на главную страницу на главную -- библиотека -- о сайте

Велопоход по Архангельской области

Денис Зуев

(отчёт с минимальным объёмом лирики).

Поход состоял из трёх фрагментов.

  1. Архангельск - (Соломбала) - Малые Корелы - Рембуево - Паленьга - Усть-Пинега - Горка - Холмогоры - Ломоносово - Развилка
  2. Няндома - Каргополь - Саунино - Лядины - Каргополь - Абакумово - Архангело - Озерки - Ошевенск - Каргополь - Няндома (Бережная, оз. Боровое)
  3. Вологда

Вологда изначально не входила в мои планы, но, видимо, дорогу на север действительно сторожит Вологда и без этих ворот Севера никак нельзя. Причём и туда и обратно я ехал с вынужденной остановкой в Вологде. Скажу лишь одно – катание на велике по Вологде меня не зацепило. Поэтому описания фрагмента три не будет.

Концепция путешествия была очень простой – не посмотреть достопримечательности, а измерить избранные фрагменты пространства доступными инструментами. В плане деятельности мне было важно не посмотреть, а погулять и побывать.

С вокзала в Архангельске я сразу поехал к МРВ (морской речной вокзал) узнать о возможной заброске на Соловки. Но транспорта не было. Зато я выяснил, что попал в период навигации по р. Пинега. Если бы не дела, я бы с удовольствием проехался на теплоходе Москва до Пинеги. Теплоход ходит через день. Период навигации – 20 дней высокой воды (конец мая - начало июня). Водный путь для кого-то ещё и единственный путь доступа к Пинеге, поскольку автодороги размыты и непроходимы (но проплываемы на лодке).

В детстве я читал книжку «Детство в Соломбале» и хотелось побывать в этом месте. Оказалось, что эта книжка входит в школьную программу архангелогородцев! Жители Соломбалы обижаются, если приезжие говорят Соломбала с ударением на третий слог. Хотя речка – СоломбАлка и жители – соломбАльцы.

Кроме того, один из моих дедов ходил на транспорте «Архангельск» в конвоях во время войны. И вообще север это как отец, суровый и жёсткий, но его чтишь.

Фрагмент первый

В Архангельске я не чувствовал себя инородным телом в велоштанах. По набережной Сев.Двины ездили стаи велосипедистов. Хотя в самом городе их было меньше. Более того, проходило аж два велопробега diletantov.net, во время которого я познакомился с местными ребятами и меня даже пригласили в поход до Пинеги. Окончилось всё совместной поездкой до Малых Корел.

Я проехал всю набережную и через Оранжевый мост в Соломбалу. Из «другого» здесь было много чего: припаркованные во дворах лодки, деревянные мостовые (мостки), канал, симпатичные, хоть и обветшалые деревянные дома.

На пляже я услышал далёкий звон колоколов. Это был настоящий концерт. Собралось немало народу, много мам с колясками. Рекордное количество, которое я наблюдал – это пять мам с колясками.

Закупив продуктов мы с Максимом отправились в Мал. Корелы. От Корел далее вдоль Сев. Двины я ехал один. До Боброво это был асфальт. Дорога стала более приятной после того как из поля зрения исчез Новодвинский ЦБК. В одном из мест мелькнула вывеска типа «Добро пожаловать», внизу более мелким шрифтом было написано Москва-Воркута. Видимо, это был более ранний слой. Под словами Добро пожаловать я разглядел Заполярье.

Неожиданно где-то после Боброво началась грунтовка. Но гораздо более неожиданно появился крутой спуск к мосту через р. Вождорожку. И уж совсем неожиданным оказался неимоверных размеров пёс, который преградил мне дорогу и бесцеремонно облаял.

За мостом грунтовка продолжилась. Вдоль обочины лежали сугробы снега. У Ситегорских озёр меня окрикнули три мужика у костра: «Э, велосипедист, иди чаю попей.»

Даже не задумываясь, я попил чаю, съел целую банку гречневой каши и выпил полбанки берёзового сока. Луковецкие мужики сказали, что подбросят меня до развилки на Усть-Пинегу. «Вот только выпьем и покурим.» Выпили хорошо. Андрея загрузили в девятку на заднее сиденье, на него же пришёлся весь груз. Велосипед, просунутый в багажник, приземлился частично на него и прижал его к сиденью. Когда ему захотелось поссать, он никак не мог понять, что ему мешает. Ему оставалось только громко самовыражаться.

