на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Черусти - Уршельский - Шатура
велопоход на День Независимости
июнь 2003

А.Чупикин

В общем, не получилось на этот День Независимости ничего глобального. Осталось выкручиваться самому. Посему решил я проехаться по дальней Мещере. Посмотреть проходы и дороги. Чтобы не спешить и спокойно тыкаться в разные своротки, взял с собой тент, спальник и минимальный набор ночевочного снаряжения, ухитрившись упихать все это в "однодневный" рюкзачок. Брать велоштаны было бессмысленно, т.к. планировалось много песка, а по нему велосипед со штанами таскает немилосердно.

Около 9 утра я выехал из Черустей в сторону Пустоши. Погода хмурилась. Даже понемногу моросило, но зато было не жарко. Хотелось пробиться через урочище Ягненок на с-в от Пустоши. Вначале я выскочил на мощную бетонку в нужном направлении, лихо по ней раскатился и уже раскатал губищу. Но не тут то было. За канавой дорога кончилась. Колеи шли только вправо и влево, ну а прямо простирались только горелые торфяники, лезть в которые не было ни малейшего желания, да и смысла, т.к. меня интересовало продолжение дороги в лесу. Попытка ехать вдоль канавы направо и что-то подсечь провалилась. Там не было и намека на поперечные дороги. В конце канавы колея тихо зачахла в глухом кустинге с канавами.Пришлось возвращаться, форсировать канаву по коровьему переходу и ломиться на юг по лугу (тоже малость подгоревшему) к известной дороге, по которой мы прошли зимой.

Однако и здесь меня ждал облом. Мне удалось пройти гари-вырубки, не потеряв дорогу, но проходима она видимо только зимой. Некоторое время я упорно перелезал завалы и продирался по кустам в обход гигантских луж. Однако когда впереди открылся длиннющий (метров 300) прямой участок воды с совершенно убойным кустингом по берегам, я понял, что местные духи меня, с велосипедом явно не ждут. Пришлось возвращаться, утешая себя тем, что до меня здесь примерно так же обломился Батый со всем своим войском.

Своротка к основной дороге на Тасинский там оказалась только одна, у самого въезда в лес. По ней я доехал до выступа Пустошинского поля, а дальше, в лабиринте мелких полянок, нашел и основную дорогу на Тасинский. Она оказалась несколько севернее, чем это показано на карте, но других, более крупных дорог на нее не выходило. Дорога была просто песчаная и основательно разбитая. Меня спасали два фактора. Во-первых, из-за мороси песок был влажный и не очень живой. Во-вторых, местные мотоциклисты прокатали параллельно дороге мотоциклетные тропы, по которым можно ехать без особого колбашения. Дорога пересекла рельсы (разъезда поблизости я не заметил) и, через некоторое время, вышла на торфяники. Погорели они ужасно. До горизонта тянулись абсолютно непроходимые поля поваленных берез. Но насыпи дорог были песчаными и не особенно пострадали.Вскоре основная колея повернула на с-в на идеально прямую насыпь бывшей узкоколейки. Так же ушла колея прямо (в Тасинский Стеклотарный???) и совсем слабая колея на юг (???).

Конечно, не скажу, что езда по насыпи узкоколейки через гигантские горелые торфяники, доставляет особое удовольствие. Тем более, что местами ухитрилась погореть и насыпь (видимо при отсыпке туда попал торф), образовав глубокие колдобины. Но другого пути к Уршельскому не было. К тому же это было куда приятнее, чем ломиться через эти поля напрямик, да и ветер сдувал кровососов. Кстати, благодаря мороси, их было не так уж и много.

Узкоколейка, без особых проблем вывела на окраину Тасинского Бора. Справа приходила дорога (из Тасинского Стеклотарного???) и ЛЭП. Я проехал по улице поселка, оставляя справа заброшенные, но еще неплохо сохранившиеся узкоколейные депо с техникой, и выскочил на асфальтовое шоссе. Видимо этот вариант (конечно без блужданий у Пустоши) и надо рассматривать как быстрый и оптимальный способ переброски в Уршельский из Черустей.

После зыбучих песков на дорогах, асфальтовая дорожка показалась отдыхом. Я быстро домчался до развилки, где потащился от щита, с уникальным бюрократическим перлом: "Выезд транспорта в лес с дорог общего пользования, без разрешения, запрещен." По дороге было заметно, что она идет по национальному парку. На всех съездах стояли аккуратные шлагбаумы (впрочем почти все с объездами), а на многочисленных местах отдыха красовались ярко окрашенные грибочки, пенечки и столики - все для культурного отдыха. Вместе со мной ехал местный мужик на байке (в резиновых сапогах). Скорость у нас была примерно одинаковая. Обогнать он меня не мог, но и оторваться от него было проблематично. Так мы доехали почти до Уршельского, где я полез за картой, чтобы разобраться в поселке и пропустил мужика вперед.

