caught a Tartar John Hobbs

He tied a rope to her, John Hobbs, John Hobbs

He tied a rope to her, John Hobbs, John Hobbs

To ‘scape from hot water

To Smithfield he brought her

But nobody bought her

Jane Hobbs, Jane Hobbs, They all were afraid of Jane Hobbs!

Вольный перевод:

Весёлый ремесленник Джон Хоббс женился на красавице Джейн, но она была девица строптивая, и Джон устал от постоянного противостояния с ней. И отвёл Джейн на Смитфилдский рынок. Правда, продать жену не удалось, уж больно все её испугались. Бедняга Джон, плохая у тебя карма!

Из Дувра видна Франция. В Дувре есть белые скалы, которые действительно белые, если увидеть их в ясный солнечный день. В Дувре есть часовня ордена Тамплиеров, которых сильно порезали в пятницу тринадцатого. В Дувре есть подземные тоннели и бункера времён второй мировой войны. В Дувре есть замок. В Дувре есть много чего, о чём я не знаю, и не знают англичане, потому что они и я не приезжают в Дувр за этим.

Судьба города Дувра в том, что это город-порт, и люди сюда прибывающие редко останавливаются здесь надолго. Это судьба города, который имеет функцию. Функцию точки транзита. И всё остальное не имеет значения.

Самый "простой" вариант выброски с велосипедом из Британии -- это паром из Дувра в Кале, лучше и дешевле -- Seafrance -- 10 фунтов без доплаты за велик. Заранее билеты брать не надо -- билетов хватит всем.

Впереди индустриальный французский ландшафт, любопытные французские-арабские дети и Бельгия. От порта Кале до Брюсселя мне надо преодолеть более 180 км. Время -- 12 часов. Из них я сплю три часа у стен какого-то бельгийского сарая, остальные педалирую и гуляю по Брюсселю.

Брюссель-Кандалакша non-stop. Поезд, которого нет.

Заказать ж.д. билет Брюссель-Варшава можно на сайте www.nachtzug.de. Мне это стоило 39 евро, вагон сидячий, но находился я в нём в полулежачем состоянии. Похоже, что билетов достаточно и цена не меняется даже за неделю до отправления. Поэтому выбирайте нужную дату и заказывайте, поменять дату отправления уже нельзя. Брюссель поразил меня совершенно свинским видом. Сталинградский проспект был капитально засран и перекопан. Видимо хотели воссоздать последствия Сталинградской битвы и показать диораму разгрома. На стульчиках сидели какие-то арабы в тюбетейках, попивали чай с гвоздикой и чётко и беззастенчиво плевали на засранность. Им и так хорошо. Это не Багдад и не Бейрут, это Брюссель. На каждом шагу помойки прямо на дороге. Делаешь шаг и ты в помойке -- в каком-нибудь выеденном арбузе, или пакете с куриными костями.

Весь Брюссель в лесах, в россыпях цемента, перекопанных улицах, залитых каким-то жидким и уже засохшим дерьмом тротуарах.

Брюссельский треугольник -- Атомиум, Центральная площадь и Писающий мальчик.

-- Месье, где Атомиум, как мне проехать до Атомиума, доеду ли я здесь до Атомиума, где Атомиум?

-- Мммм. Как бы это сказать. Это далеко. Он сейчас, не в самом лучшем виде. Лучше в метро. У нас в метро можно с велосипедом.

-- Как это?

-- Собирают заново. Вот он Атомиум. У вас за спиной.

Что ж, это даже интересно увидеть кишки Атомиума, его нутро, пустое брюхо или точнее желудочки. На верёвках болтаются верхолазы и приделывают огромные листы блестящей как фольга обшивки.

Символ послевоенной Европы -- атом. Здесь прошла первая после второй мировой войны выставка типа достижений народного творчества, имеющих особое прикладное значение для народного хозяйства. Главное достижение, безусловно -- атомная бомба. Символ окончания войны -- бомба. Мирный атом -- Добро пожаловать в каждый дом!

Центральная площадь -- единственное место, где было довольно чисто, а народ сидел прямо на брусчатке и грелся в лучах городского солнца. Какой-то иранец нежно гладил коленку местной девушке, как вдруг ему позвонили на мобильник, похоже, жена или сотрудница женского пола, а он сладко ответил, что сейчас в Брюсселе и занимается важными делами. В наивной уверенности, что никто его не понимает. Круто, когда ты понимаешь, что никто и не предполагает, что ты понимаешь. Круто было бы ещё понимать язык рыб и муравьёв, а также всяких других живых существ и микробов.