Выбросив меня у развилки на Усть-Пинегу, я обратил внимание, что дорогу уже не видно. Но поток был настолько ничтожен, что я решил проехать ещё. Можно сказать, что машин вообще не было. Доехав до ст.Паленьга, я вспомнил, что сначала хотел доехать до этого места на Карпогорском поезде (в 15.20). За Паленьгой дорога стала гораздо хуже. Я это не видел, но чувствовал. Увидев большой сугроб снега, углубился в лес для ночёвки. На следующий день была настоящая лесовозная дорога. Местами велосипед пришлось проталкивать сквозь песочную грязь, утопая по щиколотку. Проехал мимо утонувшего в грязи МАЗа. Дорога стала посуше. От яркого солнца песчаная дорога казалась ослепительно белой. Перед деревней Печки слева вынырнула река Пинега. Высокий берег изрыт маленькими скрадами-окопами для охоты на уток. Спустился к речке и до деревни Печки ехал по тропке. Деревня была столь же симпатичной, как и её название.

На карте не было обозначено никакой переправы через Двину, просто сплошная жёлтая линия. Оказалось, что всё же переправа нужна. Паром до Холмогор ходит рано утром в воскресенье из Усть-Пинеги. Можно попытаться переправиться на моторке. На барже мне сказали, что и это мне не поможет, потому что дорогу до Холмогор размыло в нескольких местах. И там непроход. Всё же порекомендовали найти Володю Попова, который работает на водомёте. Он ходит до Холмогор и, может, подбросит. Только надо торопиться, а то он может уйти.

переправа в Усть-Пинеге
переправа в Усть-Пинеге

Я ринулся искать Володю. Володя открыл дверь и на мой запрос ответил, что никуда он не собирается и ничем помочь не может. Возможно, я застал его в святое время обеда. На пристани меня обещали переправить на моторке только через пять часов. На барже предложили выпить чаю. Чаю я попить не успел, потому что, борясь с мощным течением, подошёл водомёт «Хариус». Это был Володя Попов, который подошёл специально, чтобы перебросить меня на другой берег. Путешествие я измеряю именно в таких моментах.

На другом берегу я чувствовал, что всё наладилось. Только было интересное ощущение, что назад действительно дороги нет, есть только вода. Когда я подъехал к безбрежному озеру, в которое уходила дорога я понял, что и вперёд дороги тоже нет, а есть только вода.

Взяв бревно, и, одев неопреновые носки, я бодро перешёл-перескочил через две глубоких канавы, а третью перешёл вброд. По крутому берегу, через колхозное поместье я выехал к деревне Горка. Где пообщался с местной учительницей. В школе учится всего 4 ученика.

На выходе из села побродил по развалинам кирпичной церкви. Вскоре дорога снова ушла куда-то вниз под воду. В этот раз обходить пришлось по настоящему снежнику. В одном месте я погрузился по колено. Машин, естественно, на этой дороге не было ни одной. Отсюда полный велосипедный кайф.

Место третьего разлива было совершенно непроходимо. С другого берега на вёсельной лодке за нами приплыл немой паромщик и переправил за десятку.

Дальше до Холмогор дорога была без водных препятствий. В Холмогорах есть очень своеобразный храм с колокольней. Ещё я совершенно случайно успел на паром до Ломоносово. Случайно, потому что паром опоздал на целых два часа. Это был последний паром, на котором можно было заброситься и потом выехать обратно.

размыв в деревне Горка
размыв в деревне Горка
немой паромщик
немой паромщик
собор в Холмогорах
собор в Холмогорах

Ломоносово спрятано за зарослями кустов, которые паром просто давил как танк. А они потом всё равно вставали. В Ломоносово, разумеется, есть дом–музей М.В.Ломоносова. Учёного, который всё в своей жизни сделал правильно. Получил образование за границей и вернулся обратно, чтобы не ему одному было хорошо. Паломничество в его дом я и хотел совершить, но ступить удалось только на берег и всего на пять минут. Помимо музея есть церковь и в самом музее выставка резьбы по кости.

Расписание паромов:
Из Ломоносово 7.00, 11.00, 14.00, 16.00.
Из Холмогор в 8.00, 12.00, 14.30, 17.00.

Из Холмогор я двинулся далее вдоль берега реки. На всякий случай спросил, не это ли дорога до Мироново. Дорога-то эта, только дальше – три разлива, через которые нет переправы. Поворачиваю обратно и еду до развилки. Остаётся или гнать по Архангельской трассе или сесть на автобус. Я делаю правильный выбор в пользу автобуса, потому что тогда я успеваю на вечерний поезд до Няндомы.