Правильную (асфальтовую) своротку к вокзалу я проскочил и уперся в ворота огромного завода. Перед ним вдоль пруда налево шла дорога, по которой я и выехал к вокзалу. Там перешел рельсы и поехал искать выход на грейдер. Здесь я немного плутанул. Пришлось прочесать почти всю с-з оконечность поселка, пока нашел выезд на грейдер. Впрочем там была довольно грязная и разбитая (в смысле песка) дорога с мотоциклетной тропой. да еще по ней кто-то коров гонял... На месте местных мотоциклистов, я бы устроил этому горе-пастуху темную. На грейдер она вышла чуть дальше, как это и показано на карте.

Вот грейдер меня приятно удивил. В отличие, скажем, от Костеревского грейдера, где просто насыпали песчаную отсыпку и забыли, здесь грамотно положили камень и немного глины. В результате дорога не разбилась до сих пор. Хотя от интенсивной езды, на ней появились ямы (которые мотоциклистам и велосипедистам по барабану), но живого песка почти нигде не было. Ехалось по ней почти как по асфальту. На повороте, ушел мощный грейдер на север в сторону Кордона N3 (надо будет туда съездить). Однако, такая добротная отсыпка шла только до того места, где грейдер кончается на карте. Дальше пошла более поздняя халтурная отсыпка с жутким живым песком и мотоциклетной тропой (местами тоже живой). Там пришлось туговато. Местами пришлось идти пешком (у меня же силы не лошадиные). За узкоколейкой стало еще хуже. Я давно заметил, что на открытых местах, где дорога быстрее высыхает, зыбучие пески особенно глубоки и вязки. Почти весь путь от переезда до моста через канаву за болотом, я шел пешком.

Мостик через канаву, оказался далеко не таким безупречным, как это казалось зимой. Железнодорожный мост на узкоколейке там давно сгорел и обвалился, Труба, проложенная под дорогой оказалась в стороне от канавы. Такое впечатление, что канаву прорыли позднее, то ли желая спустить воду из верхнего болота. то ли желая блокировать дорогу. Последнее им несомненно удалось. Правда через канаву был накидан мостик из березовых стволов (после пожара их там пруд пруди), по которому я и перебрался. Однако я бы еще десять раз подумал, если бы пришлось там тащить не велосипед а мотоцикл. Дальше ехал по известной с зимы дороге на Шувалиху, на сей раз не попавшись на своротке в ур. Яковец. По пути неплохо устроился пообедать у ямы с водой, а заодно и переждал заходивший дождик под тентом. Кстати вода в ямах, в отличие от канав и ручьев, не торфяная, а практически чистая. То ли она фильтруется через песок, то ли это собирается дождевая вода.

В общем-то задачу дня я выполнил и можно было сваливать через Березняки на Собинку. Времени хватало, чтобы успеть на последнюю Владимирскую электричку, но в обрез. Я решил не суетиться (зря что-ли ночевочное снаряжение тащил) и попытаться за остаток дня и завтра посмотреть дорогу от Пушнино на Бакшеево. Так я и сделал. За Шувалихой, без особого труда нашел дорогу на Пушнино (видимо их несколько) и скоро туда добрался. На западной окраине деревни, откуда на карте расходится целый веер дорог, я нашел только одну дорогу - именно ту, что надо. Остальные дороги то ли терялись на луговине, то ли давно уже заросли.

С самого начала это была именно дорога, а не грейдер с кюветами и насыпью. Периодически попадались глубокие лужи и зыбучий песок, но ехать, по большей части, удавалось. К тому же здорово помогала мотоциклетная колея. Так я и добрался до Красной Гривы. Лес там хороший, сосновый, правда изрядно порубленный. Но я боялся, что скоро начнутся болота, где и не встанешь, а точную границу начала гнилого леса я не знал. Посему там я и заночевал на краю старой лесосеки в лесу с выборочной рубкой. Воду нашел в яме, ну а дров (вплоть до напиленных бензопилой чурбаков по 30-40 см в диаметре) вокруг валялось в изобилии. Чтобы не возиться с рогульками или подвеской, я поставил у костра два здоровенных чурбака, на которые и клал перекладину. К тому же их было удобно использовать в качестве столиков. Неподалеку набрел на целый выводок подосиновиков, на удивление чистых для своих размеров. Так что на ужин сварил себе гречку с грибами. Правда погорячился с количеством грибов. Никак не ожидал, что всего-то два гриба (остальные и не трогал) займут практически весь котелок и даже после уваривания их будет слишком много.