К писающему мальчику не пробраться. Не видели писающих детей что ли? Да, мальчик стоит и писает. Всех это забавляет и стимулирует к фотографированию. Какой это необычный процесс -- мочеиспускание у мальчика. Стаи, толпы, орды, груды туристов, турецкоязычного, арабоязычного и прочего местного населения кружатся вокруг и делаю вид, что заняты. Похоже, бельгийцы в Брюсселе не живут -- и правильно делают. А те, кто живут, делают вид, что здесь не прописаны, а так проездом зашли чаю попить. Стыдно за столицу, которая местами напоминает слабо организованный и перманентно перестраивающийся барачный сортир. На улице Роз слышна речь русскоязычных мигрантов. Напоследок дай прокачусь в лифте к Дворцу правосудия. Где-то внизу звуки баяна и аккордеона. С террасы Брюссель казался совсем даже не таким замусоленным, какой он на самом деле. Мне нравится. Есть города, куда я не хочу вернуться, но меня преследует страшное проклятье, и я часто в них возвращаюсь. Впрочем, это не относится к бельгийцам -- людям приветливым и охотно дарящим вчерашний и позавчерашний хлеб в необходимых для велосипедиста количествах.

Последний штрих к "дню" Брюсселя -- поезд ушёл с опозданием почти в 10 мин! Сколько проводник не свистел в свой модный металлический супер-свисток, поезд не двигался. Проводник воображает, что он арбитр на боковой линии и всё свистит себе. А поезду наплевать, что кто-то свистит. В Брюсселе даже поездам наплевать. Железнодорожное разгильдяйство a la Russe! Контроль билетов в поезде постоянный -- при входе его нет, но после пересечения границы с Германией в Аахене подсаживается начальник поезда -- толстый немец с чемоданчиком (наверно, прячет там свиную копчёную ногу или пиво с сосисками) и начинает ходит контра: Ihre fahrkarte . bitte!!! И так пару раз взад-вперёд ходят и всё бы им на билет посмотреть и чикнуть своим дыроколом. ЧИК, bitte schon. Забавно, что билет покупался в Интернете и распечатывался на принтере. В этом году я даже летал по Интернет-билету. Никаких касс предварительной продажи и никаких военных касс. Институт "кассы" просто скоро исчезнет с лица земли и всем кассирам придётся искать новую работу или податься в кондуктора чикать билеты дыроколом. К ним присоединяться разносчики почты и создадут "Сообщество людей, труд которых механизирован".

От Брюсселя и до самой Варшавы непрерывно тянется длинная стена с графитти. Это такой новый вид прижелезнодорожного искусства. Стены с росписями. Пересечение границы Бельгии и Германии очевидно, бельгийская прижелезнодорожная замызганность и неокрашенность сменяется немецкой покрашенностью и стерильностью. Кёльнский собор стоит почти у самого вокзала, я и не думал, что он такой огромный.

Свет в сидячем вагоне горит даже ночью. Поэтому выспаться вряд ли удастся -- всё время заходят пассажиры, в основном поляки. На границе с Польшей поставили штампик, и я спокойно ехал дальше. Хотя шенгенская виза у меня уже два часа назад закончилась! Переезд от Брюсселя до Москвы состоит из 4-5 перегонов. В Варшаву поезд приходит в 08.55 , ищу kantor, где меняю zlotye, потом забегаю в ближайший sklep nochny, чтобы купить еды, потом покупаю два билета -- и в 11.16 иду на drugiy perron, чтобы сесть на электричку до Тересполя. Билет на электричку стоит 26,20 злотых.

В Тересполе трачу всю польскую мелочь на удивительно вкусную местную колбасу, а белорусские бабушки таинственно зазывают: "водочки, водочки…". Совсем коротенький, незаметный переезд через Буг и уже в Бресте. На таможне всё нормально:

-- Это вы всё время на велосипеде ехали? -- Нет, иногда на поезде и на пароходе.

Меняю рубли на рубли, сажусь в электричку до Минска и еду по "чугунке" в столицу династии Мин. Электричка приходит не на вокзал, а куда-то в чёрную дыру. Это КОНЦЕВАя станция. В дыре идёт дождь, но есть станция метро. Покупаю пенсионный билет, который и так никто не проверяет и еду одну остановку до вокзала. Билетов на Питер нет, ВСЕ поезда опаздывают на два часа. Прошёл сильный ураган и повреждены линии электропередач. На втором этаже вокзала можно поменять рубли на рубли.

Но я меняю все оставшиеся белорусские рубли на пирожные, булочки, газировку и пирожки. Сажусь в поезд, который приходит точно по расписанию, но отходит с опозданием в два часа!! Железнодорожное разгильдяйство a la Belgie.

Путешествие состоит из набора невидимых бытовых операций и процедур -- обмена валюты на местную, покупки еды и организации дальнейшего транспорта, пересечения границ, штампов в паспорте, подвергание билетов чиканью дыроколом. Не меняется ни топография, ни ландшафт. Какой тут ландшафт -- плоскость стола и прямая или две прямых. Меняются только лица на купюрах, язык вывесок, фонетический строй языков, строй заборов, цвет и форма черепицы, цены на основные продукты питания, комплекция лица кондукторов, форма пограничников, длина женских юбок и кривизна ног.

