на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Как Бородатый сотку бежал

О.Волков

Прочитав этот рассказ, Бородатый сначала назвал его "пасквилем". Через год упомянул, что про него "и рассказы пишут". А через два уже с гордостью заявлял, что о нём и "в интернетах понаписано", при этом кивая в мою сторону головой. На что я заметил, что пока не написано, а "пасквиль" лежит у меня, и я его никуда не выкладывал. "Ладно, выкладывай, пусть читают", -- изрёк Бородатый.

Ну, так, читайте.

Как Бородатый сотку бежал.

Из цикла "народные предания".

Пасквиль.

При приёме на работу. Собеседование.

Так что Вы умеете делать?

-- Могу копать.

А ещё что умеете делать?

-- Копать могу.

Это я уже понял, а какими ещё навыками Вы владеете.

-- Копать могу.

Ну, а ещё хоть что-нибудь умеете?

-- Могу не копать.

В 2002 году на Раковской просеке велась активная рубка леса. Лыжня проходила прямо по лесовозной дороге. Здесь были набросаны ветки, лежали небольшие деревья, и было много грязи с колёс лесовозов. Следы от лыж здесь были совсем слабые. Перед выходом "лыжни" с вырубки в лес, бульдозером была собрана куча мелкого древесного мусора. И в этом месте "лыжня" по боковой лесовозной дороге делала небольшую обходную петлю, чтобы миновать этот завал. Сворачивали на эту обходную лыжню все, а возвращалось обратно на основную лыжню лишь большинство. Кто-то проехал по этой боковой дороге больше, кто-то меньше. Но был среди этой компании и безоговорочный лидер. Вот о нём то и пойдёт речь.

Так вот. Во время сотенного пробега случилось так, что Александр Николаевич Чуркин, коего мы больше знаем как "Борода", на этой самой развилке след утерял и снова взять его уже не смог.

После выхода с костра на заключительную часть сотенной трассы Бородатый побежал на лыжах так быстро, как только мог. Он, как всегда, стремился занять как можно более высокое место в финишном протоколе. Поэтому, он бежал и тяжело дышал, тяжело дышал и дальше бежал. Борода находился в состоянии погони за "впередибегущими" лыжниками. Это такое состояние, когда по сторонам он уже не смотрел, а если и смотрел, то ничего не замечал. Ну, а уж если что то случайно и замечал, то не обращал никакого внимания, потому что впереди, как красная тряпка перед мордой быка, уже начинала маячить спина очередного "впередибегущего" лыжника. Бородатого так увлекло это занятие, что он перестал обращать внимания на то, куда бежит.

Он бежал, и на его пути попадались лыжники. Бородатый обгонял их и бежал дальше, а лыжники снова попадались и Бородатый снова их обгонял....

И всё было бы хорошо. Но тут пришла беда, откуда не ждали. Бородатый пропустил развилку на лесовозной дороге и, как закусившая удила лошадь, понёсся дальше. Лыжников, попадающихся на его пути, стало меньше. А потом, они почему-то совсем перестали попадаться. Может быть, кого-то это и насторожило бы. Но! Только не Бородатого!!! Борода уверенно катил по пустынной дороге, и никакие сомнения не тревожили его.

На костре он слышал, что на Раковской просеке ведутся лесозаготовки, и лыжня идёт немного по-другому. Поэтому, он уверенно продолжал следовать прежним курсом, считая, что именно "немного по-другому" он сейчас и бежит. Эта дорога была совсем ему не знакома. Но он всё бежал и бежал, бежал и бежал. И очень тяжело дышал. И в таком "тяжелодышащем"состоянии он вбежал прямо в ворота воинской части.

Вояки не растерялись, дружно выбежали ему навстречу и захотели его арестовать. Но Бородатый прокатил мимо них, как шило сквозь решето, и начал накручивать коньком круги вокруг ближайшей казармы.

Мы то знаем, что Борода хотел просто успокоить своё дыхание. Вояки же не поняли его манёвра, закричали и стали бегать за ним вокруг казармы в надежде догнать нарушителя, изловить и арестовать.

Но, не тут то было! Не на того напали!

Чувствуя близкое дыхание погони, Бородатый включил повышенную передачу и, забыв, что он успокаивает дыхание, попёр быстрее. Он пёр и пёр, пёр и пёр, пёр и пёр. Вояк тоже охватил азарт. Командный состав выкатил из гаража танкетку, загрузился в неё и сел ему на хвост.

Какое это было зрелище! Бородатый, нарезая лыжами свежий коньковый след и размахивая палками, как мельница в ветреную погоду, прёт не разбирая дороги, как матёрый кабан. За ним, ревя мотором и давя гусеницами попадающие на пути элементы полосы препятствий, носится комсостав на танкетке. А за танкеткой с гиканьем и криками "Ура" бегает целый взвод солдат с милицейскими дубинками наголо.

После десяти минут погони из соседней казармы на поимку нарушителя был выгнан второй взвод солдат. Он был поставлен живой изгородью на пути Бородатого. Закусивший удила Бородатый понёсся коньком навстречу стоявшим цепью солдатам. Сначала солдаты залегли. Но, увидев Бородатого вблизи, вояки вскочили, закричали от страха и в диком ужасе пустились наутёк, беспорядочно стреляя в воздух. Вот тут то Бородатый, наконец, остановился.

"Ну, хватит, побегали и будет", -- обратился он к народу.

Еле передвигая ноги, уставшие от беготни военные подошли к севшему передохнуть на пенёк Бороде.

"Я старый, голодный, я бежал сто километров и теперь я хочу есть",-гордо произнёс свою речь Борода.

Военные тоже люди. Поэтому, вылезший из танкетки командный состав, отдал гарнизону приказ:

"Старого и голодного, который бежал сто километров и теперь хочет есть, взять, отнести на кухню, и накормить!"

Прапорщик, взяв под козырёк, отправился в каптёрку, откуда достал две последние банки тушёнки и один батон колбасы. А солдаты подняли Бородатого и отнёсли его на кухню. Там Бородатого обогрели, усадили за стол и поднесли ему обе свежевскрытые банки тушёнки.....А потом.

Потом была немая сцена.

Ну а после....

А после я вынужден прекратить сиё повествование, ибо я не в силах описать словами то, что ответил им Бородатый. И не знаю, как перевести на общедоступный русский язык ту непереводимую игру слов, которая была произнесена вояками ему в ответ. Все, кто знает Бородатого, поймут и так.

Словом, Борода встал на лыжи и побежал дальше. Бежал он долго, и пришёл в себя только на станции Подсолнечная, случайно обнаружив у себя в рюкзаке наполовину съеденный батон колбасы.