Вечер прошел за приготовлением ужина и последующим обжорством. К ночи встал вопрос как устроиться. Дело в том, что палатка в мой рюкзачок уж никак не влезала и я поехал одним тентом. Но комарье, хоть и потрепанное дождем, все таки было слишком многочисленным, чтобы им можно было пренебречь. Спальник им, к счастью, был не по зубам, но надо было как-то закрыть дыхательное отверстие, чтобы можно было дышать и при этом не проникали комары. Сначала я просто положил сверху ветровку из парашютки. Однако так она оказалась слишком толстой и теплой. В спальнике было как в парилке и спать было просто невозможно. К тому же при любом движении ветровка сползала, открывая путь комарам. Надо было срочно придумывать что-то пооригинальнее. После нескольких неудачных попыток, я догадался попросту натянуть ветровку на верх сальника задом наперед. При этом она надежно фиксировалась на нем резинкой, а дыхательное отверстие закрывалось только одним слоем парашютки на спине. К тому же, при таком раскладе, можно было распустить дыхательное отверстие пошире. Так удалось нормализовать температуру в спальнике. Хотя наверное жутковатое это было зрелище со стороны - шевелящийся зеленый кокон с развевающимися по бокам (если сесть) пустыми рукавами ветровки. Но комаров оно увы, не испугало. Пришлось привыкать спать в улье. Как ни странно, но это мне удалось довольно быстро.

Утром я попилил дальше. В принципе, можно было встать еще километра на 3 позже. Правда там молодой сосновый лес, где туго с дровами. На развилке перед самым болотом, я спугнул лису. Потом дорога пошла вдоль канавы. Смущало то, что она шла по обоим сторонам. Однако вскоре они объединились и сомнения исчезли. Вот куда свернула тракторная колея я так и не заметил. Остались только мотоциклетные следы по старой колее. Она шла по насыпи узкоколейки между торфяных озер. Местами там здорово погорело и проезд трактора был бы проблематичен. Но мотоциклисты там бывают часто. Видел рыбаков на одном из озер. В остальном, дорога довольно унылая и прямая. Уже в Московской области справа пришли две мощных колеи с тракторными следами. После поворота на юг, не осталось никаких сомнений в том, что это бывшая узкоколейка. Она прямым ходом шла в Бакшеево. Было восемь с чем-то утра, иногда моросило, но была надежда, что это из тумана. В общем погода была приличная и сбрасываться из Бакшеево не хотелось.

Я решил разведать дорогу вдоль Поли. Для этого свернул на запад по одному из ответвлений и через ур. Рабочий Поселок (живописные поляны с остатками кирпичных зданий и цветущим шиповником) поехал к Поле. Основная колея подошла слева. В это время у меня в рюкзаке зазвонил мобильник (вот они чудеса цивилизации). Выкопав его из гермы, я узнал от мамы, что в районе Яхромы идет проливной дождь. А значит, по логике, через некоторое время он должен быть у меня в Мещере. Но я не внял этому предостережению. Пока что тут была только морось, которую неплохо держала и ветровка из парашютки.

Дорога там весьма набитая и разбитая, но везде есть мотоциклетная колея, так что ехать на велосипеде можно. Я не сразу заметил, когда ложбина слева (от ручейка) стала долиной Воймеги, а затем и Поли. Об этом можно было только догадываться, т.к. приличных подходов к воде там нет в принципе. Пилить по этой дороге на Березняки что-то не хотелось (надо оставить интригу на будущее), но было желание посмотреть брод у Селищ. Я точно знал, что с Селищ вдоль Ивановки уходит приличная колея к Поле. На карте там был обозначен брод и я решил его посмотреть. Свороток там не так уж и много, а посему нужную я нашел без особого труда. Не шибко набитая дорога уходила под острым углом назад через какой-то ручей. Потом она немного петляла по лесу и проваливалась в долину Поли - просто-таки крутой, для Мещеры рельеф. У места выхода к реке, бродом и не пахло, но дорога шла по берегу. Тут меня ждал сюрприз. Она вывела на нехилый мост с железным основанием. Хотя у него были основательно разбиты заходы, а какой-то м:(*?::к даже пытался его поджечь (к счастью, безуспешно), перейти с велосипедом (и даже с мотоциклом) там труда не представляло. Пока я возился с вбиванием это ценнейшей точки, по Поле приплыла байдарка. Под мостом был основательный завал и им пришлось обноситься (интересно как там было весной???).