За два дня пройдено (в том числе переплыто) – 116 км. Из них на машине – 20км.

Фрагмент второй

Приезд в Няндому в 6.25 утра плавно перешёл в переезд до Каргополя. К 10.00 я был в Каргополе, а через 30 минут его уже измерил. Октябрьский проспект и всё, что вблизи него. Дальнейший план был очень простой – заброситься на автобусе до Кречетово, а далее добираться своим ходом через Липин Бор в Кириллов, а оттуда в Череп на автобусе. Но автобус до Кречетово был только в 15.00. Времени было сколько угодно.

Я доехал до противоположного от автостанции конца Октябрьского проспекта и поехал по грунтовке, которая ведёт к чудесному пляжу на озере Лача. Это чудо я не оценил, потому, что воды было слишком много и пляж был подводный.

Я остановился на полянке, сварил чаю, повалялся на солнышке. Приятная зелёная стоянка окончилась ловом вполне настоящих клещей в лесах паховой области.

Забравшись на колокольню вплоть до самого чердака я понял, что 10 рублей это мероприятие точно стоило. Более того, сотрудница музея удивившись моему невежеству настоятельно рекомендовала побывать в 7 км от Каргополя в деревне Кипрово(саунино). Там сохранилась деревянная церковь с колокольней. Я так и сделал и очень даже был рад этой маленькой поездке.

Прибыв на автостанцию я понял, что в «пазик» до Кречетово я если и влезу то без велосипеда и может быть даже без рюкзака. Я не сильно расстроился, потому что увидел карту Каргополь-тур, висевшую на стене автостанции. Там были указаны все деревянные церкви в окрестностях Каргополя.

Сверив названия на карте с названиями в моём атласе я пришёл к выводу, что либо эти места не указаны в моём атласе, либо что-то иное. Оказалось иное: « У нас свои названия, как мы привыкли». Так вот и мне пришлось привыкнуть, что Лядины это Гавриловская, Саунино это Кипрово, Архангело это Шелоховская, Погост это Ошевенск.

Сбросив рюкзак на станции за 5 рублей в день отправился в Лядины. Пудожский тракт. Всего 37 км. Начало просто замечательное, как обычно. Только начинаешь привыкать к мысли, что не всё так плохо в России, как вдруг начинается бетонка. Плиты со стыками и перепадами. Не пугайтесь, эти три километра бетонки закончатся и асфальт продолжится. Но потом ожидается грунтовка, очень разбитая и страшная. И опять не стоит пугаться – дальше будет асфальт. Пока снова не начнётся бетонка. Она благополучно умрёт у самого кладбища. Дальше до Лядин грунтовка. Поверьте это воистину дерьмовая дорога. Но тройной деревянный ансамбль в Лядинах заставляет трижды забыть о дороге, ямах и прочих прелестях.

в Лядинах
в Лядинах
тройной набор в Лядинах
тройной набор в Лядинах

Уже почти отправившись в обратный путь, замечаю пассажиров на остановке. Автобус из Лекшмозера должен вот-вот подойти. Может быть опоздает. Опаздывает на 20 минут и почти в полупустом автобусе, подпрыгивая до потолка, трясёмся обратно в Каргополь. Я уважаю свой велосипед. Там, где можно его сберечь я лучше проеду на автобусе, чтобы потом проехать там, где автобусов не бывает.

Взяв спальные принадлежности, наворачиваю почти 40 километров вдоль Онеги по Архангельскому тракту, чтобы завтра быть в Архангело и вернуться в Каргополь по Ошевенскому тракту. Я думаю, что вполне успею вернуться к 16.00 к автобусу до Няндомы и соответственно на поезд в 18.50 до Вологды. Ночёвка в одном из многочисленных заброшенных домов меня вполне устраивает.

В 10 часов я в Архангело. Да, если Лядины это пятёрка, Саунино – твёрдая четвёрка, то Архангело это тройка с минусом, да и то с натягом. А вот дорога через Озерки на Ошевенск мне нравится. Ощущение, что ты в море. Вокруг зелёные волны, над головой чайки и ветер колбасит, что голову сдувает, а велосипед парусит.

Ошевенская церковь тоже ничего. Хоть это и не тур по церквям, но если есть, что посмотреть и это видно, то это надо посмотреть поближе. На выезде из Ошевенска развалины монастыря.