В поезде на верхней полке в коробке шумят цыплята. Они пытаются вылезти на свободу, а хозяева им не дают. Всё же цыплята прорывают картонную оборону и высыпают на "улицу" -- на полки и пол. Хозяева их ловят, но куда там. С Белорусского вокзала попадаю на Ленинградский, здесь билет на Питер, и утром я в Питере, только успеваю купить герму, прихватить булку хлеба и запрыгнуть в поезд Петербург-Мурманск до Кандалакши, как поезд отправляется. Так лихо в поезд я ещё ни разу не садился. Брюссель-Кандалакша non stop. Слава, железной дороге! Не летайте самолётами Аэрофлота! Летайте на электричках и поездах, воздушных шарах и лодках, велосипедах и пешком!

*Примечание: Автор придерживается мнения, что употребление алкоголя вредит здоровью однако, когда наступит эра "высокой влажности", Ирландия и остров Айлэй будут затоплены, а Хью Спайсер утонет в озере шотландского самогона "Гленфиддич", не исключено, что автор не будет больше придерживаться такого мнения.

Фотографии

Северное море - заброска

Северное море
Северное море
Северное море
Северное море
Северное море
Северное море
Кататься на роликах запрещено! (штраф 1000 баксов) Ньюкасл
Кататься на роликах запрещено! (штраф 1000 баксов) Ньюкасл

Эдинбург

Юбки только по торжественному случаю
Юбки только по торжественному случаю
Кокосовое мороженое
Кокосовое мороженое
Именная скамейка (Эдинбург)
Именная скамейка (Эдинбург)

Кайт и ветер в Эдинбурге
Кайт и ветер в Эдинбурге
Сад в Эдинбурге
Сад в Эдинбурге

Дорога на острова

Потеряная долина
Потеряная долина
На Бен-Невисе
На Бен-Невисе
Пиктский брох долина Гленэльг
Пиктский брох долина Гленэльг
Деревенская девочка
Деревенская девочка

Рисунки на пляже
Рисунки на пляже
Рисунки на пляже
Рисунки на пляже
Рисунки на пляже
Рисунки на пляже

Остров Скай

Здесь можно припарковать свою собаку и купить нужную газету
Здесь можно припарковать свою собаку и купить нужную газету
О-в Скай
О-в Скай
Собор (сторский массив - Скай)
Собор (сторский массив - Скай)

Сторский дед, скалы о-ва Скай
Сторский дед, скалы о-ва Скай
Скала Килт, о-в Скай
Скала Килт, о-в Скай

Уист и Барра

Закрывайте калитку! ИЛИ ПЛАТИТЕ ШТРАФ 10 ШИЛЛИНГОВ! о-в Сев.Уист
Закрывайте калитку! ИЛИ ПЛАТИТЕ ШТРАФ 10 ШИЛЛИНГОВ! о-в Сев.Уист
О-в Барра
О-в Барра
Это не пляж а начало - конец взлётно-посадочной полосы о-в Барра
Это не пляж а начало - конец взлётно-посадочной полосы о-в Барра

Замок Кисимул остров Барра
Замок Кисимул остров Барра
На о-ве барра
На о-ве барра
Осторожно-выдры! остров Юист
Осторожно-выдры! остров Юист

Харрис и Льюис

Дональд МакЛейн
Дональд МакЛейн
Дом без крыши (Харрис)
Дом без крыши (Харрис)
Надпись на гэльском о-в Харрис
Надпись на гэльском о-в Харрис

Пляж на острове Харрис
Пляж на острове Харрис
Старуха и море
Старуха и море

Круг камней Льюис
Круг камней Льюис
О-в Льюис  Кэлэнишский дольмен
О-в Льюис Кэлэнишский дольмен
Брох (остров Льюис)
Брох (остров Льюис)

Торфяные кирпичи на растопку о-в Льюис
Торфяные кирпичи на растопку о-в Льюис
Дом на побережье
Дом на побережье
Дорога вглубь Харриса
Дорога вглубь Харриса

Дорога восточное побережье (Харрис)
Дорога восточное побережье (Харрис)
Побережье Атлантики
Побережье Атлантики

Северо-запад Шотландии

В Улапуле
В Улапуле
По дороге из Уллапула
По дороге из Уллапула
Олень по дороге  Драмруни-Лохинвер
Олень по дороге Драмруни-Лохинвер

Замок , где сидел перед казнью лорд Монтроз (Лох Ассинт)
Замок , где сидел перед казнью лорд Монтроз (Лох Ассинт)
Дорога на Северо-Западном побережье
Дорога на Северо-Западном побережье
Северо-запад Пляж
Северо-запад Пляж

Северное побережье Шотландии,
Северное побережье Шотландии,
Замок
Замок

Дорога с севера

Роберт из Йорка
Роберт из Йорка
Дорога в Альтнагарру
Дорога в Альтнагарру

Вход в дом (Брох Дорнагил)
Вход в дом (Брох Дорнагил)
Замок Уркухарт и о.Лох-Несс
Замок Уркухарт и о.Лох-Несс
Ковдорский замок
Ковдорский замок

Плато Кэйрнгорм
Плато Кэйрнгорм
Вересковые пустоши высокогорья
Вересковые пустоши высокогорья