Дальше дорога шла левым берегом Ивановки по краю живописных пойменных лугов. Брод ждал меня в другом месте. Почти на краю поляны Селищ в Ивановку впадает приток. Вот там на дороге образовалась огромная лужа, причем ее нельзя было ни обойти, ни проехать прямо из-за накиданных поперек дороги труб и бревен. Пришлось переходить все это по бревнышку. Дна не было видно, но в одном месте переднее колесо велосипеда, погрузившись по ступицу, так и не достало до дна. На поляне слева были чьи-то огороды, а у основной дороги паслись коровы. Чувствуется, что эта поляна активно используется жителями Мишеронского.

Мой исследовательский дух еще не иссяк и я решил посмотреть дороги к северу от Селищ. Основная дорога пересекла приток по мостику и сразу за ним влево на с-з ушло мощное ответвление (как это и показано на карте). Правда в действительности это оказался добротный грейдер с кюветами и, главное, мощенный камнем. Благодаря этому, на нем почти не было живого песка (которым очень сильно грешит основная дорога). Это уже было интересно. Наконец то удалось найти велосипедный выход из Селищ на запад. Правда до конца я по нему не поехал. Увидев мощную своротку на юг, я повернул туда и не ошибся - это была та самая дорога север-юг, по которой я блуждал среди вырубок в мае. Была мысль проследить ее до Мишеронского (отличная альтернатива Костеревскому грейдеру), но после вырубок она как то сразу зачахла. Именно с этого перекрестка, я, в мае ломился на Селищи. Приехал я туда под проливным дождем. Хорошо, что в Мещере совсем нет глины и дорога не раскисает от дождя. Но промок я капитально.

В этот раз я повернул на запад и выехал к Костеревскому грейдеру как раз напротив своротки к церкви. Прейдя грейдер (его невозможно было проехать даже с разгону и поперек), я попилил к церкви по почти идеальной (накатанной, но не разбитой) лесной дорожке. Нашел там кострище, оставшееся от зимнего похода на оз.Смердячье. Однако и здесь исследовательский дух не иссяк (благо дождь кончился) - я свернул направо по дороге к ур. Спиридово (где колодец). Дорога там соответствует карте, но накатанная колея там уходит направо (обратно к Костеревскому грейдеру???) и приходится примерно километр идти по старой дороге, заросшей бурьяном по пояс. Дальше слева приходит другая накатанная дорога. Кстати! Колодец оказался заметно севернее, чем я думал. На километровке там и вовсе показан лес, а поляна заметно южнее, где капониры. Обратно ехал по набитой колее. Она вышла на дорожку к церкви южнее поляны. Этот путь лучше - не надо лезть через мокрый бурьян.

Долго хмурившееся перед этим небо, наконец опять пролилось. По знакомой дороге я переехал ручей, поднялся на горку и тут совершил ошибку. Было лень лезть за Ивашкой, да и дорога вроде бы знакомая... То что дорога идет на юг, куда мне явно не надо, я заметил только у развилки (справа пришла мощная колея), которой там явно не должно было быть. Так пропилил в сторону больше километра. Самое прикольное, что я уже попадался прошлым летом именно на этой петле. Дальше на юг идет хорошая колея (видимо в Максимовское???). Я же повернул направо по пришедшей колее, и пропилив еще побольше километра выехал к перекрестку у церкви. Не желая лезть через бурьян (хотя мне уже практически было все равно), я поехал через вырубку и свернул к церкви с юга. К этому времени дождь кончился. Кто-то проезжал там на машине. С одной стороны - немного разбил дорогу, с другой - попилил все завалы.

Ну а дальше ехать было особенно некуда. Исследовательский дух поостыл под дождиком (хоть он и кончился), и я тривиально попилил на Северную Гриву. Уже на шоссе к Долгуше навстречу попался несущийся на дикой скорости (как на ралли Париж-Дакар) МЧСовский КАМАЗ. Интересно, куда он так мчался? Ну а я неспеша катил к Шатуре. За Долгушей снова налетел капитальный ливень и провожал меня до самой станции. Зато пока ехал в электричке, больше не выпало ни капли. Знать бы (да еще про следующий день), что дождя не будет, можно было бы спокойно переждать все это безобразие у костра под тентом и заниматься исследованиями еще целый день...