До автобуса целых три часа, шоколадка, кусок колбасы, 100 грамм масла, пол-батона и 44 километра.

Если вы можете представить, что по ровной, хоть и грунтовой, разбитой дороге можно передвигаться со скоростью 5 км/час, то это интересно. В действительности, это возможно. Для этого надо было оказаться радом со мной в тот день. Я продвигался со скоростью 9 км в час. Очень сильно напрягаясь делал 12. Я был слабее ветра и дороги почти в два раза. Местами мне казалось, что гипотетически я разгоняюсь до 25 км/ч и должен лететь. Но я не летел , а стоял на месте. А ветер просто шалил. Одним пальцем клал меня набок. Когда я приехал в Каргополь было ясно, что я спокойно могу помножить пройденное расстояние на два. Но это не поможет. Автобус ушёл и уйдёт соответствующий поезд. А с ними надежда вернуться в Питер на день раньше.

Но время-то у меня было. Во-первых, я накупил гору каргопольской игрушки –свистулек, лошадей, котов и проч. в магазине «Берегиня» на ул. Архангельская. От автовокзала по Октябрьскому проспекту первый поворот налево.

Во-вторых, выехав за мост через Онегу, я завелостопил Камаз, пообщался с шофёром из Волгограда, который только что побывал на космодроме в Мирном и видел Тополь-М собственной персоной (Почти как: Пожмите эту руку, её только что жал председатель Мао). Главное, что я сделал -- это забросился до Няндомы.

Там я перекусил в деповской столовой. Ориентиром служит пешеходный переход. У одного конца перехода – столовая, у другого возле места под названием «Северный пункт обогрева» бесплатный деревянный туалет.

Можно было сказать, что в моей лихой заброске было мало смысла, поскольку следующий поезд был только через пять часов - то есть в 4.04 ночи. Я тоже так думал. Однако, водитель такси у входа на вокзал, поинтересовавшись откуда я буду, спросил а не был ли я на горе Яковлехе. Что это такое?

дорога на Яковлеху
дорога на Яковлеху

Это очень интересное место. Дорога на Каргополь вообще-то очень недурна, в особенности до Бережной. Выехав из Няндомы я увидел двойную радугу. Где-то справа за изумрудно-зелёные холмы пряталось солнце, а за заброшенным постом ГАИ вправо начиналась мощёная булыжником дорога. Она-то и вела к горе Яковлехе. Откуда открывался удивительный вид на прилежащие окрестности. Сбросив рюкзак в шалаше на картофельном поле, на самой малой скорости поехал обратно в сторону Каргополя! И, конечно, это была уже другая дорога. У пос. Бережная свернул налево и поднялся вверх по холму к дачам. Ну, не зря я пропустил автобус и поезд. Наверно, это было именно то, что называют стрессовым переходом. В целом тяжёло доставшаяся мне дорога от Ошевенска до Каргополя, опоздание и вот такая компенсация. Озеро Боровое и закат. Возможно, это клише. Сколько таких озёр было и будет, сколько закатов, но это были другие места, это были другие ответы на вопрос где? Важен не закат и озеро, а ощущение того пространства, где они есть. Каждый день сам по себе тоже обычный промежуток, клише. Встал, лёг. Начало, конец. Но где ты встал и где (куда, во что) ты лёг это совсем другой вопрос. Вот этот вопрос ГДЕ? он и есть для меня самый важный. Мне важно не то, что я вижу, а где я есть. И думаю я прежде всего о том, где я сейчас, а не то, что я вижу сейчас.

Озеро Боровое я обошёл почти по периметру и подобрал ещё одного клеща. Видимо, красноярских клещей мне было мало. Костёр догорел, было уже за полночь. Я вернулся к шалашу, расстелил коврик на булыжниках, завернулся в бивачный мешок и 40 минут натуральным образом спал.

На этот поезд я сел, но пока разбирал велосипед и затаскивал его в тамбур, какой-то бомж чуть не утащил заднее колесо. Почти на моих глазах, сходу он его прихватил и как ни в чём не бывало пошёл своей дорогой. Видимо, проводнице было всё равно, сколько частей от велосипеда поедет в вагоне. Она проигнорировала этот факт. Мне было не всё равно, я подивился расторопности бомжа и понял, что велосипед на платформе нельзя оставлять вне поля зрения ни на минуту. Прошу прощения – ни на секунду. Удивительно, чуть колесо не спёрли. Вот это был бы номер.

Таковы были 4 велосипедных дня на весенних дорогах Архангельской области.